Библиотека книг txt » Изюмова Евгения » Читать книгу Дети россии
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Изюмова Евгения. Книга: Дети россии. Страница 45
Все книги писателя Изюмова Евгения. Скачать книгу можно по ссылке s

– У нас колхоз был очень богатый – четыре бригады, а теперь одна, – рассказывает с болью в голосе Володя Козлов, – да и в той ничего не заработаешь: сеять нечего и не на чем – техника вся разбитая, новую же без урожая не приобретешь, а как его получить, если не посеешь? Так что поработал год почти бесплатно, и решил вернуться в армию, хотя и здесь несладко. И это только внешне кажется, что военнослужащие живут хорошо.
– Да уж, – улыбнулся Андрей Волосков, – раньше девчонки гонялись за военными, особенно за офицерами, а сейчас, пожалуй, наоборот. Да разве стал бы я военным, если бы хорошо платили в деревне? Я хотел водителем работать, а потом узнал, как они получают в селе – пять рублей за 200 километров! У нас раньше с молокозаводов приезжали не только на ферму, и у частников молоко принимали, а сейчас в нашем УстьТаркском районе почти все молокозаводы стоят, а молоком в деревне коров поят и свиней. Разве это дело? А деревни… – даже бойкий на слова Волосков както притих, вспоминая родные края. – Вокруг нашего села три деревни поразъехались, вся молодежь перебралась в город. Едешь, бывало, домой, а в них лишь койгде дватри окошка горят – в тех домах живут одни старики, и как живут, на что – неизвестно, слава Богу, что хоть электричество пока им не обрезали… У нас в деревне хлеб теперь сами пекут, потому что в магазин хлеб не привозят, если закажет ктото, тогда привезут. Да, конечно, есть огород, скотину держат все, но ведь без тех же макарон, соли, спичек, сахара жить трудно, все это купить надо, а не на что. В городе, хоть и трудно живется, и зарплата у большинства маленькая, но всетаки есть надежда, что ее получишь, а в деревне… – и Андрей безнадежно махнул рукой.
Андрей и в городе уже хлебнул лиха. Его жену Людмилу сократили по месту работы, Центр занятости оплатил ее учебу на бухгалтерских курсах, но если с удостоверением об окончании таких курсов еще года три назад можно было получить работу, то теперь трудно устроиться по специальности даже выпускникам техникумов, потому что бухгалтеров с высшим образованием предостаточно. Теперь у Андрея и Людмилы родилась дочь, ей три месяца, но родители уже сейчас задумываются, как ее вырастить, потому что у главы семьи зарплата не высокая, да и живут они на квартире, как и большинство молодых лейтенантов и прапорщиков части. Особенно тяжелым было время для Людмилы, когда Андрея командировали в Чечню. Он считает, что ей досталось даже больше, чем ему, хотя она жизнью не рисковала. «Ждать да догонять – хуже некуда», – гласит народная мудрость, а Людмиле пришлось жить почти в полном неведении о том, где муж, четыре месяца.
Козлов и Волосков попали в Чечню в ноябре 1999 года. Вызвали в штаб шестерых прапорщиков и в присутствии представителя штаба инженерных войск сказали, что их командируют во Владикавказ, чтобы обучить на месте солдат работе на технике. Вместе с ними направили и пятерых выпускников учебного центра, которым тоже предстояло стать инструкторами молодых солдат. Дали неделю на подготовку к командировке, ребята считают, что им в этом плане повезло, а то, случалось, утром в штаб вызывали, а вечером уже отправляли.
Конечно, жена Волоскова была в шоке, но Андрей сказал, что, дескать, предупреждал, что могут быть и командировки, не говоря уже о нарядах и ночных дежурствах в части, армия – есть армия, а военный человек обязан выполнять приказ. Тем более что командировка намечалась недели на три.
20 ноября 1999 года команда выехала во Владикавказ. И то, что потом ребята испытали, увидели – оборотная сторона другой «медали», а конкретно – на войне существует не только боевое братство, но равнодушие и безалаберность – тоже. Нет, ребята не жаловались, не давали оценку, что вот, мол, должно быть так, а получилось иначе. Они просто рассказывали, как все было за четыре месяца, в которые можно спрессовать полжизни, потому что иным такого увидеть и испытать не доведется и за всю жизнь. А уж выводы я сделала сама.
Итак…
Военнослужащие части 73420 прибыли во Владикавказ к месту назначения и были весьма удивлены, что их не только не встретили, про них даже и не знали, что прибудут, а уж тем более не ведали, зачем они прибыли, потому что ни учить было некого, ни техники не было. Однако решили, что начальству виднее, потому выдали трехсуточный паек и велели ждать. Удивились волжане такому обстоятельству и стали ждать.
Три дня промелькнули, еще несколько дней, а командированные не знают, что делать. Наконец решили на оставшиеся деньги, благо прапорщики взяли их в командировку (у солдат не было вообще ни копейки), вернуться в часть. И тут ночью их разбудили, сказали, что прибыл эшелон с техникой, приказали разгружать. Оказалось, что прибыл объединенный отряд инженерных войск из Белева и Нахабино, тот самый, где был и полковник Сенюк. И только тогда выяснилось, что они приданы отряду из Нахабино, и что об обучении коголибо и речи нет: «Получайте технику – и вперед». Там же, у платформ, и получили. Волосков сел за рычаги ГЗМ (гусеничный минный заградитель), а Козлов – МТУ20 (мостовой танковый укладчик). Сели за рычаги и другие прапорщики – Эдуард Божесков, Юрий Чичур, Валерий Махминов, Вячеслав Дадобаев.
Было это у станции Спутник, где потом и была создана база снабжения инженерного отряда, перед которым поставили задачу проложить колонный путь через Аргунское ущелье. Кстати, узнали, что в Аргунском ущелье руками российских военнопленных боевики уже начинали строить дорогу на Грузию. И всегото осталось дотянуть километров семь. У них, по слухам, даже японская техника была.
– Похоже, та дорога нужна была и чеченцам, – уточнил Козлов. – Мы проходили мимо какогото аула, там всегда на ишаках и ездили, а как дорогу проложили, сразу же к одному деду сын на иномарке прикатил.
«Каждый солдат должен знать свой маневр», – это в свое время сказал Суворов, а уж онто прекрасно знал, что понимающий значение своего задания солдат выполнит его намного лучше. Но про то, видимо, забыли некоторые современные военноначальники, и потому в Нахабинском отряде мало кто знал из солдат, что они за дорогу ведут, зачем.
– Мы начали из села Нижний Торгим, – рассказывал Волосков, – к исходной точке сделали ночной стокилометровый маршбросок на своей технике, а потом, когда начали строить дорогу, нас все время обманывали почемуто: мы идем по Ингушетии, а Чечня – вон граница в пяти километрах, вот за той горушкой уже Чечня… А оказалось, что мы с самого начала шли по ее территории. А уж техника была! У меня все время масло текло, машина постоянно перегревалась.
– А у моего МТУ фермы нормально не разворачивались, – вставил реплику Козлов.
Не раз, и не два в Нахабинском отряде боевые инженерные машины «уходили» в ущелье, а бойцы погибали. Техника – тяжелая, иной раз вверх не шла в гору, а колесные «Уралы» вообще запросто съезжали вниз. Однажды молодой водитель нового ГМЗ (гусеничный минный заградитель) не справился с управлением. Хорошо, хоть успел боец выпрыгнуть из машины, а тяжелая машина рухнула в ущелье, в двух метрах пролетев от бензозаправщика и едва не зацепив палатку с другими бойцами, отдыхавшими после смены.
Волжским же прапорщикам дали самые разбитые машины – они опытнее молодых бойцов, они справятся. Они и справлялись, помогая друг другу, потому все вернулись живыми, только один, Вячеслав Дадобаев получил травму – рядом с ним раскололась каменная глыба, и часть ее упала Вячеславу на ногу. Но он не уехал из отряда, лечился на месте, и долго еще, вернувшись в часть, хромал, а потом уволился из армии.
А вот в Белевском отряде все было иначе. Я уже слышала это от полковника Сенюка, да и ребята подтвердили: «И техника у них была новая, и люди подготовленные. У них только один человек травму получил, и то попал случайно под возвратную взрывную волну, которая оттолкнулась от скалы и бросила солдата на машину – у него были сломаны ребра, и тут же его отправили вертолетом в госпиталь». Как же правильно поступили в свое время и Сенюк, и командир Ставицкий, что начали готовить личный состав части загодя и морально, и практически! А результат – все вернулись живыми.
Думали волжане, что пробудут в командировке недели три, подошло время уезжать, а их не отпустили. Ну что же, армия – есть армия, приказы командования просто выполняются. А родные между тем ничего не знали о них – отряд был постоянно в движении, и потому писать было некуда. И ребятам становилось скверно на душе, что нет писем из дома. Самим тоже редко удавалось передать письма из отряда с вертолетчиками. Нахабинским было легче, офицеры бывали у себя в части, привозили почту. Думаю, могли бы и волжанам както помочь, да не догадались это сделать. Словом, встретили ребята новый, двухтысячный год, в палатке на трассе.
– Хорошо мы его встретили, жаль не дома, всетаки рубеж двух веков, – улыбнулся Волосков.
Козлов добавил:
– Такой салют артиллеристы устроили – загляденье.
Артиллеристы стреляли из гаубиц вперед отряда, пробивая проход в скалах, вот и в ночь под новый год устроили представление на радость всем бойцам. А после столкнулись ребята с еще одним негативным явлением, которое ранее полковник Ткаченко охарактеризовал так: «Армия – это тот же народ, как живет народ, так живет и армия, военные находятся в той же самой среде, что и все россияне, и потому поступки их такие же, как у гражданских. Только одни помнят об офицерской чести, а другие – нет. Но это уже зависит от человека, его воспитания».
Явление это – меркантильность, обогащение несмотря ни на что. Ребятам очень быстро стало ясно, что война в Чечне – прежде всего война «больших денег», она выгодна и боевикам (им хорошо платят за каждого убитого солдата, за каждую террористическую операцию), выгодна и еще комуто в России, иначе (эта точка зрения единогласная) войска бы за дватри месяца завершили войну еще в первый раз, а уж про второй раз – и говорить нечего.
– Сейчас такая техника существует, – говорил Волосков, – что только кнопки нажимай, а люди только для зачистки территории нужны. Но почему так у нас получается? Террористы делали нападение в Буйнакске, в Первомайском, а их запросто отпустили. Вот американцы готовы весь Афганистан смести с лица земли за то, что их людей обидели. Выходит, Соединенные Штаты себя уважают, их президент своих граждан уважает, а вот Россия, получается, не уважает ни себя, ни народ. Грозный разрушен почти весь, там воевать уже некому, а мы все воюем, воюем…
Наверное, потому и воюем, что Чечня подобно черной дыре всасывает в себя огромные средства, которые оседают неизвестно в чьих карманах. Наверное, немало есть таких, кто думает как и один из офицеров отряда, к которому были прикомандированы волжские прапорщики. Вернувшись после новогоднего отпуска в отряд, он… позавидовал ребятам, что они были в Чечне больше дней, чем он, значит, и больше заработали. То есть по логике того офицера, чем дольше длится война в Чечне, тем больше можно на том заработать денег. Странно это было слышать, но так было. Да уж, с подобной моралью наемника такой офицер не скажет, что у него есть «хобби» Родину защищать.
Боевики рыскали вокруг, однако инженерный отряд надежно прикрывали сначала десантники, потом на смену им прибыла морская пехота. И всетаки устраивали они «федералам» мелкие пакости вроде таких, как угрозы на радиоволне, куда они вклинивались. Однажды Волоскову знакомый связист рассказал, что вышел на связь с ним какойто боевик, вел себя сначала ласково, спрашивал, кто такой да откуда, попросил даже, мол, давай на другой волне поговорим, на секретной, а то тут могут подслушать, а я чтото важное хочу сказать, мол, назови частоту. Связист не попался на «удочку», не перешел, и тогда из радио посыпались угрозы: «Мы вас всех сейчас сожжем, мы знаем вас всех, кто вы, откуда…» Отряд надежно прикрывался и с воздуха – постоянно над ними барражировали вертолеты и самолеты, поэтому сразу и эвакуировали трамвированных солдат. И однажды свой самолет чуть не разбомбил их, потому что заметил какуюто искру ночью на земле, подумал, что боевики, поэтому светомаскировку в ночное время соблюдали очень тщательно. Наступала ночь, и отряд замирал. Может быть, и это тоже спасло немало жизней, потому что боевикам не было ориентира пробраться за боевое охранение отряда, и снайперы никого не застрелили.
А в это время от тревоги за них домашние чуть не сходили с ума. Но все вернулись, четко запомнив время пребывания в Чечне – четыре месяца. Все были представлены к медалям, получили их, кроме Андрея Волоскова, которому объяснили, что его медаль им. Суворова гдето затерялась. Слава Богу, что имеется у него запись о награде в военном билете.
Они вернулись домой внутренне повзрослевшие, хотя еще очень молоды, чутьчуть постарше своих нынешних курсантов. Володе – двадцать семь лет, Андрею толькотолько исполнилось двадцать четыре. Но за плечами уже война, у них сложившийся уверенный взгляд на жизнь. Как знать, может быть, они окончательно определят свой жизненный путь и решат поступить в высшие военные училища. И мне кажется, это будут хорошие офицеры.
Они видели горе, познали трудности не только жизни, но и военной службы. Они научились разбираться в людях, ведь дважды в год перед ними проходят сотни молодых солдат, и к их обучению они подходят сейчас не формально, потому что там, в Аргуне, погибали как раз мало подготовленные солдаты, неопытные в своем деле. А еще, думаю, у них сохранилась в душах доброта, и до сих пор горит тот самый свет, который не позволяет человеку видеть вокруг себя только черное, и сквозь легкий цинизм всетаки пробивается надежда на лучшую жизнь, на то, что государство начнет ценить каждого своего гражданина, а уж военного – тем более, потому что военный человек во все времена был государевым человеком.
У каждого военного человека – дипломированного офицера или прапорщикаконтрактника – своя история, как он оказался в армии. Не это важно, главное, чтобы все они понимали, что они избрали для себя очень трудный, тернистый опасный жизненный путь, но, возможно, самый благородный и почетный – Родину защищать.


Все книги писателя Изюмова Евгения. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий