Библиотека книг txt » Изюмова Евгения » Читать книгу Дети россии
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Изюмова Евгения. Книга: Дети россии. Страница 31
Все книги писателя Изюмова Евгения. Скачать книгу можно по ссылке s

И вот я в уютной мастерской Киселевых. И это не оговорка, потому что часть своей мастерской Виктор Владимирович отдал во владение жене. Это своеобразный второй этаж, расположенный почти под самым потолком, антресоль, куда можно подняться по деревянной лесенке. «Веранда» – так Киселев называет это сооружение – сделана руками самого художника. Ее основание покоится на могучем обрезке ствола какогото дерева, принесенного в мастерскую тоже Киселевым. С веранды открывается очень красивый вид на пойму Ахтубы. Это – святое место, где Тамара Алексеевна пишет свои картины. Да, да. Тамара Алексеевна Киселева еще и художница.
Она появилась на свет в один из самых злых дней для ее семьи – 30 августа 1942 года. Кстати, как свидетельствует статистика, за период Сталинградского сражения на свет появилось немало малышей. Только одна Надежда Шурина, командир медсанвзвода, приняла 165 новорожденных.
Сталинград пылал одним огромным факелом, а то, что не могло гореть, превратилось в руины. Новорожденная малютка даже не подозревала, что ее мать, Любовь Трофимовна Дымова, уже вдова, а она – сирота.
– Я даже представить себе не могу, как мама сумела меня родить, наверное, от испуга, ведь знала уже, что эшелон, в котором был папа, разбомбили прямо на станции в Ленинске. Мне представить трудно, как мама нас с Валечкой спасла, ведь и Валечке было в то время чуть больше года. Наших родственников в Сталинграде было много – Орловы, Серпинины, Батраковы., хорошо, что рядом с ней были ее сестры – Таисия, Дуся, брат Иван. Мамочка наша всетаки не выжила после таких потрясений, умерла, когда нам было совсем мало лет. Повезло нам в том, что полного одиночества мы с Валей не ощущали. Помню, если приходила к тете Ксении, то она всегда усаживала за стол, а уж потом спрашивала новости. Тетя Тая обязательно поила молоком. Тетя Дуся давала какуюлибо одежду.
Словом, никто не обижал сироту, однако у всех своих проблем было полно, и хоть родные люди, а все же не родная мамочка. Потому, когда у Тамары появились свои дети, она постаралась им дать все, чего была лишена в детстве – материнское тепло и нежность, заботу. Она старалась их развивать всесторонне, не отпуская от себя, как наседка. Даже сопровождала детей в различные секции, хотя и уставшая приходила домой после работы.
– Я в свое время не получила достаточного образования, ведь надо было не столько об образовании думать, сколько о том, как выжить. Валя меня после седьмого класса устроила в строительное училище – там питание было бесплатное, форма, кров над головой. Занятия в училище мы сочетали учебой в вечерней школе. Позднее училась на курсах секретарей машинисток, швеймотористок, чтобы оказаться полезной там, куда наша семья переезжала. И в самом деле, все в жизни пригодилось – я сама шила одежду детям, вязала. А еще я училась вместе со своими детьми, словно вместе с ними росла заново, ведь у меня не было настоящего светлого детства. Я была таким ребенком, что все вокруг ловила глазами, в чем не могла участвовать. Дети подросли, и у нас появились пианино, баян, аккордеон, и я вместе с детьми училась играть на инструментах. Семья наша была словно ласточкино гнездо. Каждый год мы ездили к морю всей семьей, чтобы дети стали здоровее, а зимой они обязательно занимались зимними видами спорта, поэтому имели лыжи, коньки. Сын Георгий занимался серьезно дзюдо, самбо и в различных соревнованиях занимал призовые места. Как и отец, он выбрал военную карьеру, однако пришлось из армии уйти в период очередного сокращения. А Светочка семь лет училась в музыкальной школе, окончила Волжский инженерностроительный институт.
Тамара Алексеевна считает, что на ее пути было больше хороших людей, чем плохих, потому и сама подоброму относится к людям, смотрит на мир светлыми восторженными глазами. Она практически выросла в коллективе – детдом, строительное училище. Коллектив ее и замуж выдал – свадьбу играли в общежитии в Камышине, где она жила после завершения учебы в училище. И началось долгое путешествие по стране, ведь военных часто переводили с места на место, вместе с ними, конечно, переезжала и семья. Так что Тамаре Алексеевне пришлось поездить по стране очень много. И всякий раз – новая школа для детей, новая работа для нее. Была и военнослужащей – командир одной из частей, где служил муж, предложил женам офицеров пойти на службу в армию, потому что в маленьких гарнизонах не было работы для гражданских лиц, зато женщины могли работать связистками, в клубе, в столовой. Вот она и работала, и за свою работу имеет немало поощрительных записей в трудовой книжке и множество Почетных грамот.
На новом месте всегда находились и новые друзья, но самые теплые воспоминания об Эстонии.
– Эстонцы очень строгие и культурные люди, аккуратные. Я с удовольствием познавала их культуру, быт. Они к нам хорошо относились, и хотя я не знала эстонского языка, меня приняли на работу в швейную мастерскую. Городок был тихий, очень чистый, у каждого дома – цветник. Наши друзья до сих пор живут в Таллине, мы переписываемся.
Семья – как ласточкино гнездо. Как хорошо сказано. Так может сказать лишь человек с романтической душой. Но распалось это гнездо: дети выросли, с мужем пришлось расстаться. Но судьба иной раз бывает весьма хитрой дамой и преподносит неожиданные сюрпризы. Вот и Тамаре Алексеевне она преподнесла сюрприз.
Тамара Алексеевна жила в том же самом подъезде волжской «китайской стены» тысячеквартирного дома, где на самой верхотуре находилась мастерская художника Виктора Яковлевича Литвинова, ныне покойного. Тамара Алексеевна часто бывала у художника. Там же познакомилась и с Виктором Киселевым, и сейчас портрет Литвинова находится в мастерской Киселева, потому что Виктор Яковлевич не только общий друг Тамары Алексеевны и Виктора Владимировича, он – крестный отец их семьи. До встречи в мастерской Литвинова они едва замечали друг друга, познакомившись, поняли, сколько у них общего – любовь к музыке, к живописи, обожание Пушкина и всего, что связано с поэтом.
Смотришь на эту пару и думаешь, до чего же подходят они друг другу, какая любовь светится в глазах, и оба спешат рассказать, нет, не о себе – о таланте другого, о том, как интересно было на конгрессе экслибристов в СанктПетербурге, куда съехались более пятисот коллекционеров со всего мира, как побывали в Бостоне на таком же конгрессе…
– Я свою супругу считаю очень талантливой, Виктор Владимирович долго кружил вокруг нас по мастерской, пока Тамара Алексеевна вспоминала свое военное детство, наконец не выдержал и присоединился к разговору. – Она пишет замечательные стихи, и куда бы мы ни шли гулять, у нее с собой всегда блокнот и ручка. Идемидем, вдруг встала и начала чтото писать – оказывается, ей в голову пришла удачная строчка, вот и спешит записать, чтобы не забыть.
А потом Виктор Владимирович повел меня на «веранду» показать картины супруги. Я даже удивилась сначала, надо же – не свои картины показывает, а картины жены. А потом поняла – просто Виктор Киселев, художник с известным именем, гордится своей женой, ее талантом, тем, что была у нее персональная выставка, и потому собственные успехи отступают в тень.
– Я в детстве очень любила рисовать, даже мечтала стать художницей, – объяснила свое пристрастие Тамара Алексеевна. – Но тогда не удалось воплотить мечту в реальность.
– Ты стихи прочти – про море, про Сталинград, – опять вступил в беседу Киселев.
А Тамара Алексеевна робко попросила разрешения прочесть стихи о нем, человеке, с которым у нее теперь единая судьба: – Лучик солнца над туманом,
листва бисером блестит.
Я шагаю с тобой рядом,
Лучик рядышком бежит.
На ладонь мою ложится
Рука сердца твоего,
счастье, знать, оно и было,
раз ты чувствуешь его.
Рядом ель, березы в ситце.
Как похожи мы с тобой!
Ты, как в юности, вихрястый,
я бегу вслед за тобой.
Неразлучны мы в работе
и в прогулки влюблены 
ты, как мастер своей кисти,
я – цветок твоей любви.
Если в одной части сердца Тамары Алексеевны царит Виктор Владимирович, то в другой – попрежнему ее дети, рядом с которыми и внуки. А еще в ее сердце есть место и для песен, которые с ней тоже с самого детства. Она пела в хоре, когда жила в интернате, участвовала в самодеятельности училища, воинской части, где служила с мужем. А теперь – в ансамбле «Зоренька». И на каждый концерт обязательно приходит Виктор Владимирович. Она ищет взглядом его в зале, улыбается ему, а он ловит этот взгляд и обязательно машет рукой, подбадривая, мол, все у тебя получается хорошо.
Да, странная эта женщина – судьба, но иной раз она совершает очень правильные поступки во благо наше, я убедилась в этом, глядя на пару, удивительную в своей взаимной влюбленности – Тамару и Виктора Киселевых. Прав Пушкин: «Любви все возрасты покорны».



СИМА, НАРЕЧЕННАЯ НИНОЙ



Симченко Сима Николаевна – тихая и спокойная, невысокого роста женщина. Очень скромная. Она долго не хотела со мной встретиться, потому что не видела в своей жизни чегото такого особенного, о чем стоило бы написать в газете. И всетаки я настояла, и рада тому, потому что ее рассказ – это очередное стеклышко в мозаике моего представления о Сталинградской битве, о жизни старшего поколения.
Корни рода Капкиных (такова была девичья фамилия матери Симы Николаевны) находятся в Саратовской области. Дедушка ее, Антон Семенович, был крепким хозяином, имел две лошади, нанимал работников. Был он настроен против коллективизации или нет, про то Сима не знает, но то, что дедушка с бабушкой не хотели быть высланными из родной деревни Львовка, это ей известно. Оба прятались у знакомых в подвалах да на чердаках, в результате бабушка простыла и умерла, а дедушка женился второй раз.
И поскольку семейное гнездо было разорено, птенцыдети выпорхнули из него без сожаления.
В то время как раз прошел слух по стране, что строится в городе Сталинграде большой завод – гигант отечественного тракторостроения. Вот Анна и отправилась туда, вслед за ней приехали сестра Ксения, братья Терентий и Василий. Анна и Ксения работали на фабрикекухне, а братья – на заводах. И судьба Анны сложилась как в известной песенке о Танечке, которая служила в столовой заводской. Так вот Анечка именно в своей столовой и встретилась со студентом политехнического института Николаем Дрепиным. Вышла за него замуж и прожила с ним долгую жизнь. В апреле 1935 года у них родилась дочь, которую при крещении нарекли Ниной, но ее метрическое свидетельство потерялось во время войны, а по новой метрике она в результате ошибки оказалась Симой. Но родители звали ее только Ниной.
Николай Гаврилович был коммунистом, он и умер, выполняя партийное поручение – во время учебы на партийных курсах: дал о себе знать застрявший недалеко от сердца осколок. Великую Отечественную войну он прошел от начала до конца, был в Берлине. Все его военные регалии, несколько благодарностей за боевые действия, объявленные командованием, и даже траурная лента – память о похоронах отца – бережно хранятся у Симы Николаевны.
Когда началась война, Симе было шесть лет. Отец работал на Тракторном и остался там для эвакуации оборудования, а Сима с матерью жили в землянке, ожидая эвакуации. Фашисты совсем близко подошли к Сталинграду, и Николай Гаврилович ушел в ополчение вместе с заводчанами, поручив семью другому Николаю – мужу Ксении. Взрослые – женщины и дядя Николай – решили выбираться из Сталинграда сообща. Они закопали наиболее ценные вещи в ямы, взяли с собой самое необходимое и отправились к Волге на одну из переправ. Оставив женщин на берегу, Николай пошел искать лодку, поскольку на паром попасть было невозможно, и больше его никто не видел до самого конца войны.
Это случилось как раз тогда, когда немцы прорвались к Волге в районе Рынка. Именно в тот день был обстрелян и пароход "Иосиф Сталин». Женщины с берега видели, как пароход застрял на одном из островков, как люди пытались спастись вплавь. Позднее стало известно, что из 1200 человек, находившихся на борту «Иосифа Сталина», спаслось лишь около 150.
Волга горела, грохотали взрывы, свистели пронзительно пули и ревели самолеты: «Ууууу…» Было очень страшно. Когда Ксения и Анна поняли, что Николай не вернется, они решили выбираться из того ада самостоятельно. О судьбе Николая узнали лишь после войны – немцы захватили его в плен, угнали в Германию, и он там работал на богатого землевладельца.
Оставив девочку рядом с вещами, женщины пошли искать лодку. Неподалеку от Симы грохнул взрыв такой силы, что девочка полностью оглохла на целую неделю. Наконец, им удалось переправиться на другой берег Волги. Беженцы направились в Саратов, и тут им повезло – их догнала автоколонна, шедшая в направлении Балашова. Начальник колонны взял беженцев с собой и даже разрешил водителю сделать крюк и довезти их до Львовки.
Там, во Львовке, у деда и жила Сима с матерью всю войну. Дедушка был суровый. Однажды Сима во сне заругалась, так он ее выпорол веревкой, дескать, раз во сне гадости говоришь, то наяву и подавно. У дедушки был большой сад, пчелы, так что семья не голодала. Но колоски на колхозном поле собирать довелось. Анна во время войны работала в колхозе, а после смерти мужа райком партии помог ей устроиться в сельской больнице медсестрой. У нее, конечно, не было специального образования, но умела ставить уколы, знала коечто о лекарствах, вот и решили, что этого для деревни достаточно.
Позднее Анна Семеновна решила уехать в Волгоград, где жили Ксения и вернувшийся из плена Николай. Умерла Анна Семеновна, когда ей минуло 77 лет.
Сима в Сталинграде впервые оказалась в1950 году.
В то время толькотолько начинались геодезические работы на месте будущей ГЭС, вот Сима и устроилась туда на работу. Геодезисты исследовали течение реки, делали промеры глубин, выезжали на моторной лодке на самый стрежень в любую погоду. Волны захлестывали лодку, девчонки просили моториста дядю Сашу перейти на весла, а тот бурчал: «Ничо, с моторомто лучше». С тех пор она боится воды.


Все книги писателя Изюмова Евгения. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий