Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Космополиты 1
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Космополиты 1. Страница 33
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

Как ни странно, сейчас был самый безопасный отрезок пути — космические торпеды, может быть, и пущенные сверху вдогон, в атмосфере ослепли бы, сгорели, взорвались. Лазер тоже был малоэффективен: из-за чудовищной тряски мишени луч размазывался по слишком большой площади, терял силу. Лазер будет хорош потом, в ближнем бою, на малых скоростях. Так что самое большее, что грозило сейчас, — это развалиться на куски от чудовищных механических и тепловых нагрузок, или «не вписаться в поворот», или, наоборот, — закончить торможение на слишком большой высоте и стать легкой добычей…
Собственно, шансов избежать всего этого было ноль. Геловани вел корабль почти вслепую: от вспышки того взрыва все ещё плавали пятна в глазах, а триполяр фонаря был черен, как щиток сварщика: плазма, бушующая вокруг корабля, имела звездную температуру и светилась соответственно.
Исса, кажется, ожил: сделал попытку перебраться сзади в кресло пилота, его скинуло, он полез снова… Это чем-то напоминало ковбойские скачки на быке.
Если успеет подумал Геловани, будет хорошо. Если не успеет… придется выкручиваться самому.
Были или нет облака внизу? Самого главного не запомнил…
В горизонтальный полет он вышел, все ещё ничего не видя под собой и, судя по свечению плазмы, имея скорость значительно выше той, на которой можно долго продержаться в атмосфере. Геловани немедленно заложил крутой вираж — выжав все, на что способны рули, — потом, продолжая торможение двигателем, перевел корабль в пологое пикирование. И только увидев сквозь нижний блистер впереди и внизу приближающуюся яркую звезду — собственное отражение в темной воде, — вновь перешел в горизонтальный полет — но не по прямой, а рваным зигзагом…
Сначала пропала тряска — сменилась дрожью, вибрацией, полной неподвижностью, вмороженностью в воздух. Потом — почти погасло свечение, и триполяр вернул себе прозрачность. Геловани прекратил торможение и перевел двигатель на атмосферный режим полета.
Скорость была девятьсот метров в секунду, а высота — около километра. Внизу расстилался океан, справа садилось солнце, впереди стояла стена мрака.
Чудо произошло. Геловани знал, что потом начнется реакция и он будет, не в силах остановиться, считать шансы и прокручивать варианты, твердо зная, что выполнить этого полета не мог. Однако же выполнил… Но реакция начнется на земле, а пока что он был спокоен как удав. Ну и где эти марцалы? Исса наконец сумел утвердиться в пилотском кресле.
— Готов, — сказал он. Зубы его лязгнули.
— Осмотрись, — приказал Геловани.
Мальчишка послушно опустил на голову шлем. Геловани ещё немного снизился. Белое на воде ему не померещилось — это был небольшой плоский айсберг.
— Очень далеко — две пары «Птиц», —сказал Исса невозможно спокойным, отсутствующим голосом. — Одна в окрестностях этой планетки, высота пять тысяч, другая — над Центральной Африкой, высота четыреста. Похоже, они нас потеряли.
— Будем надеяться… — пробормотал Геловани. — Перенимай управление, пилот. Высота — триста метров, скорость три Маха, курс — Антарктида, база Берд.
— Есть, — тем же голосом ответил Исса. Геловани отстегнулся, опустил спинку кресла и, подтянувшись за поручень, выбрался в кокпит. Если бы голой женщины там не оказалось, он и не удивился бы, и весьма бы обрадовался.
Но она была там. Сидела, обхватив руками голову и колени, и беззвучно сотрясалась…

Глава тринадцатая

ПО МОРДЕ
Все ещё 24 августа 2014-го

— Я не уполномочен принимать никаких решений, — повторил Полянский. — Я могу только доложить по команде.
— Докладывайте, — обронил мальчишка, небрежно повернулся и скользнул обратно в дверь. Движения его были плавны и быстры — он словно перелился с места на место.
Ржавые петли двери не скрипнули.
Все у них подготовлено… Полянский медленно осознавал услышанное. В течение часа…
— Где я вам возьму начальника школы? — он на орбите. Его зампоуч тоже. Комдива эти паршивцы, получается, не знают в лицо… Остается комендант базы, чудаковатый каперанг Молотило. Сейчас мы его найдем…
— Подождите, кап-три, — сказали сзади. — Василий Андреевич!
Полянский вздрогнул и обернулся. Голос был очень знакомый.
Дверь блиндажа снова была распахнута, в проеме стояли двое: один из мальчишек и девушка в грязном комбинезоне.
— Я Юля. Гнедых. Из команды «Букет».
— Господи, Юля. Что ты тут делаешь?
— Что и они. Только мы решили по-другому. Переговоры будут идти через вас. Только через вас. Вы сами найдете, кому передать наши требования.
— Хорошо, — сказал Полянский. — Мне так проще.
— И будете приходить, сообщать ответ. Пусть те, с кем мы будем разговаривать, сидят в Центре управления. Не ближе. Вы можете пользоваться глайдером или мотоциклом — чтобы мы видели, что вы один. Где-то на стоянке остался мотоцикл Смолянина… можете его взять.
— Хорошо, — медленно сказал Полянский. — Да, Юля… Ты знаешь, что он почти поправился?
— Не врите, — сказала она. — Так не бывает. Больше не врите, договорились?
— Дого… — Он сглотнул. — Договорились. Так в чем состоят ваши требования?
— Вот они. — Юля протянула исписанный листок, сложенный вчетверо. — Здесь не читайте. Чтобы не возникало вопросов. Попробуйте найти людей, которые… которые компетентны. И имеют силу. Нужно будет много всего сделать, чтобы сохранить город. Успехов, Василий Андреевич!
Они отступили в темноту, и дверь опять беззвучно закрылась.

С возвращеньицем вас, Марья свет Андревна, тягуче думала Маша, без приложения сил пересекая внутренний дворик вокзала и втягиваясь в метро, теперь нужно будет подольше бывать под землей, под землей нас труднее засекать… метро, переходы, подвалы, теплотрассы… она текла вперед и вниз, расслабленная, не замечая никого вокруг и сама почти незаметная людям.
Не фиксироваться ни на чем, не застревать, не останавливаться. Течь себе и течь. Вода в траве.
Вагон, свободные места, дверь, эскалатор, переулок, темно, светло, запах еды, смятую бумажку в карман, теплая тяжесть в животе. Проходной двор, парадная, консьержка поднимает голову, но даже не смотрит. Третий этаж, вот этот ключ, пахнет плесенью, ковер липнет, лишнее с дивана, снять джинсы, спать.
Спать — это тоже приказ.

База «Мтубатуба», самая маленькая из четырех антарктических баз КОФ, располагалась в совершенно жутком месте — в котловине Чаттерли у подножия плато Вегенерисен. Здесь был такой перекресток ветров… Устроителей базы, южноафриканцев, подкупило наличие подледного пресного озера на глубине чуть больше четырехсот метров — а главное, незначительная подвижность местных льдов, позволявшая расположить основные сооружения базы в глубоких туннелях и залах, оставив на поверхности самый необходимый минимум. Котловина была своеобразной заводью в исполинской ледяной реке, ниспадающей с высоких склонов Земли Королевы Мод в Атлантический и Индийский океаны…
Исса точно вывел кораблик в посадочный сектор космодрома, а вот сажать машину пришлось Геловани: мальчишка вдруг содрал с головы шлем и закричал. Он кричал не переставая,, хватаясь руками то за лицо, то за живот, потом его начало рвать… Геловани переключил управление на себя одного и, не обращая внимание ни на что внутри корабля, стал целиться на двойную цепочку огней. Он запросил аварийную посадку с ранеными на борту, ему подтвердили, потом не удержались и послали вопросительный и три восклицательных. Уже над самой полосой его чуть не опрокинуло порывом ветра, он удержался, подняв машину на хвост и наверняка пробурив двигателем глубокий ров наискось полосы. Ничего, зальют, подумал он, опуская «Портоса» на все четыре лапы и чувствуя, как посадочный пушер цепляет кораблик…
Теперь от него ничего не зависело. Что-то впереди раздвинулось и сдвинулось позади, изменился свет, Геловани хотел повернуть голову, но не смог. Сам собой откинулся фонарь, воздух был звонкий, холодный, чистый.

Само понятие имени привело котенка в безумный восторг. Он сделал стойку на спинке кровати и долго болтал ногами.
— Кешшша! — повторял он. — Кешшша! Хоррошшо-хоррошшо-хоррошшо! Хочу!
— Ну, ушастый, ты даешь! — хихикнул Санька. Котенок прыжком перевернулся в воздухе и прикрова-тился на четвереньки.
— Ты — шшшшастый. Я — Кешшша.
— А ведь он дразнится! — восхитилась Вита.
— Дразниса?
Вита, недолго думая, высунула язык и с помощью растопыренных пальцев изобразила уши.
— Шшшастый-шшастый-шшастый! — радостно повторил способный ученик и тоже показал язычок.
— Как он тебя понимает? — хватался за голову Адам. — Это же невозможно! Он же не человек.
— Сам ты не человек. — Вита совсем разрезвилась. — А он эмпат покруче меня.
— Эмпат? — тут же спросил Кеша.
Вита поймала его за передние лапки, посмотрела в глаза. Ее лицо стало серьезным… потом грустным… веселым… хитрым… Мимика котенка была беднее человеческой, но отразила ту же гамму чувств. Вита показала пальцем на себя и на него:
— Можем.
Потом на Саньку и Адама:
— Не могут.
— Тупые? — спросил котенок.
— Витка, ты его подучила! — возмутился Адам.
— Когда? Слово «тупые» сказал ты сам. Теперь будешь думать, что говоришь.
— Говоришш-говоришш-говоришш. Хочу говоришш! — выпалил Кеша. — Хочу много говоришш…
— …Теперь давай с ним. — Через несколько бесконечных часов Вита показала на напарника. — Не тупой. Хороший. Я устала. Есть че-нить попить?
Санька сорвался с кровати, налил соку и галантно поднес даме.
— А ты совсем ожил, — сказала Вита.
— Ожил! Я его ожил! Можешшь! — Котенок гордо застучал себя лапками в грудь.
Три человека в полном изумлении уставились на космическое чудо.
— А ведь и правда, — неуверенно подтвердил Санька, — Как я сам не допер, что это он?
— Он-он-он.
— Я таки тупой. — Адам взялся за голову. — Это же очевидно было… Два таких факта рядом — и не сумел сопоставить.
— Тупой или хорошший? — немедленно уточнил Кеша.
— Хороший, — твердо сказала Вита.
— Тогда — говоришш.
— Подожди, Кешенька. Надо подумать. Поговори с Санькой, ладно? Саня, объясни ему, что такое госпиталь.
Разговаривать с котенком было увлекательно и утомительно. Он переспрашивал каждое незнакомое слово — и, поняв, запоминал его с первого раза. Но поскольку незнакомых слов в каждом объяснении попадалось обычно больше, чем знакомых, процедура напоминала головоломный лабиринт.
Адам и Вита отошли к окну и немножко помолчали.
— Мы про одно и то же думаем? — неуверенно спросил Адам.
— Разумеется.
— Как я понял, он туда уже пролезал. Или рядом был. Его охранники чувствуют.
— Риск, — сказала Вита.
— Ничего другого не остается. В их нынешнем состоянии мы к ним даже прикоснуться не сможем, не то что вывезти. Сколько дней уже под дверью дежурим. Твой Кеша — это подарок судьбы.
— Подарок? — неожиданно вклинился Кеша.
— Хорошо! — одним словом пояснила Вита. Котенок упрыгал обратно к Саньке.
— Лихо у тебя получается, — позавидовал Адам.
— Так я же не только словами объясняю. Он же частично ловит, что я представляю и что чувствую. Кстати, не исключено, что взрослые коты — полутелепаты. Вряд ли он такой один.
— Взрослые? — возник Кеша. — Большшие?
— Как ты, но большие. Правильно.
— Где? Где-где-где-где?
— Не знаем. Но они тебя ищут. Мы их ждем.
— Хорошшо-о-о? — протянул котенок. — Не зна-а-ем… Жде-ом…
Он вдруг погрустнел. Надолго — минуты на полторы. За это время Вита залезла в мамину сумку, вытащила остаток пирога с вишнями и разделила по-братски: половину котенку, остальное поровну.
— Хорошшо, — закатил глаза Кеша. — Вишшня. Теперь говоришш?

— Теперь слушаешь. Это комната. Раньше. Здесь был Санька. Больной.
— Больной — плохо?
— Да. Саньке было плохо. Как ты его нашел?
— Зовет. Кто плохо — зовет.
— Понятно. Внизу есть другая комната. Там кто-то есть. Ему плохо. Он зовет?
— Зовет. Он зовет. Она зовет. Два.
— Ты можешь к ним прийти?
— Не хочу. Громкие. Больно. Шумят. Громко-громко-громко.
— Потому что им плохо-плохо-плохо?
— Нет. Разное. Они плохо-плохо — сейчас. Они громкие — раньше, сейчас, потом. Громкие, — повторил он и прикрыл ушки.
— А ты сможешь их ожить ? Очень нужно.
— Очень-очень-очень? — сморщил нос котенок.
— Очень-очень-очень-очень.
— Фффухххх… Не хочу. Могу. Очень. Ладно. Пошшли.
И одним прыжком усвистел в вентиляционное отверстие, откинув решетку, болтавшуюся на одном шурупе.
— Пошли??? — ошалел Адам. Смерил взглядом Биту, посмотрел на дыру в стене и неприлично заржал.
— Нормальные герои всегда идут в обход, — наставительно сказала Вита. — Причем неторопливо.
— Медленно и солидно, — уточнил Адам.
На этот раз Вита не выдержала и уцепила его за ухо.
— Плюс два или минус два? — строго спросила она.
— Виточка, давай не будем торопиться с оргвыводамм. Особые приметы в моей профессии вредны. И вообще, какой пример ты подаешь младшему офицерскому составу?
— Хорошшший…
В дверь постучали и тут же задергали ручку. Адам аккуратно высвободил ухо, подошел к двери и убрал стул, который не давал ручке повернуться.
— Вадим Вик…


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий