Библиотека книг txt » Изюмова Евгения » Читать книгу Дети россии
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Изюмова Евгения. Книга: Дети россии. Страница 6
Все книги писателя Изюмова Евгения. Скачать книгу можно по ссылке s

Самолеты улетели, а возле дороги вырос песчаный холмик с пилоткой на вершине воткнутой в землю обструганной ветки, где химическим карандашом Иван вывел имя и фамилию того, с кем шел на восток несколько суток.
Возле штаба дивизии, к которой, наконец, прибилась группа Жидкова, сидели и стояли окруженцы. Уставшие, запыленные, злые солдаты, вышедшие из мест боевых действий, отличались от солдат дивизии, не бывавших еще в бою, еще и сосредоточенным суровым взглядом, в котором таилась боль – им довелось многое увидеть, познать, вытерпеть.
Дивизия была готова вступить в бой. Ожидал этого и Жидков,, и все, кто вышел с ним из окружения. Однако бойцов быстро распределили по взводам, а Жидкова и еще нескольких молодых командировлейтенантов комдив откомандировал в тыл. Было обидно и одновременно радостно от слов, какими он провожал их в путь: «Вы, сынки, будете нужны нашей армии очень скоро, наступит ваше время понастоящему воевать, однако вам надо подучиться, – значит, верят им, не считают за трусов, что так стремительно отступали. Но больше всего поразили слова: – Храни вас Бог, сынки».
Они ехали по дороге на Барановичи, тоже забитой неисправной техникой до самого вечера. Было тягостно смотреть на искалеченные бомбежкой автомобили. У опушки леса, куда ныряла дорога, стоял сердитый генерал, возле него толпились подчиненные и все колонны почемуто заворачивали в лес. Водитель их машины ругнулся, ведь знал пункт, куда следовало ехать, однако не стал спорить – он человек маленький, а генерал – большой, с ним рядовому не поспорить. Машина, урча, съехала с дороги, но вглубь леса шофер заезжать не стал, остановился за придорожным кустарником, и как потом выяснилось, сделал очень правильно.
Лес кишел войсками, и тут раздалось знакомое ненавистное «веззууу, веззууу!» Оно, казалось, раздавалось со всех сторон. Самолеты с ревом и пулеметной стрельбой ринулись вниз, загрохотали взрывы. Люди заметались среди горящих машин, которые вспыхивали как факелы от прямого попадания, лес тоже горел.
Водитель машины, в которой находились молодые командиры, вывел ее на дорогу, стремясь отъехать подальше от этого ада. Сколько погибло в том лесу людей, вероятно, никто никогда не узнал, как и то, кем был тот генерал: просто бездарь или переодетый диверсант. И то, и другое в те дни было вполне реальным делом. И всетаки в одну из бомбежек их машина пострадала, те, кто остался в живых, пошли далее пешком.
На сей раз Иван Жидков шагал в колонне артиллеристов – прибился к ним, когда растерял своих попутчиков. Он решил не отставать от артиллеристов, добраться вместе с ними до места дислокации и попроситься в действующую часть, но вокруг был такой хаос, что уже никто точно не мог ответить, а есть ли они, эти действующие части, существует ли вообще линия фронта, или вся армия неумолимо катится на восток. От такой обстановки до паники был один шаг, но военные всетаки старались не терять голову, большинство групп отступало организованно, по дороге присоединяясь к более крупным подразделениям, потому с колонной артиллеристов шло немало пехотинцев.
И хотя артиллеристы двигались на восток по ночам, всетаки напоролись на немцев.
– Рус, сдайсь! – неслись крики из темноты, а над головами свистели пули.
– Хрен вам! – крикнул комбат, молодой и очень уставший человек. – Чтоб мы вам сдались? Пошли вы…
Однако бой принять без снарядов было невозможно. И потому комбат принял решение отступить. Отстреливаясь из стрелкового оружия, они попытались укрыться в лесу, и неожиданно уперлись в болото, через которое не перебраться с пушками. И тогда комбат приказал лошадей выпрячь, технику вывести из строя, и, отстреливаясь, уходить через болото.
– Рус, сдавайсь! – вопили весело немцы, и в свете ракет было видно, как они подходят все ближе и ближе к брошенным пушкам, возле которых металось несколько перепуганных лошадей.
– Эх, – выругался ктото рядом с Иваном, – пушечкиматушки, стоило вас переть от границы, чтобы бросить здесь! А лошадокто как жалко!
Под ногами чавкало болото. И хотелось одного – поскорее выбраться на сухое твердое место. Но до рассвета они не сумели преодолеть болото, и с первыми лучами солнца над ними закружили самолеты, поливая солдат свинцовым смертельным дождем. Бойцы, спасаясь от огня, падали в воду и ныряли с головой, держась за кочки. Немало солдат полегло в том болоте, сгинуло без вести, потому что живым было не до сбора документов.
К вечеру грязные, уставшие, голодные солдаты добрели до лесного хутора. Тридцать человек от всей колонны. Скинув грязную одежду, рассчитывая постирать ее позднее, уставшие люди бессильно валились на землю и тут же засыпали.
Иван, проснувшись, долго смотрел на небо. Наступило уже утро, в лесу посвистывали птицы, и казалось невероятным, что гдето стреляют, гибнут люди. Вспомнив о войне, он резко перевернулся на живот, окинул настороженным взглядом поляну, спящих людей, и тут же протер глаза, не веря им – рядом лежала чистая, аккуратно сложенная, форма. Неподалеку пылал костер, над которым исходил ароматным паром большой чугун – там чтото варилось. Заметив, что бойцы проснулись, к ним подошел седобородый старик и сказал:
– Поешьте, сынки.
Солдаты конфузливо отворачивались от сердобольных взглядов, одевались и медленно, словно нехотя, приблизились к костру. Хотелось есть и в то же время стыдно было принимать помощь от этих пожилых людей.
– Детки мои, детки, – всхлипнула опрятная старушка, смахивая со щек слезы. – Не гребуйте, поешьте, может и наши сыны гдето вот так же, и кормят их ваши матери…
Комок встал в горле у Ивана, да, наверное, не у него одного. Он вспомнил сурового возницу из Волковыска, который обругал его трусом. Они ведь и впрямь бегут без оглядки, а их еще и накормить хотят. Ох, как стыдно!…
После завтрака, посоветовавшись, решили разбиться на мелкие группы и пробираться на восток. Хуторяне сообщили, что по дороге за лесом уже пятые сутки непрерывно движутся немецкие части. По лесам не ходят, торопятся, видно, вперед. Узнав про это, многие побледнели, представив, что было бы, надумай ктото из немцев заглянуть на хутор – взяли бы их тепленькими, сонными. А это – плен. Да и хуторским не поздоровилось бы.
Они шли по лесу, пока не уткнулись в шоссе. Тут решили рассредоточиться на группы и двигаться дальше. Иван не знал, к кому присоединиться: артиллеристы знали друг друга, а он – единственный из тех пятнадцати лейтенантов, ехавших в Барановичи. Пока прикидывал – откуда ни возьмись, над дорогой на бреющем пронесся самолет, неожиданно вынырнувший из облака.
«Черт возьми! – ругнулся Иван. – Что они, одними самолетами воюют? Куда ни ткнись – немецкие самолеты!»
– Воздух! – крикнул ктото запоздало, и сразу же посыпались бомбы вслед за воем самолета.
Что– то тугое и горячее после близкого взрыва толкнуло Жидкова, приподняло и ударило о полотно дороги. Сознание затмилось, и сколько он так лежал, Иван так и не понял. Очнулся, когда самолета уже не было, лишь дымились пара воронок на обочине.
У Ивана сильно болела голова, левый глаз совсем ничего не видел, губы опухли. Он приподнялся на руках, потом встал на колени. Тело болело так, словно его долго ломали и крутили. Он, шатаясь, с трудом встал на ноги и побрел наугад по дороге.
– Эй, браток, – раздался слабый вскрик. – Помоги, браток!
Иван с трудом повернул голову на голос и увидел сидевшего на обочине красноармейцаартиллериста, который старался забинтовать себе плечо.
– Помоги, браток, а? – жалобно попросил красноармеец. – А то ничего не получается с одной рукой. – Тут он разглядел на петлицах гимнастерки Ивана «кубики» и поправился. – Извините, товарищ командир, помогите немного.
Иван наложил на плечо красноармейца повязку, как его учили в Гомеле. Помог ему надеть залитую кровью гимнастерку.
– Ой, а у вас все лицо черное! – воскликнул красноармеец, посмотрев на Ивана.
Иван достал из полевой сумки, чудом уцелевшей, зеркальце и посмотрелся в него. Там был опухший, страшный от синего кровоподтека во всю левую щеку, человек. «Ох, – содрогнулся Иван, – ну и страшилище! А вдруг я таким останусь? Да Тося за меня замуж не пойдет!»
Вслух Иван произнес:
– Дааа…
– Товарищ командир, – обратился к нему красноармеец, – что за напасть такая? Отступаем и отступаем. Где нашито? Ихние – вот они, так и шастают, а где наши самолеты?
Иван молча пожал плечами. Его и самого это интересовало, да только ответ никто дать не мог. Он сказал:
– Догоним наших, и обратно погоним немцев. Идти можете? Правда, – он усмехнулся, – я не знаю, куда идти.
– Могу, – кивнул красноармеец, – а идти надо туда, – он махнул рукой вдоль дороги. – Только надо бы лесом идти, неровен час – догонят немцы. Хотя, – он ухмыльнулся, – теперь, пожалуй, мы их догоняем.
Красноармеец встал, стряхнул с одежды землю, повесил на здоровое плечо ремень винтовки и сказал:
– Я готов идти.
– А как звать тебя? – спросил Иван.
– Воронов Николай.
– Ну а я – Жидков Иван, – он протянул Николаю руку. – Пойдем, Коля, к своим.
Они свернули с дороги в лес. Оба имели винтовки, но без патронов они не полезнее палки. Разговор не ладился, но молча идти тоже было невмоготу. Николай первым нарушил молчание неожиданным вопросом:
– А что вы, товарищ командир, гимнастерку свою на красноармейскую не поменяли?
Иван непонимающе посмотрел на попутчика.
– Зачем?
– Как зачем? А вдруг на немцев напоремся? Ято что, я – красноармеец, а вы – командир.
– Я – военный. Присягу давал. Сейчас я – Иван Жидков, лейтенант Красной Армии, а сниму гимнастерку, документы зарою, и я – уже не я.
– Аа… – и непонятно было, одобрил или нет Николай его ответ.
Некоторое время шли молча, и опять Воронов первым начал разговор, рассказал о своей родине. О службе в армии, кем хотел стать после демобилизации.
– Хорошо бы нам машину найти, – мечтательно сказал он. – Мы бы вмиг доскочили до наших, я ведь на машине работал.
Блеснул впереди просвет – дорога сделала поворот, и они уперлись прямо в нее.
– Товарищ командир! – вскрикнул Воронов. – На дороге чтото есть!
Они осторожно подобрались к дороге, хоронясь за деревьями. Там лежал опрокинутый мотоцикл. Они, озираясь, подошли поближе и увидели под мотоциклом человека в военной форме, в спине у него торчал нож.
Окруженцы разом присели, прячась за мотоциклом, но все было спокойно.
– Диверсанты! Как это мы на них не напоролись? – Воронов испуганно выглянул изза мотоцикла. – Тихо, кажись. Ушли, гады!
– Откуда знаешь, что диверсанты? Может, бандиты какиенибудь? – усомнился Иван.
– Может, и бандиты, – согласился Воронов, – может, спугнул кто, раз нож в спине оставили.
Они поставили мотоцикл на все три колеса, обыскали тело лейтенанта. Он был, вероятно, офицером связи – на плече все еще висел ремешок от срезанной полевой сумки. Документов они не обнаружили.
– Похоронить бы его, а, Ваня? – сказал Воронов, не заметив, что обратился к Жидкову по имени.
– Чем? – возразил Иван. – Лопаты нет, один нож.
– Глянем, что в коляске есть, – деловито произнес Воронов, отстегивая тент. Он пошарил там руками и нашел саперную лопатку и автомат.
– Эх, бедолга, зачем же ты автомат спрятал? – попенял Воронов мертвому. – Вот и не смог отбиться.
Они отрыли могилу с метр глубиной, накидали туда веток, потом осторожно опустили убитого в могилу, прикрыв его лицо найденным в кармане платком, вновь накидали веток и начали закапывать. На могильный холмик положили его фуражку.
– Ну вот и все, – задумчиво произнес Воронов, последний раз огладив лопаткой бока могилы. – И никто не узнает, где могилка моя… – пропел он тихо. – Жаль, не знаем, как зовут хлопца. Лежи спокойно, братушка. Мы еще вернемся сюда и поставим тебе настоящий памятник.
– Николай, – окликнул Жидков товарища, – ты мотоцикл водить умеешь?
Воронов кивнул головой, однако мотоциклом воспользоваться не удалось – пулей пробило бензобак, горючее вытекло.
И опять они пошли.
Кругом было тихо, только гдето далеко слышался знакомый заунывный гул моторов.
– Опять летят! – досадливо плюнул на дорогу Воронов. – Сволочи, не набомбились еще!
К вечеру они вышли к какойто небольшой деревушке. Посоветовавшись, решили подойти к одному из домов на окраине, попросить хлеба. Вокруг было тихо, но к дому они всетаки подошли с опаской, заглянули через плетень во двор. Тихо. Перепрыгнув через плетень, подошли к дому, тихонько поднялись на крыльцо, потянули дверь. Она подалась легко, и тут же на обоих сзади обрушились удары, обоим скрутили руки. Воронов закричал от боли в раненом плече, Жидков потерял сознание. Очнувшись, раскрыл здоровый глаз и увидел красноармейцев, таких же, как и он с Вороновым, грязных и заросших.
– Свои мы, братцы, свои, – приговаривал Воронов, морщась.
Оказалось, что деревушка пуста, красноармейцыокруженцы решили день отдохнуть, а ночью идти дальше. Дозорные давно заметили двух подозрительних, что крались к дому со стороны леса. Перебинтованые, замурзанные, вроде бы и свои, а вдруг – нет? Вот и решили взять их.
Старший из окруженцев, сержант с забинтованной головой, имел карту и компас. Он показал Ивану, где они находятся, сказал, что группа держит путь к Дзержинску, а там рукой подать до Минска. Иван присвистнул – эка их занесло от Волковыска!
– Давайте с нами, товарищ командир, вместето сподручнее, – предложил сержант.
Жидков согласился идти вместе, но от командования отказался, потому что плохо себя чувствовал – контузия давала знать о себе все больше, да еще вновь получил удар по голове. Кроме того, неловко ему было брать командование над бойцамистарослужащими, которые, как он давно уже понял, хорошо знают местность и намного лучше разбираются в обстановке, чем подобные ему лейтенантыскороспелки. Сержант, услышав отказ, возражать не стал, увидев в словах Жидкова резон. Ивану даже показалось, что он тихонько вздохнул, радуясь его решению.


Все книги писателя Изюмова Евгения. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий