Библиотека книг txt » Лазарчук Андрей » Читать книгу Космополиты 1
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Лазарчук Андрей. Книга: Космополиты 1. Страница 11
Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s

Он и пошел. Со щенячьей радостью от того, что движется наконец налегке.
Сначала пропала из виду береза. Тут же — едва он оглянулся — исчезла Гофман. На ровном месте. Ким дернулся обратно, заметался было… Но быстро сообразил сделать то, благодаря чему не вылетел-таки из Ай-Си без права восстановления: сел на землю, вцепился в траву руками и так и сидел, размеренно и глубоко дыша, пока Вита не отыскала его, пользуясь своими не совсем обычными способностями. Потом, отпаивая напарника коньяком из маленькой плоской фляжки, она объясняла, что найти его ей было нетрудно, а вот чтобы дойти, пришлось потрудиться. Поскольку таскать тяжести ей категорически запрещено, она трижды возвращалась за новым пучком вешек к брошенной вязанке. Трижды.
Вот после этого она и стала для Кима Эвитой Максимовной, чьи инструкции следовало запоминать дословно, а команды выполнять мгновенно.

Странная штука — терпение. Для того чтобы погулять в отдалении, подумать, просто полежать, поджав ноги, на замечательной Кимовой куртке, его не хватило. А сидеть двадцать минут не шевелясь — сколько угодно. И Вита сидела — молча, неподвижно и доброжелательно. Одеяло было в десятке шагов — под ним что-то вздрагивало, ворочалось, иногда обозначались мерцающие зеленые искры — но дальше дело не двигалось. Тогда Вита осторожно достала флягу с водой, отвинтила пробку и взболтнула.
Есть! Одеяло рвануло на звук, оставив позади свернувшееся в тугой клубок тельце. Раздался тоненький писк. Одеяло заходило ходуном, с грехом пополам попятилось, сминаясь, и вернулось на прежнее место.
Надо было начинать все сначала. Вита набрала воздуху — и очередной порции терпения. Смотрим фильм про дачу. Куст, одеяло, средний план, стоп-кадр… который без предупреждения сменился рапидом: тот, кто прятался под одеялом, вдруг оказался снаружи, одним гибким промельком скользнул вперед — и замер в двух шагах, не мигая уставившись на фляжку.
Огромные зеленые глаза. Почти круглое лицо с острыми подвижными ушами — треугольными, как у кошки, но расположенными ниже, почти как у человека. Почти человеческий рот — с губами — и плоский кошачий бархатный нос. Тело, покрытое плотной дымчато-серой шерсткой, скорее кошачье и, похоже, с фантастически подвижными суставами: Вита не удивилась бы, если бы этот звереныш выпрямился во весь рост. Сейчас он стоял сгорбившись, на трех лапах, приподняв четвертую — переднюю, — то ли готовясь ударить, то ли просто на всякий случай.
Лапка была страшненькая — шестипалая, с тремя огромными кривыми когтями на внешних пальцах и утолщенными суставами пясти. Большой, указательный и «средний» (или как в этом случае говорить-то?) были почти человеческими — безволосыми, с плоскими толстыми ногтями.
Зубы зверь не показывал. Было бы с кем побиться об заклад — Вита поставила бы на комплект всеядного, как у любого примата. Не мог этот котенок быть хищником. Она бы почувствовала, если бы её воспринимали как «еду». Малыш излучал растерянность, голод и жажду. Любопытство. Настороженность. Боль.
Удержав рвущийся наружу глубокий вздох, Вита плеснула в ладонь воды и медленно протянула «чашечку» перед собой. Вода медленно сочилась меж пальцев, капая на землю. Звереныш жалобно пискнул и тоже протянул лапку чашечкой. Прежде, готовясь к защите, он поджимал три внутренних, «человеческих» пальца, а теперь поджал внешние, с когтями, чуть отведя их в сторону. Вита вылила воду на безволосую ладошку, и котенок, разбрасывая капли, поднес лапку ко рту и жадно облизал. И придвинулся ещё на полшага.
Вита протянула ему флягу, осторожно наклонила, чтобы показать, как течет вода. Малыш понял. Он оказался сообразительнее, чем думала Вита: стал потихоньку лить воду на ладонь и быстро слизывать…

Он не знал, кто этот Большой-теплый, никогда таких не видел, только похожих, издали, когда все разломилось, но они не были теплыми. Этот был. К нему притягивало, даже издалека. И пить. Да, Большой-теплый не дразнился, он принес пить! Дал пить! Много!
Резь в животе затихла. От неожиданности он чуть не уснул, но тут с новой силой накатила волна боли Второго, и он успел очнуться и удержать ту штуку, где пить. Напоил Второго — плохо, но напоил. Остаться рядом не смог — больно. Больно и холодно.

Когда нагруженный Ким выбрался к красным вешкам, перед ним предстала совершенно идиллическая картина: на его куртке, свернувшись двойным клубком, лежали Эвита Максимовна и когтистое чудовище, казавшееся теперь маленьким и нестрашным. Вита поглаживала круглую ушастую голову, а зверь… Ким не поверил своим ушам.
Зверь мурлыкал.

Глава четвертая.

СТАРИК
20 августа 2014 года Санкт-Петербург, Россия

Шел незаметный дождь. Казалось, что стекла окна просто тают и каплями стекают вниз. Изнутри стекло запотевало от дыхания. По этой матовости кончиком мизинца Адам нарисовал автопортрет. Потом стер его рукавом.
Шагов подошедшего врача он не услышал. Пол в коридорах был залит чем-то тускло-желтым, полупрозрачным, пружинистым.
— Пойдемте, — сказал врач.
Адам соскользнул с подоконника, поправил светло-зеленую накидку. От неё пахло поддельной химической карамелью.
— Он в сознании? — спросил Адам.
— Если это зачем-то называть сознанием…
Врач был раздражен и очень недоволен. Адам не стал выяснять, чем именно.
Навстречу им по коридору пробежала плачущая девушка в форме Космофлота. Адам посмотрел ей вслед.
— Пять минут, не больше, — сказал врач, открывая застекленную дверь. — Вам ясно?
— Не надо так со мной разговаривать, — сказал Адам. — Мне не меньше вашего жалко парня… — Он хотел добавить, что Александр Смолянин приходится ему кем-то вроде племянника, но вдруг передумал. — Просто кое-что я должен у него выяснить как можно быстрее. От этого зависят многие жизни. Может быть, и ваша. Или ваших детей.
— У меня нет детей, — сказал врач и повернулся спиной. — Еще не хватало… Ладно, идите, — бросил он. — Но когда я скажу: все — вы встанете и уйдете.
Адам промолчал.
Койки в палате было две, но вторая пустовала. На двух подушках, безвольно завалясь набок, полусидел-полулежал истощенный и очень старый мальчик. Адам почувствовал, как внутри становится пусто и холодно и в этом холоде и пустоте дрожит натянутая мокрая жилка…
Попискивал монитор — очень часто и не слишком ровно. Из двух капельниц что-то вливалось в вены мальчика: жидкость голубовато-прозрачная и жидкость белесая, опалесцирующая.
Адам медленно подошел к кровати и сел на больничный клеенчатый стул. Стул ещё не остыл.
— Здравствуй, Саня, — сказал Адам. — Лейтенант Смолянин.
Глаза лежащего медленно повернулись в его сторону. Адаму показалось, что он слышит это движение: вязкое, производимое с усилием… так проворачивается древний застоявшийся механизм…
— Поздравляю с наградами, лейтенант. Орден Святого Георгия-Победоносца от российского правительства и медаль Серебряный щит от ООН. Немного окрепнешь…
Губы лежащего шевельнулись. Адам не столько услышал, сколько угадал:
— …недостоин… потерял…
Адам положил свою руку поверх его — сухой и холодной.
— Не говори так. И не думай. Твой бой разобран детально. Все действия признаны верными… и героическими. Гардемарины твои тоже награждены… посмертно. Ты победитель, лейтенант.
— …кого?.. — шелестящий шепот, очень далекий и слабый. — …парень и девочка… шлем снял… целые?..
— Да-да, — подхватил Адам. — Ты снимал шлем. Почему?
Это был самый странный момент в сегодняшнем разборе боя — безусловно, успешного и героического… хотя успех скорее всего принадлежит в большей степени чуду, чем превосходству оружия или пилотов… а итог отягощен тем, что в трюмах крейсера томилось двести тридцать два (а если по правде — то двести тридцать четыре) человека, из них одиннадцать детей. Это пилот узнает рано или поздно… но не сейчас. И не завтра.
Информацию о том, что пилот совершил перед боем одно странное, граничащее с нарушением полетного задания действие, предоставили марцалы. Они якобы считали её с остатков обгоревшей корабельной обшивки. Адам многое бы отдал за подобное умение. Но земная техника — а правильнее сказать, техника, производимая на Земле, — пока ничего такого делать не позволяла, а торсионные детекторы марцалы производили только у себя… или покупали где-нибудь на галактическом черном рынке, иногда с раздражением думал Адам; поведение союзников и покровителей не всегда было логичным, хотя неизменно доброжелательным. Как бы доброжелательным…
С каких пор он перестал доверять марцалам? Нет, не то чтобы совсем перестал, но — усомнился? Вроде бы ничто не склоняло к этому. Однако же… Однако.
А главное — не с кем поговорить об этом. И это тоже странность, не находящая объяснения. Почему он так истошно уверен, что его не просто не поймут, а даже не станут слушать? Ведь не пробовал ни разу… И никто не пробовал с ним заговорить об этом. Марцалы были вне обсуждений. То есть не совсем так… Он сам путался в своих сомнениях.
— …посмотреть… — сказал Санька, улыбнулся и на миг стал мальчиком. — Смешно… без ничего… не поверил…
Потом он откинулся на подушку, отвел глаза и снова стал стариком. Больным избитым стариком. Седой ежик, дряблые щеки, тусклые запавшие глаза под сухими тонкими веками, и даже синяки не набрякшие, а наоборот…
— Ты снял шлем, чтобы увидеть что-то? А шлем мешал?
— …ну да…
Сзади на плечо Адама легла рука врача.
— Пойдемте. Нельзя больше.
Адам встал. Из палаты он выходил как-то боком…
— А вы спорили, — сказал врач.
Адам оглянулся на дверь.
— Что дальше? — спросил он.
— Пойдемте в кабинет, — сказал врач. — Там и поговорим. Вы курите?
—Нет.
— Не будете возражать?..
— Нет.
В кабинете на стене висела картина: печальный Пьеро в позе тореро, готовится нанести удар. Трибуны орут. Быка не видно.
— Хотите коньяку? — спросил врач, Адам покачал головой:
— Мне отсюда к начальству… Кофею, случайно, нет?
— Растворяшка — вон там, в шкафу, берите сами. Чайник…
— Ага, все вижу… А какого-нибудь аспирина?
— Голова?
— Слабое место. Плохо переношу смену климата.
— Откуда вы сейчас?
— Из Бейрута.
— Смотрю, загар не наш.
— Ну, ещё бы… — Адам положил в белую со щербиной кружку три полные ложки кофейных гранул и пол-ложки сахара, плеснул немного кипятка, размешал. Поднялась светло-коричневая пена.
Доктор достал из ящика стола сигареты и белый пластмассовый пузырек.
— Вот аспирин, возьмите…
— Спасибо. Так что вы мне скажете о перспективах парня?
— Надо ждать кризиса. Еще два-три дня. Потом… что-то решится. Я надеюсь все-таки, что он выкарабкается. Не понимаю, как это могло получиться, но у него очень незначительные соматические повреждения. Корабль вдребезги, а пилот цел… Вы понимаете, что такое — соматические?
— Телесные, — перевел А там. — Я встречал это слово в старинных книгах.
—Что?
— Не обращайте внимания, это я так… Значит, есть шансы, что он оправится?
— Я не сказал: оправится. Я сказал: останется жив. Может быть, даже сможет работать. Частично восстановится интеллект… Впрочем, детали будут ясны ещё не скоро.
Адам закусил губу.
— Мне нужно как-то узнать, с чем они встретились там, наверху. Там было что-то новое, неизвестное. Что-то совсем новое…
Доктор молча курил.
— У него девяносто восемь процентов износа, — сказал он наконец. — Это условно, конечно, в цифрах такое не определить… Послушайте, — он в упор посмотрел на Адама, — как вы можете — детей, наших детей?..
— Вы же сказали, у вас нет…
— Я не об этом!..
— Не знаю, — сказал Адам. — Иногда мне хочется застрелиться.
— И тем не менее вы не стреляетесь, а продолжаете посылать их на смерть? Или вот на это… — Доктор мотнул головой. — Еще не известно, что лучше: сдохнуть сразу или…
— Я бы предпочел сразу, — глухо сказал Адам. — Только я все равно не буду оправдываться, не ждите.
— Да я и не жду… нужны мне ваши оправдания… — Доктор прикурил от окурка новую сигарету и затянулся изо всех сил. — Что, действительно нет другого способа?.. — спросил он через минуту и совсем другим голосом.
Адам молча покачал головой. Повисла долгая тишина.
— Проклятая жизнь… — выдохнул наконец доктор. — Почему я должен выживать такой ценой? Может, лучше — просто взять и лапки кверху?.. Ведь что мы знаем об этой Империи?
— Достоверно — ничего, — сказал Адам. — За исключением того, что мы зачем-то им нужны. В не очень больших, но заметных количествах. Известно, например, что с Земли в две тысячи втором, за год до открытого вторжения, вывезли как минимум двадцать тысяч человек. Сейчас им удается похищать едва по пять—семь тысяч в год…


Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий