Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Транквилиум
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Транквилиум. Страница 10
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

- Осмотрите все, - велел Дабби. Голоса у него уже не было, и команды он отдавал шепотом. - Стреляные гильзы, следы... Волонтеры, семь человек, отпущенные полковником на поиски пропавших, разбрелись устало по сторонам, вглядываясь в траву под ногами и вряд ли различая там что-нибудь. Глеб уже давил пальцами на глаза - до синих пятен, до чужого света - почти без пользы. Помогало на несколько минут. И вновь начинались рябь и обманы. Вот спина Элмера. Вот ее нету...
- Ох, черт! - глухо, как из-под земли.
- Ты где? Элмер, ты куда?..
- Тут яма, я ногу... Эй, помогите кто-нибудь!
- Ты где? Я тебя не вижу!
- Идите на голос, на голос! Эге-гей!
- Тише, что вы...
- Элмер провалился.
- Эл-ме-ер!
- Э-ге-гей! Я здесь, здесь, здесь!.. - это уже не Элмер, но кто?
Олив!
- Оооолииив!!!
- Мы здесь, мы здесь!
И над зарослями шиповника, подпрыгивая, возникает по плечи фигурка Олив, взмахивает руками - и исчезает, взмахивает - и исчезает... Через минуту в сборе все. Сыпятся насмешки над Элмером и над тем волонтером с библейским именем Джошуа, который был послан на поиски - оба упали в одну яму. Элмер отделался легче, у Джошуа явно перелом в голени, ему больно и дурно, но он тоже смеется вместе со всеми. Почему-то это очень смешно: оба упали в одну яму. Смеется даже женщина, укутанная в пальто Олив. Ее имя Мередит Маршаль, она владелица знаменитого салона мод "Маршаль". На лице ее еще слишком видны следы непереносимого ужаса этой ночи... но все равно она смеется. Ну и яма, надо же: оба упали именно в нее! Потом смех понемногу стихает.
- Олив?..
- Да?
- Здесь было очень страшно?
- Здесь не было страшно. И потом - с нами же был Роберт!
Роберт, ему лет шестнадцать, краснеет и только крепче обнимает свою двустволку. Может быть, теперь ему не будет так досадно, что весь бой он просидел здесь, охраняя двух женщин.
- Так что страшно здесь не было. Я боялась за вас.
- Извини, что я не остался, ты ведь понимаешь...
- Я все понимаю. Давай отойдем в сторону?.. - Она берет его под локоть и ведет куда-то, и вдруг оказывается, что вокруг никого нет. - Я очень хочу быть честной с тобой, я не хочу быть дрянью. Не влюбляйся в меня, пожалуйста. Будет только плохо нам обоим. Потому что я могу быть другом, подругой, любовницей, блядью - но я не могу быть возлюбленной. Это невозможно объяснить, поэтому просто поверь. Помнишь, что я говорила вечером? Я ведь все понимаю, ну почти все, только сделать ничего не могу... Поцелуй меня еще раз, пожалуйста.


Сон Светлане снился долгий и сумрачный. Она опять была в женской школе Уошбрук: безобразно узкие коридоры с полами, крытыми пыльным войлоком, безликие классы с рядами темно-коричневых столов и скамеек, холодные дортуары, столовая с неистребимым запахом кухонных тряпок и плесени... и при этом невозможно выйти из здания, дверей просто-напросто нет и не было никогда, и лишь раз в год из гимнастического зала можно попасть неизвестно куда, в какие-то джунгли, и там надо будет жить своим трудом, охотой, как-то еще, это называется "выпускной бал", его ждут и боятся, боятся страшно, панически, и кто-то всеми силами стремится остаться в школе, даже совершая немыслимые подлости ради этого, а другие, наоборот, стремятся вырваться и уйти, но все ушедшие так или иначе возвращаются хоть раз, чтобы родить ребенка - всегда девочку, только девочку... говорят, мужчины живут там, в джунглях, они дики и ненасытны, и матери, оставив дочерей расти и учиться, исчезают, уходят в тот мир, он притягивает их, всасывает в себя, и они все реже и реже появляются в школе, эти взрослые женщины, и перестают, наконец, появляться совсем; и вот приходит время Светланиного выпуска, они сбиваются кучкой, перепуганные девочки, а младшие классы окружают их, и рукоплещут, и смотрят с завистью, и что-то говорит мадам попечительница, герцогиня Гил, и пол вдруг исчезает из-под ног, все кричат, кричат - и оказываются на пустынном берегу, Светлана озирается: взрытая ядрами и бомбами земля, осыпающиеся ложементы, расщепленные бревна - как пальцы мертвеца... и хлопанье парусов позади... она оглядывается: три шхуны, три шхуны уходят, уходят... и нет сил кричать и взмахивать руками, свинцовая тяжесть на всем, во всем: свинцовое тело, свинцовая душа, свинцовые веки, свинцовая гиря на шее гнет и пригибает к земле, и остается лишь смотреть на землю и видеть ее: мелкие камушки, гладкие и в крапинку, темные и белые щепки, травинки, чешуйки, крошечные, будто муравьиные, скелетики и черепа... а ветер нагоняет мрак и смрад, и низко летят, кружась, жуткие лиловые тучи, и с горами на горизонте начинает твориться странное: они превращаются в шкуру чудовища, черную, бородавчатую, сально блестящую, голую, под ней перекатываются мускулы, и волна превращения набегает с чавкающим завыванием...
- Мэм! Проснитесь, мэм! - голос Люси. - Приехали.
- Что?
- Мы дома, мэм.
- Ах, да...
- Что с вами? Вы плачете?
- Разве? Нет, не плачу. Дурной сон, и все.
В доме стоял запах беды: запах чужих людей, которым плохо, запах проутюженных дожелта простыней, запах дегтя и карболки, мочи, пота, йода - и обнажившегося морского дна... Флигель и первый этаж дома заняты были под обожженных; лорда Сайруса уложили в его собственной спальне. Доктор Мак-Каран, хирург, осмотрел его, полупришедшего в себя, одобрил действия предшественника, проинструктировал сиделку и спустился вниз, распорядившись пока прокипятить инструменты для кровопускания. Появилась и захлопотала Мэй, в переднике и чепце сестры милосердия: доктор отпустил ее на час. Наперебой с Люси они рассказали, как было страшно этой ночью, когда заявилась толпа мятежников и потребовала от слуг вооружаться чем попало и идти с ними, но никто не пошел, только конюх Альберт, да и тот прибежал обратно почти сразу же и прятался до утра на чердаке, - и как хорошо, что в доме были раненые горожане, из-за этого почти никакого грабежа и не было, забрали бочонок виски и несколько окороков, а вот дом вдовы Бартлоу разграбили начисто и подожгли вдобавок, благо дождь хлестал как из ведра и слуги не сидели сложа руки... А правда, что лорд хозяин вручную от них отбивался? Правда. Если бы помощь опоздала на несколько минут... все. А тот молоденький джентльмен? Он ушел ночью в ополчение, и пока ничего не известно. А правда, что мистера Бернсайда?.. Правда. Ох, бедненький, его-то за что так вот, он всегда был такой тихий, вежливый... Мэм, миледи, да на вас лица нет, вы и на ногах-то не держитесь, сейчас постель, сейчас ванну, сейчас, сейчас...
Ванна добила ее. И, проваливаясь в белую бездну, Светлана успела подумать только: как он там? Жив ли?
Господи, только бы жив! Только бы - жив!
Горячим окатило сердце...

- Мистер Марин! Мистер Марин!
Глеб обернулся. Его нагнал Эразмус. Широко шагая, он размахивал зеленым мешком... да, тем самым мешком, трофеем, который так и провалялся полдня за баррикадой. Совсем забыл про него... Глеб повернулся и пошел Эразмусу навстречу.
- Меня Дабби послал. Это, говорит, ваш...
- Спасибо, Эразмус. Забыл я его.
- Тяжелый. Золото, что ли, там?
- Нет, бомбы. Не пригодились, слава Богу.
- И то правда. Я вам так скажу, мистер Марин: спасибо вам от нас ото всех. Ребята так и велели передать: спасибо, мол. Ни хрена бы без вас не получилось, так что вот. А так и сами почти все живые и незадетые, и бунтовщикам жопу надрали и перцем засыпали. Только непонятно все с этим бунтом, вот вы как хотите... А чего полковник вас затребовал, не знаете?
- Н-нет, пожалуй. Может, сказать что хочет.
- Да, начальство - оно такое... А может, лейтенантом вас назначат, за заслуги, вот.
- Это вряд ли. По возрасту не положено.
- То в армии, а в ополчении проще. Вот увидите, лейтенантом и будете и взвод получите. Эх, сам бы к вам пошел, честное слово! Да дело уже кончено, похоже... В общем, если вам надо будет чего: там, рыбы получше, или морду кому набить, или лодку - в Рыбной гавани меня всякая собака знает. И - вот вам моя рука, сэр!
- Вот вам моя, Эразмус. И спасибо, что догнали.
- О, пустяки...
Легкий ландольет ждал Глеба в сотне ярдов от въезда на мост: нервная лошадка не пошла туда, где все еще - пусть под парусиной, пусть чуть в сторонке, чтобы не мешать и не попадать под ноги, но - лежали убитые. Порученец, недовольный задержкой, прошипел что-то сквозь зубы. Глеб опустился на сиденье рядом с ним, бросил в ноги оба мешка: легкий - с остатками патронного запаса, тяжелый - неизвестно с чем. Вдруг и вправду золото?..
Солдат на козлах хлестнул лошадку, Глеб закрыл глаза - и тут же открыл. Ландольет останавливался у высокого парадного крыльца комендатуры порта, и порученец бесцеремонно толкал Глеба в плечо:
- Эй, мистер, приехали...
- Вижу, мистер, вижу, - Глеб дернул плечом. - Куда именно велел мне прийти полковник?
- Вас проводят, - бросил порученец и толкнул в спину солдата-кучера.
Глеб еле успел выхватить свои мешки.
- Крыса, - сказал он в удаляющуюся темно-зеленую спину.
Да, здесь, похоже, повоевали всерьез... Окна были выбиты, стены стали рябыми. Над некоторыми окнами и над дверью уходили вверх языки копоти. Газоны вытоптаны, кусты смяты, огромное количество сучьев и веток, сбитых пулями, валяется повсюду...
И - тучи людей. Улей.
Гам и толчея.
Грубо проталкиваясь сквозь толпу сбившихся у подъезда обывателей, не успевших повоевать, а теперь яростно рвущихся добивать уже разгромленных, Глеб добрался наконец до дежурного офицера, пожилого флотского лейтенанта с изможденным и уже поэтому знакомым лицом.
- Никого не ведено пускать, - механически ответил дежурный. - Никого.
- Но полковник Вильямс специально посылал за мной, - сказал Глеб.
- О, да это же вы, - бессильно удивился тот. - Вчера вы были много моложе, - он попытался улыбнуться.
- Я вас тоже не узнал, - признался Глеб. - Мистер Пэтт, сэр?
- Второй этаж, направо и направо, - сказал мистер Пэтт. - Дверь, обитая красной кожей. Он там и ждет вас.
Полковник Вильямс был не один. По зеленому ковру, хрустя осколками стекол, грузно расхаживал седой длинноволосый и бородатый человек, комплекцией напоминавший ушедшего на покой борца-тяжеловеса. Он был в старомодном синем полуфраке с медными пуговицами и огромных бесформенных башмаках с кожаными ремешками вместо шнурков. В руке его была массивная трость, на которую он опирался.
- Вот и наш молодой герой, - сказал полковник и бросил быстрый взгляд на "тяжеловеса", и краем глаза Глеб уловил, что тот отрицательно качнул головой. - Я говорил вам про него, Ансон, вы помните, конечно... Глеб, познакомься: это Ансон Бэдфорд, рыцарь, мой предшественник и учитель.
- Очень приятно, - поклонился Глеб.
- Мы только что говорили о тебе. Поверь: только хорошее. Если хочешь, могу вкратце повторить тебе то, что рассказал дорогому учителю...
- Ки-ит... - с непонятной интонацией и непонятным выражением лица протянул мистер Бэдфорд.
(Вообще весь этот разговор надолго остался непонятным для Глеба. Сначала ему казалось, что эти двое старательно сбивали его с толку, чтобы он о чем-то не догадался; потом понял, что это была проверка, и он ее прошел, - но вот на что именно проверка? В конце концов, он узнал и это, но к тому времени его интересовали уже совсем другие проблемы...)
- Я быстро, - сказал полковник. - Итак, чуть более суток назад из поезда выходит молодой человек, который практически никого не знает в нашем городе, идет себе по набережной - и вдруг спасает утопающего. Утопающий, капитан-инспектор Кэмпбелл, лорд Стэблфорд, посылает его сюда, в этот самый кабинет, с вестью о мятеже на крейсере. Здесь мы беседуем, юноша после этого едет навестить своего спасенного, потом перевозит его в дом его сестры, где вскоре происходит загадочное убийство хозяина дома и пожар, вызванный поджогом. Наш герой вновь спасает капитана, вынеся его из огня. Перебравшись под крышу одной нашей общей знакомой, герой проводит там несколько часов в обществе капитана, его прелестной супруги и убитой горем сестры, а затем исчезает - для новых подвигов. Как мне сказал лейтенант Дабби, именно нашему герою всецело принадлежит идея захвата верхнего моста - а также воплощение этой идеи. Теперь мы знаем, что именно эта операция и оказалась решающей в деле подавления мятежа. Походя наш герой совершает еще несколько подвигов калибром помельче...
- Господин полковник! - Глеб вскочил. Голос его был сдавлен, хотелось разорвать воротник. - Ваш тон оскорбителен, и я... я...
- Минутку, друг мой, - сказал мистер Бэдфорд. - Полковник злится на меня, поэтому у него так получается. Не обращайте внимания на тон. По существу все верно?
- Ну... да. Только... Дабби преувеличивает. Один я там ничего сделать не смог бы. Как я мог - один?..
- "Один в поле не воин", - довольно чисто сказал мистер Бэдфорд по-русски. - Я не переврал?
- Нет, сэр.
- Замечательно. Дослушаем нашего полковника.
- Собственно, это все. Восемнадцатилетний юноша совершает ряд действий, каждое из которых так или иначе препятствует успешному развитию мятежа. Не знаю, Ансон, как вы, а я не верю в такие махровые случайности. Учитывая, что наш постоянный противник мятеж раздувал и всячески ему способствовал, я делаю вывод, что стоящий перед нами Глеб Марин является действующим агентом врагов наших врагов, следовательно - нашим другом. Глеб, позвольте через вас обратиться к вашим начальникам с предложением перестать играть в конспирашки и перейти к скоординированному сотрудничеству.
Наверное, у Глеба был достаточно глупый вид, когда он смотрел то на полковника, то на мистера Бэдфорда, потому что в какой-то момент Бэдфорд не выдержал и захохотал, пристукивая своей тростью.
- Ну, Кит! - выговорил он наконец. - Ну, бестия Кит! Мальчик, это он мне вот на столько не верит! Мне, своему учителю! Впрочем, - давя смех, сказал он уже другим голосом, - история ваших похождений, Глеб, дает пищу для подобных высказываний, что, впрочем, я склонен отнести скорее на счет переутомления полковника, чем на счет его прозрения... Как вы сами-то могли бы все это объяснить? Что - судьба, везение, слепой случай? Или что-то другое?
- Не знаю... Что, это так важно?
- Это важно, Глеб, - тихо сказал полковник. - Ты даже не представляешь, насколько это важно...


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий