Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Космополиты 1
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Космополиты 1. Страница 30
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

А «Птица» уцелела! Больше никого уже не было рядом, никого живого, только чей-то раскаленный пепел, и позади тоже так мало оставалось живого… а здесь — они с Аланом и какой-то марцал. Алан выпустил в крейсер остаток торпед, Толик влепил ещё четыре снаряда в серую бугристую броню — в упор. «Птица» держалась чуть дальше и до сих пор не стреляла, Толик присмотрелся к ней и прислушался к её пилоту… под брюхом «Птицы» висел не обычный контейнер с торпедами, а какая-то странноватая хрень… в пилоте же чувствовалась некоторая неуверенность…
Это длилось недолго. В сущности, это вообще не длилось. Какие могут быть колебания… Между марцальским корабликом и крейсером протянулся ослепительный мелочно-белый луч — видимый в вакууме луч! — и там, где он коснулся брони, вспыхнуло новое солнце.
Оно налетело на Толика и перетекло в него, горячо распирая изнутри голову и все тело…
Разогнанный до трети скорости света, пучок ионизированного антицезия — двенадцать граммов — почти весь прореагировал с веществом брони, породив огромной силы выброс электромагнитных квантов во всем спектре: от инфракрасного до гамма; при этом на долю жесткого гамма-излучения приходилось девяносто пять процентов выделившейся энергии. Все, что представляло собой хоть какую-то преграду на пути радиации: металл, керамика, человеческие кости, — мгновенно раскалялось до звездных температур и испарялось…
В радиусе тридцати километров не осталось ни единого живого существа — не спасали ни броня имперских крейсеров, ни триполяр землян и марцалов. В радиусе ста — ста пятидесяти километров многие получили смертельную дозу облучения. И даже поверхности планеты поток радиации достиг не таким уж ослабленным: в эпицентре взрыва на квадратный метр пришлось сорок — пятьдесят рентген. К счастью, это был далекий ревущий юг Атлантики — место, почти пустынное в это время года.
Поэтому и с поверхности Земли никто не заметил появления в небе летающего острова.

Глава двенадцатая.

ЛЕТАЮЩИЙ ОСТРОВ

Все ещё 24 августа 2014-го

— Не притворяйся, — сказали ей. — Ты дышишь не так. Юлька открыла глаза. С болью свела взгляд. Перед нею расплывчато белела огромная бледная рожа. Потом рожа отодвинулась и растроилась, и Юлька все вспомнила.
— И не дергайся, — сказал Антон, усаживаясь на свое место и брякая о столешницу большой пластмассовой чашкой. Юлька провела языком по губам, слизывая холодные капли. Теперь она чувствовала, как вода стекает по шее, как холодеет и мокнет майка на груди… Она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой — руки ей стянули за спиной, а ноги примотали к ножкам стула. Ноги она ещё кое-как чувствовала, а руки — уже нет. — Дергаться бесполезно.
— Что вы сделали? — спросила она невнятно, но её поняли. — Зачем?
— Мы. Тебя. Связали, — сказал Антон очень раздельно. — Если будешь делать то, что надо, — все будет нормально. Если попытаешься выдрючиться — пеняй на себя.
— Не понимаю. Что — делать?
— Пока что — просто отвечать по телефону. Если он будет ещё звонить. Что у нас все в порядке. Есть, так точно. Ясно?
— Нет. Вы что-то задумали?
— А то. Иван, растолкуй ей. Я не могу… — Он сморщился, как от зубной боли.
— Они нас за кроликов держат, — сказал Иван. — Думают, нас разводить легко. Думают, мы дурни. Ты вообще-то поняла, что этот Барс замыслил?
— Как ты смеешь… так… о марцале…
— Смею. И среди них попадаются… Ты хоть поняла, что он предатель? Или ещё нет?
— Предатель? — У Юльки пересохло в горле. — Кого он предал? Кого?
— Кого-кого… Своих, кого же еще. Детонаторы фальшивые, ясно? Я случайно засек. Учебные они. Там маркировка на них специальная. Так кто он после этого?
Юлька втянула воздух. Выдохнула. Сердце, на секунду остановившееся, заколотилось.
— Так ведь так и было задумано, — сказала она. — Чтобы те, — она коротко вздернула лицо вверх, — были уверены, что все по правде. А как они узнать могут? Спросить кого-то из нас. Знаешь, как они умеют… И мы должны быть уверены, что взрыв будет. Что все по-честному. А вы теперь…
— Бу спока, — сказал Иван, ухмыляясь. — Все и будет по-честному. Мы свои детонаторы поставили. Настоящие.
— Двенадцать штук, правда, — вмешался третий, Петр. — У нас всего двенадцать было. Но и этого хватит.
— Так вы хотите… взорвать?
— А ты хочешь сдаться?
— Но марцалы не собирались взрывать город! Они только хотели этим козырнуть. Вы что, ребята! Это же марцалы. Это же… наши! — У неё не нашлось другого довода.
— Значит, ты хочешь сдаться, — как бы не слыша её, сказал Петр. — Значит, ты такая. После всего… после пацанов сгоревших… Ты сама-то кто? Слухачка щипаная, придонный персонал. Тебе-то все одно ничего не грозило…
— Не заводись, — сказал Антон. — Она ничего такого не сказала.
— Нет, сказала. Сказала, что хочет сдаться.
— Не сказала.
— Сказала, я сам слышал.
— Ничего ты не слышал. Уймись. А ты, — повернулся он к Юльке, — тоже думай. Откуда ты можешь знать, что они хотели, чего не хотели? Телепатка, что ли?
— Немножко, — соврала Юлька. — Я знаю, когда говорят правду.
— Ну и?..
— Барс мне именно так и сказал: козырнуть. И я поняла, что это правда.
— Врешь, — беззлобно сказал Антон. — Вот я точно знаю, когда врут. Меня ещё весной начали раскачивать. И сказали, что потом сильнее раскачают. Почему мы этого Барса и заподозрили…
— Откуда у вас детонаторы?
— Со складу, вестимо, — хмыкнул, Иван. — Откуда ещё детонаторы берутся?
— Мы их давно скребанули, — пояснил Антон. — Рыбу глушить хотели. А видишь — для настоящего дела понадобились… Барс — предатель. — Он резко изменил тон, глаза его сузились. — Он хочет сдаться. Их несколько таких. Хотят остаться на Земле.
— А… остальные?
— Ну… если Империя захватит Землю… Чего им тут делать? Коров пасти? Будут биться до последнего, а потом — взорвут все к чертовой матери.
— Взорвут нас… и смотаются… Так, по-вашему?
— А зачем нам жить? — тихо спросил Петр. — Нам и сейчас-то особенно незачем жить, а под Империей… Или тебе это все по барабану?
— Не задирайся к ней, — сказал Антон. — Она ещё ничего такого не сказала.
— Ну так подумала!
— И не подумала, — сказал Антон. — Так вот, слушайте меня. Если Барс вдруг позвонит и скажет, что отбой и все такое… Он же Предатель.
— Значит, надо взрывать, — сказал Петр.
— Не сразу… Мы просто не выйдем из бункера. Потребуем адмирала и все ему объясним.
— И что? — недовольно спросил Петр.
— А то. Сейчас власть у нас, вот на этой самой кнопке. Мы втроем — или ты с нами? тогда вчетвером — сможем дежурить круглосуточно много дней. Или месяцев. Потребуем, чтобы имперцы убрались навсегда. И если они сунутся хоть раз… хоть на самую глухую окраину… тогда — взрывать. Вот тогда, Петька. Только тогда. Понял меня? Только тогда.
— Понял… — протянул Петр.
— Бесполезно это, наверное, — сказала Юлька. — Ну сотрем мы в порошок Питер. А остальные города? Они же останутся.
— А сейчас во многих местах при кнопке сидят решительные пацаны, — сказал Иван. — Ты про «Шрапнель» слышала?
Юлька слышала. «Шрапнелью» называлась широко известная «секретная» организация, объединяющая гардемарин КОФ из разных школ и даже разных стран. Они переписывались, устраивали какие-то встречи, съезды — в общем, производили большой шум… Юлька была уверена, что все это нельзя принимать всерьез. Да и Санька… он тоже так говорил.
— Слышала, — сказала она.
— «Шрапнель» — это так, вроде обертки, — сказал Иван. — А вот что у неё внутри есть — это серьезно. Это решительные пацаны. И такой вариант мы с ними обсуждали.
— И не только такой, — сказал Антон.
— Не только, — согласился Иван. — Но пока что в работе — этот.
Юлька опустила голову. Все стало ещё безнадежнее, чем было раньше.
— Развяжите меня, — сказала она. — Я с вами.

Они заходили на посадку и касались полосы с интервалом в сорок секунд: девятка «Арамисов», два «Портоса» и две «Звездные птицы» — последние, кто ещё оставался в небе. Тридцать три пулковских корабля к этому времени уже вернулись на землю — на саму базу, на запасные полосы, на чужие (и даже весьма отдаленные) базы; кто-то сел просто в чистом поле, прорыв трехметровой глубины траншею, кто-то — на шоссе… Возможно, к вечеру объявятся ещё несколько пилотов — какая-то надежда оставалась. Возможно, их будет человек десять… Из тех, кто сумел приземлиться, почти половина имели дозу свыше ста рентген, причем четверо из них — под тысячу. Их вытаскивали из кокпитов словно обваренных, с красной вздувшейся кожей, с выцветшими глазами, малейшее прикосновение вызывало боль и кровоподтеки. Немедленно на вертолетах облученных перебросили в госпиталь; туда же на служебном глайдере сейчас отправлялись семнадцать человек из преподавателей, наземного персонала и гардемарин начального класса, которые согласно картотеке годились в доноры костного мозга — это нужно было ребятам на первые двое-трое суток, пока в репликаторах не вырастут в достаточном количестве клетки их собственного костного мозга. Капитан первого ранга Геловани попал в число доноров и был этим почти счастлив…
Сегодня Геловани испытывал вот это «почти счастье» во второй раз. Первый был — когда он понял, что вторую волну поднимать в небо не нужно, что имперцы уходят, уходят!..
Размеры потерь стали известны позже. То, что они будут огромны, Геловани понимал ещё до начала сражения; так оно и оказалось: земляне и марцалы потеряли примерно четверть взлетевших кораблей — больше тысячи единиц. Но потери Пулкова были — три четверти! Насколько он знал, больший процент потерь выпал только на долю норвежско-шведской эскадры, по которой пришелся самый первый удар врага — над Северным полюсом. Из девяноста тяжелых «СААБов» вернулся только один… Пулковцам же подвернулась самая крупная из замеченных имперских группировок; и там же, в их боевых порядках, произошел мощнейший взрыв, оцениваемый этак примерно в полторы-две гигатонны. Природа взрыва была пока неясна…
Именно после этого взрыва имперцы начали выходить из боя вверх, разрывать огневой контакт — и на высоте примерно две тысячи километров исчезать, уходить из нашего пространства в другое, свое, недоступное для нас субпространство, или просто «суб», — так его называли все.
— Кого-то ещё ждем? — спросил Геловани врача базы, Софью Михайловну Табак по прозвищу Мальборо, давнего надежного боевого товарища, с одной стороны, и очаровательную женщину, за которой он второй год не слишком уверенно ухаживал, — с другой; она стояла рядом с ним и, как и он, смотрела на садящиеся кораблики. Лицо её, матово-белое (она не переносила прямых солнечных лучей, поэтому всегда носила широкополую шляпу-стетсон; от этой шляпы, а не только от фамилии, произошло её прозвище), было непроницаемым. Все мы зачем-то держим лицо, подумал Геловани, а если разобраться… Недавний налет на морг выбил его из колеи — похоже, надолго.
— Да, — сказала Мальборо, не отрывая глаз от дальнего конца посадочной полосы. — Марцалы сообщили, что один их пилот тоже может быть донором.
— Кто?
— Не знаю.
— Еще не сел?
— Тоже не знаю…
Геловани окинул взглядом стоянки. Высокие кили «Звездных птиц» были видны издалека. Раз, два, три… и вон, далеко, ещё один. Сели с полчаса назад. Пилоты, наверное, отчитываются…
Сел последний «Портос». «Звездные птицы» низко прошли над полосой, покачали, крыльями и ушли в небо. На свою базу.
— Можно ехать, — сказала Мальборо.
— Бегут, — показал Геловани. — Наверное, к нам. От Центра управления стремительно бежали трое: тощий марцал в летном серебристом комбинезоне и с ним двое: адъютант начальника Школы каплей Швецов и какая-то девочка из бригады симпатов. Марцал и девочка молча вскочили в глайдер, а запыхавшийся Швецов бросил руку к пилотке:
— Господин каперанг, вас срочно к адмиралу! Срочно! «Тревога один-аз»!
— Понял. — Геловани обернулся к Мальборо: — Жаль. Если освобожусь, нагоню вас.
И он бросился за Швецовым, точно зная, что от такого темпа бега скоро прихватит селезенку: не молоденький. Сердце и легкие спокойно выдерживали все, что он им задавал, а вот селезенка капризничала. Но «Тревога один-аз» требовала мгновенной явки на боевой пост — то есть в Центр управления.
И еще: из-за очередного появления в небе имперских кораблей «Один-аз» не сыграли бы. Сыграли бы «Один-веди» — в крайнем случае. Должно было случиться что-то более масштабное… или неожиданное.,,
Чертов Липовецкий. Накаркал… как-то очень молча, про себя, но вот как Бог свят — накаркал… ничего такого не говорил, но думал, паршивец…
Вбежав в зал Центра, Геловани автоматически кинул взгляд вверх, на карту — но карта была темна и пуста, кто-то выключил даже планетарный проектор, рисовавший на ней созвездия. Никаких данных не поступало, все колокольчики погибли, и сколько пройдет недель, прежде чем снова удастся засеять небо…
Не о том думаю, не о том.
В левом боку заболело мгновенно и отчаянно — будто ткнули кортиком. Стоило усилий не согнуться.


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий