Библиотека книг txt » Иванов Андрей » Читать книгу Тайны египетской экспедиции Наполеона
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Иванов Андрей. Книга: Тайны египетской экспедиции Наполеона. Страница 24
Все книги писателя Иванов Андрей. Скачать книгу можно по ссылке s


В начале 1809 года он покидает армию в Испании, не доведя дело до конца. Война – с переменным успехом – продолжалась без него. Он возвращается в Париж победителем, который предоставил своим маршалам право продолжить успешно начатое дело.

Чем ситуация сентября 1812 года была хуже или лучше положений, упомянутых выше?

Прежде всего, в сентябре 1812 года Наполеон ни только не утратил политической и пропагандистской инициативы, но владел ею как никогда. Европа и ее руководители пребывали в абсолютной уверенности, что на Востоке одерживаются одни победы. Даже проницательный Меттерних говорил о «свершившихся судьбах России». Узнав о падении Москвы, он воскликнул: «России больше нет!» Такого же мнения придерживался враг Наполеона Жозеф де Местр.

Никому в армии не нравилось, когда император ее покидал. Но он всегда находил веские причины, чтобы оправдать свой отъезд. А в сентябре, после победы «под стенами Москвы», он мог из человека войны стать Человеком Мира – по самому большому счету. Он пытался замириться, но делал это неуклюже, в формах неприемлемых и несоответствовавших его статусу императора Запада.

Зимой в Варшаве, оставшись без армии, Наполеон скажет Коленкуру, что «из своего кабинета в Тюильри он будет внушать больше почтения Вене и Берлину, чем из своей ставки».

Полюбовавшись Москвой с Поклонной горы, он мог, не теряя времени, повернуть назад, сопровождаемый неаполитанским королем, высшими чиновниками и конной гвардией.

Если бы он оставил армию таким образом, то это могло произвести негативное впечатление на часть офицерства и солдат, но вряд ли посмели бы сказать, что Наполеон «удрал такую же штуку, как в Египте». Именно потому, что Москва лежала у его ног.

«Поехал заключать мир», – подумало бы большинство.

И Наполеон мог оправдать ожидания солдат, страстно желавших возвращения домой.

При встречах с австрийским императором и прусским королем он сказал бы им: «Мы едины в нашем стремлении достичь прочного мира, а солдаты князя Шварценберга и графа Йорка хотят вернуться к своим семьям. Так подкрепите мои предложения своей волей к миру и воздействуйте на императора Александра! Вместе мы добьемся того, чего жаждут наши народы. Мне очень не хотелось бы – в случае ничем не оправданного упорства русского царя – использовать последний довод, направив двести тысяч моих солдат из Испании и сто тысяч поляков на покорение Петербурга».

Наполеон одерживал победы. С его отъездом все возможные в будущем неудачи принадлежали бы маршалам, но не ему. Он никогда не избегал ответственности, но в ряде случаев отсутствие необходимого «разделения труда» сильно повредило делу. Так было и в 1812-м, и в 1813-м году, когда накануне решающего дня сражения при Лейпциге император был вынужден заниматься испанскими делами, а подчиненные ничем не помогли, ничего не предусмотрели, ничего не взяли на себя.

Наполеон, запутавшийся в политических комбинациях и пренебрегавший нуждами простых солдат (к отступлению из Москвы ничего готово не было, отмечает Стендаль), ставший тормозом и парализовавший инициативу деятельных подчиненных, вполне мог довериться таким вождям, как Даву.

Вождь итальянцев вице-король Евгений мог бы навести порядок в Смоленске, а князь Понятовский примерить корону Польши.

Император-победитель, проезжающий через Вильну и Варшаву в сопровождении конных гвардейцев, был бы всюду восторженно встречен – как своей армией, так и населением. Сделав необходимые хозяйственные распоряжения, он мог, не медля ни дня, заняться насущными политическими делами.

«Целебные» меры (восстановление польской государственности, сполна оплаченное кровью на полях сражений, освобождение ранее плененного Римского папы и мир в Испании, вовремя подкрепленный возвращением испанцев из России), сопровождаемые пацифистским пафосом и пропагандистским шумом, – а уж в этом императору не было равных – подтвердили бы его высокое реноме и позволили бы сохранить единство Запада под его (Наполеона) скипетром и при благословении Ватикана.

Если бы спустя восемь лет после первой коронации он водрузил бы на голову корону императора Запада, мало кто возражал бы против этого триумфа.

Все тайные договоренности и союзы против Франции (Россия-Пруссия, Россия-Австрия, Россия-Испания) не стали бы действенными, а венский двор не посмел бы порвать отношения с родственником.

Русский царь, упорствовавший в своей вражде к Наполеону, выглядел бы врагом мира на континенте.

К нему можно было обращаться через европейские посольства России, а не через случайных и «подвернувшихся под руку» людей.

Мир в Испании позволил бы Наполеону иметь ветеранов Сульта и Сюше на восточном фронте, если бы это потребовалось. А ликующая Польша предоставила бы не «6 000 казаков» (о которых Наполеон будет часто говорить Коленкуру – казаками Наполеон называл легкую польскую кавалерию), а значительно больше бойцов.

Представим картину: Александр в Петербурге, Наполеон в Париже или Варшаве, армии воюют. Наполеон хочет мира, активно его добивается, и Европа это видит и ценит. А Александр упорствует, продолжает проливать кровь и истощать ресурсы наций.

Политические козыри были бы на руках императора французов.

Вышло по-другому. Наполеон – монарх вдали от родины, генерал, обреченный на бездействие, выступал жалким просителем.

Как молодой поэт, посылающий стихи в литературный журнал и с замиранием сердца ожидающий ответа, уповал он на «сохранившиеся чувства» Александра. Который поклялся не подписывать мир ни под каким видом (как редактор, не вступающий в переписку и не возвращающий рукописи!)

Царь давно понял, что он не нужен и даже вреден в армии. Наполеону такая мысль и в голову не приходила: великий полководец – где ж ему быть, как не на фронте?

После фантастического перехода, битв и лишений армия не могла продолжать кампанию и хотела мира. Этой передышкой Наполеон должен был воспользоваться в полной мере.

Даже с учетом кратковременных остановок, он мог бы быть в Париже к началу октября и развернуть большое политическое наступление.

Позднее, «прижатый к стене», он освободит папу и помирится в Испании. Но ничего этого он не сделал в 1812 году. Он пошел на Москву, которую вскоре увидел с Поклонной горы.

Что тут творилось! Бертье, Мюрат, Евгений Богарне, Мортье, Даву, Лористон, генерал Гурго стояли подле императора и громко выражали свои чувства.

Солдаты кричали «Да здравствует Наполеон! Да здравствует император!» Радость была безудержной и всеобщей: «Москва! Москва!»

Так же они голосили при виде минаретов Каира.

Вдруг в едином порыве воины запели «Марсельезу» – Французская Революция пришла в Россию!

Депутации «бояр» с ключами от города все не было. Наконец, Дарю собрал группу людей, в которой официальных лиц не оказалось.

Какое унижение! Какая смешная ситуация!

Наполеон не мог охватить разумом последних событий и оценить их вероятные последствия. Ему трудно было понять, что оставление Москвы не повлияет на решимость русских продолжить борьбу.

На постоялом дворе Дорогомиловского предместья Наполеон провел бессонную ночь (кусали клопы, слуга жег уксус) и получил множество донесений. Среди них были такие, которые предупреждали о грядущем сожжении города. Он не поверил слухам.

Французы, поляки, итальянцы двинулись тремя колоннами: Мюрат через Дорогомиловский мост, Понятовский через Калужскую заставу, принц Евгений через Тверскую. Марш солдат в парадной форме сопровождала музыка походных оркестров и бай барабанов. Кавалерия скакала по Арбату.

Бюллетень Великой армии сообщал, что авангард был встречен «ружейным залпом» из Кремля, но Мюрат рассеял защитников пушечными залпами.

И началось страшное – Москва загорелась. Огонь распространялся так быстро, что люди не успевали опомниться. Женщины покидали дома, забывая бриллианты на туалетных столиках.

Коленкур пишет об одинаковых фитилях, разбросанных здесь и там. Несомненно, Москву сожгли русские!

Жизнь императора, который как Людовик Святой во главе крестового похода вошел в загадочную столицу Востока, оказалась в опасности.

Мюрат, Бертье, Бессьер, Лефевр и Богарне уговаривали его покинуть Кремль. Вначале он отказывался. Затем, видя возраставшую угрозу, соратники все же вынудили его спасаться бегством.

Начался «странный месяц» необыкновенного человека, который привык диктовать одновременно нескольким секретарям, но в Петровском замке будто забыл о том, что «несет мир на своих плечах».

Наполеону было не до созерцания красот дворца – он уделил этому всего полчаса. Его деятельность была парализована, он не отдавал никаких распоряжений – что-то небывалое!

«Виновников» пожара подвергали казни – новая администрация наводила порядок. Сам Наполеон признал в письме к Александру, что расстрелял 400 «поджигателей».

Разве он не знал, каким страшным преступлением считали здесь расстрел пленных янычар в Яффе? Неужели он думал, что извещение русского царя о том, что в Москве соблюдается «общественный порядок», добавит ему шансов достичь мирного соглашения?

В Яффе он расстрелял клятвопреступников, в Москве поджигателей. Оба предприятия (египетско-сирийское и московское) в итоге провалились.

Как они похожи! Утомительные марши, непримиримость врага, партизаны. И индийские грезы.

Там и здесь подвели турки. В Египте он хотел с ними дружить, а они на него напали. В 1812 году надеялся, что османы ослабят Россию, а они с ней помирились.

Он выезжал осматривать город и видел одни головешки. Прогулки по центру его не радовали, тогда он значительно удалялся от Кремля. По его приказу в Новодевичьем монастыре установили батарею, а стены укрепили. Император проехал верхом на маленькой белой арабской лошади по всем помещениям, которые показались ему интересными, и велел солдатам взорвать храм Иоанна Предтечи, напомнивший ему о вражде с Орденом мальтийских рыцарей Иоанна Иерусалимского.

Творя Историю, искал ли он Бога в Истории?

Если в Египте в числе прочих книг Бонапарт читал Библию и Коран, то в Москве был занят политикой и светской поэзией. И ученых с ним нет, как то было в Африке.

Ему сказали о том, что в Москве храмов «сорок сороков». Он написал в Париж: «Здесь тысяча шестьсот церквей».

Почему он, «восстановитель католической религии», мечтавший короноваться императором Запада и Востока, хранителем христианской веры, так пренебрежительно отнесся к чувствам православных? Это тем более непонятно, если вспомнить, сколько времени и сил уделял он религиозным делам в Египте. (А в армии покорителей Москвы были и греки.)

Почему он, участник месс в Соборе Парижской богоматери, зная, что его войско состоит большей частью из католиков, не придавал значения молитве перед боем?

Уцелевшие от пожара монастыри оккупанты превратили в казармы, скотобойни и артиллерийские склады, а церкви – в штабы, конюшни и хлебопекарни.

Есть серьезные основания полагать, что Наполеон понимал всю глубину пропасти, в которую падает. Но император не мыслил себя вне «армии-победительницы», а соображения, связанные с тем, что 1) он поставлен в нелепейшее положение, 2) занятие Москвы не имеет политического смысла, 3) каждый день лишь ухудшает дело, он загонял куда-то вглубь своего сознания.

Несомненно одно – осенью 1812 года Наполеон забрался слишком далеко и попал в критическое положение.

Его способности всюду выделять главное, поочередно «открывать те ящички памяти, которые в данный момент нужны», резко – если обстоятельства того требовали – менять направление движения, его опыт, интуиция и богатейшее воображение должны были помочь принять верные решения.

Он неоднократно являл миру свою способность действовать неординарно, решительно и с размахом.

В 1799 году он отказался от планов восточных завоеваний и неожиданно вернулся в Париж.

В 1805 году вместо высадки в Англии он выступил из Булонского лагеря и совершил молниеносный бросок в центр Европы.

В 1806 году, опередив врага, он вторгся в Пруссию, разгромил ее армию («подул на Пруссию, и она исчезла», заметил Гейне) и провел тяжелейшую зимнюю кампанию, завершившуюся решительной победой при Фридланде.

В 1809 году он переломил ход австрийской войны после относительной неудачи при Асперне и Эсслинге.

Лишь в Испании он не мог прояснить дело, хотя его кратковременное руководство боевыми действиями в конце 1808 года было успешным.

Как он отреагирует на события и итоги первого этапа кампании 1812 года?

Знает ли, что будет делать осенью, зимой и весной?

Москва – сильная или слабая позиция для него и для армии?

Наполеон, пассивный в течение первых дней после пожара, вернулся к управлению необъятной Империей.

Потекли часы, дни и недели, которые могли быть употреблены во спасение, но лишь приближали гибель.

Гофмаршал Дюрок, исполнитель самых интимных поручений императора, энергично предлагал ему покинуть Москву как можно скорее.

Среди людей, способных возразить Наполеону, были и безукоризненный Даву, и изумительно точный Дарю, и рыцарь Коленкур, и «король храбрецов» Мюрат, и идеалист Понятовский.

Разве что Бертье редко высказывал мнения, а возражал лишь в случаях, когда считал приказы невыполнимыми.

Умы добросовестно напрягались, но не могли найти хорошего выхода. Предлагался быстрый исход (немедленное отступление), но Наполеон никак не решался согласиться с такой развязкой ввиду ее бесславности.

Император колеблется: идти на Кутузова? двинуться на Петербург? отступить?

Ситуация ухудшалась: русские овладевали обозами, перехватили две эстафеты и брали пленных. Коленкур, сопровождавший Наполеона во время ежедневных поездок по городу, счел нужным попросить аудиенции императора, не желая говорить важные вещи на ходу. Во время аудиенции Коленкур напомнил об опасностях пребывания в Москве и трудностях, связанных с передвижением по российским дорогам в зимнее время.


Все книги писателя Иванов Андрей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий