Библиотека книг txt » Хайнлайн Роберт » Читать книгу История будущего 2
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Хайнлайн Роберт. Книга: История будущего 2. Страница 39
Все книги писателя Хайнлайн Роберт. Скачать книгу можно по ссылке s

— Я и так молчу.
— «Женщина ввела меня во искушение...» — Джабл закрыл глаза.
Дома они застали Кэкстона и Махмуда. Бен огорчился, не найдя Джилл, и решил развеять тоску в обществе Энн, Мириам и Доркас. Махмуд, наведываясь, всегда говорил, что приезжает к Майку и доктору Харшоу, но получал видимое удовольствие не только от общения с ними, а и от обедов и выпивок за столом Харшоу, от прогулок в его саду и компании его одалисок. Вот и сейчас Мириам делала ему массаж, а Доркас расчесывала его волосы.
— Можешь не вставать, — обратился Джабл к Махмуду.
— Я не могу встать: на мне сидят. Привет, Майк!
— Привет, брат мой Вонючка, доктор Махмуд!
Майк торжественно приветствовал Бена и, извинившись, сказал, что пойдет к себе.
— Иди, сынок, — отпустил его Харшоу.
— Майк, ты не хочешь есть? — удивилась Энн.
— Нет, я не голоден. Спасибо.
И ушел в дом.
Махмуд повернулся к Харшоу, едва не свалив Мириам:
— Джабл, что тревожит нашего брата?
— Его, кажется, тошнит, — сказал Бен.
— Пусть отдохнет. Он сегодня объелся религией.
И Джабл вкратце описал утренние события.
Махмуд нахмурился:
— Стоило ли оставлять его наедине с Дигби? Прости меня, брат, но это слишком необдуманный поступок.
— Вонючка, ему рано или поздно пришлось бы с этим столкнуться. Майк говорил, что ты ему что-то проповедовал. Почему Дигби не имеет права проповедовать свое? Ответь, как ученый, а не как мусульманин.
— Я на все вопросы отвечаю, как мусульманин.
— Извини. Я тебя понимаю, но не согласен с тобой.
— Джабл, я употребил слово «мусульманин» в его точном смысле, а не в том, который подразумевает Марьям под термином «магометанин».
— И будешь магометанином, пока не научишься правильно произносить мое имя! Не вертись!
— Хорошо, Марьям. Ой! У женщин не должно быть мускулов! Джабл, как ученый, я считаю Майка венцом моей карьеры. Как мусульманин, вижу в нем желание подчиниться воле Бога и рад за него, хотя здесь нас ожидают трудности, потому что он еще не вник в смысл английского слова «Бог». Или арабского «Аллах». А как человек и раб Божий, я люблю парня и не хочу, чтобы он попал под дурное влияние. Помимо религиозных соображений существуют еще и моральные. Например, я считаю, что Дигби может оказать на
Майка дурное влияние. Вы согласны?
— Браво! — зааплодировал Бен. — Вонючка, ты мне нравишься! Скоро я куплю ковер и начну учить арабский.
— Я польщен. Ковер разрешаю не покупать.
Джабл вздохнул:
— Согласен. Пусть лучше Майк начнет курить марихуану, чем его совратит Дигби. Но, с другой стороны, его не так просто совратить: тут мало получасовой беседы. И твоему хорошему влиянию Майк тоже не уступит.
Убеждения и интеллект у него одинаковой силы. Пророк Мухаммед не выдержал бы конкуренции с Майком.
— На все воля Аллаха.
— Что исключает дальнейший спор.
— Пока вас не было, мы говорили о религии, — вступила в беседу
Доркас. — Босс, вам известно, что у женщин есть души?
— Неужели? Первый раз слышу.
— Вонючка сказал, что есть.
— Марьям хотела знать, почему магометане считают, что душа есть только у мужчин, — объяснил Махмуд.
— Мириам, это вульгарное заблуждение, подобное тому, что евреи замешивают мацу на крови христианских младенцев. В Коране говорится, что в рай попадают целыми семьями: и мужчины и женщины. Возьмем стих 70,
«Украшения из золота». Правда, Вонючка?
— «Войдите в сад, вы и ваши жены, и радуйтесь» — таков приблизительный перевод, — подтвердил Махмуд.
— Я слышала, что в раю магометане развлекаются с гуриями. Куда же они девают жен? — спросила Мириам.
— Гурии, — принялся объяснять Джабл, — это особые существа. Кстати, есть гурии мужского пола. Им не нужны души, они сами духи — бессмертные, неизменные и прекрасные. Им не нужно зарабатывать право на вход в рай, они предусмотрены штатным расписанием. Они разносят еду, напитки, от которых не бывает похмелья, поют и танцуют по заказу гостей. А души жен бездельничают: едят, пьют и развлекаются. Я правильно говорю, Вонючка?
— Близко к истине, но достаточно оригинально в смысле стиля. — Махмуд неожиданно сел, сбросив на пол Мириам. — У ваших женщин, наверное, все-таки нет душ.
— Возьми свои слова назад, неблагодарный! Иноверец!
— Успокойся, Марьям. Если у тебя нет души, значит, ты бессмертна.
Джабл, может ли случиться, что человек умрет и не заметит этого?
— Не знаю, не пробовал.
— А вдруг я умер на Марсе и сейчас мне только кажется, что я вернулся домой? Посмотрите вокруг! Сад, которому позавидовал бы сам Пророк, четыре прекрасные гурии в любое время подают яства и вина. Разве это не рай?
— Нет. Налоги я плачу далеко не райские.
— Меня это как-то не трогает.
— Теперь гурии. Даже если допустить, что наши одинаково красивы, достаточно ли они красивы для гурий?
— Мне хватает.
— Остается еще одно качество, присущее гуриям.
— Не будем углубляться. Допустим, это не физическое качество, а вечное состояние души.
— В таком случае я утверждаю, что перед нами — не гурии.
— Ну, что ж, — вздохнул Махмуд, — придется кого-нибудь из них превратить.
— Почему кого-нибудь? Давай уж сразу всех четырех.
— Нет, брат мой. Хотя шариат и позволяет иметь четырех жен, счастливым можно быть только с одной.
— Тем лучше для меня. Кого берешь?
— Сейчас увидим. Марьям, воспитать из тебя гурию?
— Иди к черту!
— Джилл, как ты?
— Джилл оставь для меня, — запротестовал Бен.
— Ладно. Энн?
— Не могу. У меня свидание.
— Доркас, ты моя последняя надежда!
— Я постараюсь ею остаться.


У себя в комнате Майк лег на кровать, принял позу зародыша, закатил глаза, зафиксировал язык и замедлил сердцебиение. Джилл сердилась, если он делал это днем, но смирялась, если не при всех. (Есть масса вещей, которые нельзя делать при всех, и Джилл сердилась только из-за них). А ему так хотелось сосредоточиться и подумать: он совершил поступок, который Джилл не одобрила бы.
У Майка возникло человеческое желание сказать самому себе, что его вынудили так поступить, но марсианское воспитание не позволило воспользоваться этой лазейкой. Он достиг критической точки, требовалось правильное действие, и он выбрал. Он вникал, что этот выбор правильный.
Тем не менее брат Джилл запрещает так поступать. Значит, возможности выбора нет. Противоречие: в критической точке должна быть возможность выбора. Лишь совершая выбор, дух может расти.
Может быть, не стоило выбрасывать пищу? Хотя нет, компромиссного варианта Джилл тоже не приемлет.
В эту минуту существо, несущее в себе человеческие гены и марсианское сознание, существо, до сих пор не отдавшее предпочтение ни тому, ни другому, завершило одну из стадий роста: оно перестало быть птенцом. Майк по-человечески остро ощутил всю глубину пучины одиночества, в которую ввергает человека возможность и необходимость совершать свободный выбор, и по-марсиански спокойно и даже радостно стал впитывать печаль открытия, соглашаться с его последствиями. С горьким наслаждением он понял, что последний выбор он совершил сам, без помощи Джилл. Брат по воде может учить, предупреждать, направлять, но он не может разделить твой выбор.
Выбор — это твоя собственность, которой владеешь без права продажи, передачи или залога. Собственность и собственник составляют единое целое.
Ты есть действие, которое предпринимаешь в критический момент.
Осознав свою самостоятельность, Майк мог глубже вникнуть в братьев, погрузиться в них, не растворяясь. Он стал перебирать в памяти многочисленных марсианских братьев, и немногочисленных земных, чтобы полюбить их по-новому, отыскать в каждом ту неповторимую самостоятельность, которую открыл в себе.
Майк еще долго оставался в трансе: во многое нужно было вникнуть, многое обдумать с точки зрения взрослого человека (марсианина?)... Все, что он видел, слышал, пережил в Молельне Архангела Фостера (до момента, когда он остался один на один с Дигби), было непонятно. Почему епископ Бун вызвал у него неприязнь, почему мисс Ардент, не будучи братом, ощущалась как брат, почему от танцующей и кричащей толпы исходило добро... и что такое говорил Джабл? Слова Джабла тревожили сильнее всего. Майк вслушивался в них снова и снова, сравнивал их с тем, чему его учили в родном гнезде... Очень трудным было слово «церковь», которое Джабл повторял без конца. В марсианском языке не было соответствующего понятия
(было понятие широкое, всеобъемлющее, включающее в себя странные человеческие слова «конгрегация», «служба», «Бог». Оно выливалось в формулировку, которую никто не воспринимал: ни Джабл, ни Махмуд, ни Дигби
— «Ты есть Бог»).
Теперь Майк глубже вникал в смысл этой английской фразы и видел, что в ней нет той неизбежности, категоричности, наконец, безысходности, которая присуща соответствующему марсианскому слову. Он произносил английскую фразу, а продумывал марсианское слово, и вникал все глубже...
Около полуночи Майк ускорил сердце и дыхание, развернул тело и сел на постели. От усталости не осталось и следа, голова была ясная, душа жаждала действия.
Его вдруг потянуло к людям так же неудержимо, как несколько часов назад захотелось от всех скрыться. Он вышел в гостиную и ужасно обрадовался, встретив брата.
— Привет!
— Привет, Майк! О, да у тебя уже бодрый вид!
— Я себя отлично чувствую. А где все?
— Спят. Бен с Вонючкой уехали, и остальные пошли спать.
— Жаль. — Майку очень хотелось сообщить Махмуду о своем открытии.
— И я уже собралась ложиться, но захотелось перекусить. Ты хочешь есть?
— Конечно, хочу.
— Пойдем на кухню, там есть холодная курица.
Они спустились в кухню и нагрузили полный поднос.
— Выйдем на улицу, здесь жарко.
— Отличная мысль, — согласился Майк.
— Еще совсем тепло, можно купаться. Настоящее бабье лето. Стой, надо включить свет.
— Не надо. Я сам понесу поднос.
Майк мог видеть в почти полной темноте. Джабл объяснял это тем, что он вырос в полумраке, но сам Майк считал, что он своей способностью в большей степени обязан урокам приемных родителей. Что же до погоды, то
Смит мог бы спокойно сидеть нагишом на Эвересте, и сейчас ему было все равно, тепло на улице или нет. Он уже ждал зимы, чтобы выпал снег и можно было бы походить по нему босиком.
Тем не менее теплая погода была ему приятна, а еще приятнее — общество брата.
— Держи. Я все-таки включу подводный свет, чтобы не пронести мимо рта.
— Отлично, — Майку нравилось смотреть на подсвеченную воду.
Они поели у бассейна, потом легли на траву и стали смотреть на звезды.
— Майк, смотри, вот Марс. Или это Антарес?
— Марс.
— А что там происходит?
Майк помолчал. Даже для английского языка это был слишком общий вопрос.
— В южном полушарии сейчас весна, братья учат растения расти.
— Учат растения расти?
— Ларри тоже учит растения расти. Я помогал ему. Но мой народ, то есть марсиане (теперь вы мой народ), учат растения по-другому. В северном полушарии холодает, и куколки, оставшиеся в живых, переходят жить в гнезда. Люди, оставшиеся жить на экваторе, грустят: один из них дематериализовался.
— Да, по стереовидению передавали...
Майк пропустил эту передачу. Он ничего не знал о смерти колониста, пока его не спросили, что делается на Марсе.
— Они зря грустят. Мистеру Букеру Т.В.Джонсу, технологу первого класса по приготовлению пищи, теперь хорошо. Старшие Братья вылечили его душу.
— Ты его знал?
— Да. У него было собственное лицо, черное и красивое. Но он тосковал по дому.
— Бедняжка... Майк, а ты тосковал по дому? По Марсу?
— Сначала да, — ответил Майк. — Мне все время было одиноко, а теперь нет. — Он перекатился по траве и обнял ее. — И больше никогда не будет одиноко.
— Майк, мой милый...
Они поцеловались.
Потом брат сказал:
— Сегодня, как в первый раз...
— Тебе хорошо, брат?
— Да. Очень. Поцелуй меня еще.
Прошла вечность.
— Майк, ты понимаешь, что делаешь?
— Понимаю. Это сближение. Мы сейчас сблизимся.
— Я... мы... давно этого ждем... Повернись, я помогу.
Когда они слились, познавая друг друга, Майк сказал нежно и торжествующе:
— Ты есть Бог!
Она ответила молча. А потом, когда они совсем сблизились, и Майку показалось, что он сейчас дематериализуется, она отозвалась:
— Да... Ты есть Бог. Мы вникаем в Бога.



25

На Марсе люди возводили дома для новых колонистов. Строительство шло быстрее, чем намечалось: помогали марсиане. Сэкономленное время пустили на разработку плана по высвобождению кислорода из песка.
Старшие Братья в это не вмешивались: еще не пришло время действовать.
Они обдумывали решение, от которого зависела дальнейшая судьбы марсианского искусства. На Земле тем временем проходили выборы; какой-то поэт-авангардист опубликовал сборник стихотворений, состоящих исключительно из знаков препинания и пробелов. Журнал «Тайм» в критической статье заметил, что язык сборника скорее подходит для правительственных известий.


Все книги писателя Хайнлайн Роберт. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий