Библиотека книг txt » Хайнлайн Роберт » Читать книгу История будущего 2
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Хайнлайн Роберт. Книга: История будущего 2. Страница 16
Все книги писателя Хайнлайн Роберт. Скачать книгу можно по ссылке s

Джилл прикусила губу, потом улыбнулась.
— Я не знаю, как это делается.
— Я тоже, но хочу научиться у Майка. Так вот, я говорю вполне серьезно: благодарность есть эвфемизм для обозначения отвращения.
Отвращение большинства людей меня не беспокоит, но мне не хотелось бы стать отвратительным для такой маленькой хорошенькой девочки.
— Что вы, Джабл, я ничего подобного не испытываю!
— Надеюсь... но начнешь испытывать, если взрастишь в своем сознании мысль, что ты передо мной в долгу... У японцев существует пять способов выражения благодарности. Каждая из этих фраз буквально переводится как выражение недобрых чувств. Если бы англосаксы были так же честны! Но они выдумали чувства, которые человеческая нервная система не способна производить.
— Джабл, вы старый циник. Я вам уже благодарна и буду благодарна в дальнейшем.
— А ты сентиментальная девчонка. Мы друг друга отлично дополняем.
Давай-ка закатимся в Атлантик-Сити и покутим!
— Как можно, Джабл?
— Где же твоя благодарность?
— Я готова. Когда едем?
— Ехать нужно было сорок лет назад. Это во-первых, а во-вторых, ты права: Майк должен обучиться человеческим привычкам. Он должен разуваться в мечети, сидеть с покрытой головой в синагоге и прикрывать наготу, когда этого требуют нормы морали. Иначе его сожгут за ересь. Только ради
Аримана, не подвергай его идеологической обработке.
— Не думаю, что у меня это получится.
— Пора бы уже Майку одеться.
— Пойду, гляну, что он делает...
— Минутку, Джилл. Я объяснил, почему не хочу обвинять кого-либо в похищении Бена. Если Бен, скажем так, незаконно задержан, то мы не можем никого уличить в том, что он стремился избавиться от свидетеля в лице
Бена. Если Бен жив, у него есть шанс остаться в живых. Я в первый же день твоего приезда предпринял другой шаг. Ты читаешь Библию?
— Иногда.
— Читай чаще, эта книга заслуживает изучения, так как содержит практические советы на все случаи жизни. «Каждый, кто делает зло, боится света» — это сказал Иоанн, а может быть, Иисус — неважно. Я все время ждал, что у нас начнут отбивать Майка. Не могли же они не заметить, как ты тащила его сюда. Я живу на отшибе и тяжелой артиллерии во дворе не держу.
Единственное оружие, которого они боятся и которое их остановило, — это общественное мнение. Я устроил так, что малейший скандал в моем доме автоматически станет достоянием общественности. И не какой-нибудь, а мировой. Неважно, какие при этом будут действовать рычаги. Главное в том, что если здесь что-нибудь случится, это покажут сразу по трем программам стереовидения. Кроме того, немедленно будут оповещены специальными сообщениями большие люди, которым будет приятно поймать на горячем нашего уважаемого Генерального Секретаря.
Харшоу угрюмо продолжил:
— Но я не могу ждать бесконечно. Когда я все организовывал, то опасался, что скандал произойдет сейчас же. А теперь мне кажется, что — пока внимание предупрежденных мною людей не ослабло — нам следует поторопить события.
— Каким образом, Джабл?
— Я думал об этом последние три дня. Ты своим рассказом о чуде навела меня на мысль.
— Простите, Джабл, что я не рассказала об этом раньше. Я боялась, что мне не поверят, и рада тому, что вы верите.
— Я не говорил, что верю.
— Как?!
— Я верю, что ты говорила правду, Джилл. Но сны и галлюцинации — тоже правда в своем роде. То, что произойдет сейчас, произойдет на глазах
Беспристрастного Свидетеля и перед объективами кинокамер, которые уже работают. — Он нажал кнопку. — Я не думаю, что Энн, находясь при исполнении служебных обязанностей (а кинокамеры — и подавно), заснет или поддастся чьему-либо гипнотическому воздействию. Мы разберемся, с какой правдой имеем дело, а потом подумаем, как вынудить к действию власть имущих... и, может быть, придумаем, как помочь Бену. Веди Майка.


Причина отсутствия Майка не была сверхъестественной: он стреножил себя шнурками. Сделав шаг, он упал, затянув при этом узлы. Ему понадобилось значительное время, чтобы проанализировать происшествие, развязать шнурки и завязать их правильно. По марсианской привычке времени он не считал и был огорчен только тем, что неправильно усвоил уроки Джилл.
Когда Джилл пришла за ним, Майк исповедовался ей в своей несостоятельности, хотя шнурки уже были завязаны как надо.
Джилл утешила его, пригладила волосы и повела за собой.
— Здорово, сынок. Садись, — приветствовал его Харшоу.
— Здорово, Джабл, — торжественно произнес Валентайн Майкл Смит, сел и погрузился в ожидание.
— Что ты сегодня узнал, мальчик? — спросил Харшоу.
Смит радостно улыбнулся и, как всегда, после небольшой паузы ответил:
— Я научился, прыгая в воду, делать сальто в полтора оборота.
Разбегаешься, прыгаешь и входишь в воду...
— Я видел — носки вытянуты, колени прямые, стопы вместе.
— Неправильно? — огорченно спросил Смит.
— Для первого раза очень даже правильно. А теперь вспомни, как это делает Доркас.
Смит подумал.
— Вода охотно принимает Доркас, любит его.
— Не его, а ее. Доркас — она.
— Ее, — поправился Смит. — Разве я говорю неправильно? Я читал в словаре Уэбстера (3-е издание, Спрингфилд, Массачусетс), что мужской род включает женский. Словарь приводит пример из закона о контрактах (5-е издание, Чикаго, Иллинойс, 1978, с.1012). Там сказано...
— Постой, постой, — прервал Харшоу. — Мужской род действительно включает женский, но только в том случае, когда ты говоришь вообще. Если же о конкретной женщине, то следует говорить «она», «ей», «ее».
— Я запомню.
— Ты бы лучше вынудил Доркас на деле доказать ее женский род. —
Харшоу задумался. — Джилл, парень спит с тобой или с кем-нибудь из вас?
— По-моему, он вообще не спит.
— Ты не ответила на мой вопрос.
— Отвечаю: он не спит со мной.
— Я спросил не из праздного любопытства, а из научного интереса.
Майк, чему ты еще научился?
— Я нашел два способа завязывать шнурки. Один хорош для того, чтобы падать, другой — чтобы ходить. Я выучил спряжения...
— Что еще?
Майк восторженно улыбнулся:
— Вчера я учился ездить на тракторе. Так здорово!
Джабл выразительно глянул на Джилл.
— Когда это произошло?
— Вечером, когда ты спал, Джабл. Все было хорошо, Дюк не дал ему упасть.
— Понятно, что не дал... Майк, ты читал что-нибудь?
— Да, Джабл.
— Что?
— Я прочел, — доложил Майк, — еще три тома энциклопедии: «Marub —
Mushe», «Mushr — Ozon» и «P — Planti». Ты не велел мне читать энциклопедию помногу, поэтому на «Planti» я остановился. Потом я прочел трагедию «Ромео и Джульетта» Уильяма Шекспира. Потом — «Мемуары» Джакомо Казановы в переводе Френсиса Уэллмена. Потом я осмысливал прочитанное. Потом Джилл позвала меня завтракать.
— Ты что-нибудь понял?
— Не знаю, Джабл, — в голосе Смита была тревога.
— Что тебе неясно?
— Я не смог охватить всей полноты того, что прочитал. Читая у Мастера
Уильяма Шекспира о смерти Ромео, я почувствовал, что полон счастья. А после я прочел, что он дематериализовался слишком рано — по крайней мере, мне так показалось. Почему так?
— Потому что он сопливый идиот.
— Прошу прощения?
— Я сам не знаю, Майк.
Смит пробормотал что-то по марсиански, а по-человечески сказал:
— Я только яйцо.
— Что? Мне кажется, ты меня о чем-то просишь, Майк. Чего ты хочешь?
Смит поколебался, потом выпалил:
— Брат мой Джабл, пожалуйста, спроси Ромео, почему он дематериализовался! Я не могу с ним говорить, я только яйцо. А ты можешь.
Спроси и после объяснишь мне.
Майк, по-видимому, считал, что Ромео существовал на самом деле, и сейчас просил его, Джабла, вызвать дух Ромео и потребовать у него отчета о поступках плоти. Как объяснить Майку, что Монтекки и Капулетти не существовали в материальном мире? Джабл не оперировал понятиями, опираясь на которые, можно было бы объяснить Смиту, что такое художественная литература.
Джилл испугалась, что Майк сейчас свернется в клубок и оцепенеет.
Майк действительно был близок к этому, но изо всех сил держался; он дал себе слово не прибегать к подобному средству в присутствии друзей. Он видел, что причиняет этим беспокойство всем, кроме доктора Нельсона. Майк замедлил сердце, успокоил чувства, улыбнулся и сказал:
— Я подожду, пока понимание придет само.
— Хорошо, — согласился Джабл. — А в следующий раз, когда ты соберешься читать, спроси меня или Джилл — кого угодно — художественная ли это литература. Тебе, пожалуй, не стоит ее читать...
— Я буду спрашивать, Джабл.
Майк решил, что обязательно расскажет Старшим Братьям, что такое художественная литература, когда сам это поймет... Тут он с удивлением заметил, что сомневается; — поймут ли они. Предположение о том, что существуют вещи, столь же непонятные для Старших Братьев, как и для него самого, было даже более революционным, чем само понятие художественной литературы. Майк решил подумать об этом в другой раз, в спокойной обстановке.
— ...но я позвал тебя не для того, — говорил тем временем брат Джабл,
— чтобы рассуждать о литературе. Майк, вспомни, пожалуйста, тот день, когда Джилл забрала тебя из больницы.
— Из больницы? — переспросил Майк.
— Мне кажется, Джабл, — вмешалась Джилл, — Майк не знает, что он был именно в больнице. Давайте я попробую...
— Вперед!
— Майк, ты помнишь, как жил в комнате один, пока я тебя не одела и не увела?
— Да, Джилл.
— Потом мы поехали в другое место, я тебя раздела и велела принять ванну.
— Да, это было такое счастье! — Смит улыбнулся воспоминанию.
— Потом я тебя вытерла, и тут пришли двое.
Улыбка погасла. Смит задрожал и стал уходить в себя.
— Майк! Остановись! — приказала Джилл. — Не смей уходить!
Майк взял себя в руки.
— Хорошо, Джилл.
— Слушай, Майк. Вспомни, что было, только не волнуйся. Пришли двое мужчин, один потащил тебя в гостиную...
— Туда, где растет трава, — подтвердил Майк.
— Правильно, там на полу растет трава. Я хотела помешать ему, но он меня ударил. Потом он пропал. Помнишь?
— Ты не сердишься на меня за это?
— Что ты! Нет, конечно. Один пропал, второй навел на меня пистолет и тоже пропал. Я испугалась, а не рассердилась.
— И сейчас не сердишься?
— Майк, милый, я никогда на тебя не сердилась. Мы с Джаблом просто хотим понять, что произошло. Те двое пришли, ты что-то сделал, и они пропали. Почему? Что ты сделал, скажи?
— Я скажу. Тот человек — большой — ударил меня, и я испугался. Я... — тут он перешел на марсианский. — Я не знаю слов.
— Объясни постепенно, — попросил Харшоу.
— Я постараюсь, Джабл. Передо мной есть что-то. Это плохая вещь, ее не должно быть. И я... — он опять запнулся. — Это просто, гораздо проще, чем завязывать шнурки! Но слов нет. Извините, пожалуйста...
Он немного помолчал и продолжил:
— Может быть, слова есть в «Plant — raum» или в «Rayn — sarr», или в
«Sars — Sors». Я прочту их сегодня, а завтра за завтраком вам расскажу.
— Может быть, и есть, — сказал Джабл. — Погоди-ка, Майк.
Он отошел в угол комнаты и взял в руки большую бутылку с бренди.
— Ты можешь сделать так, чтобы это пропало?
— Это плохая вещь?
— Предположим, что да.
— Но, Джабл, я должен точно знать, что она плохая. Это бутылка. Я не вижу в ней ничего плохого.
— А если я замахнусь и брошу ее в Джилл?
Смит произнес с мягкой грустью:
— Джабл, ты этого не сделаешь.
— Правда, не сделаю. Джилл, тогда ты брось в меня. Бутылка тяжелая, и если Майк не защитит меня, я получу по крайней мере поверхностное ранение.
— Джабл, я не хочу этого делать.
— Бросай! Это в интересах науки и... Бена Кэкстона.
— Но... — Джилл вскочила, схватила бутылку и швырнула ее Джаблу в голову.
Джабл хотел стоять прямо, но сработал рефлекс, и он пригнулся.
— Пролетела, — сказал Джабл с сожалением. — Я не хотел нагибаться, думал посмотреть. Майк, что с тобой?
Человек с Марса дрожал и выглядел совсем несчастным. Джилл обняла его за плечи:
— Ну, ну, все в порядке, милый! Ты все отлично сделал. Она никого не задела. Исчезла и все.
— Похоже, что исчезла, — согласился Джабл, оглядев комнату. Затем прикусил свой большой палец и спросил:

— Энн, ты смотрела?
— Да.
— Что ты видела?
— Бутылка не просто исчезла. Процесс имел определенную длительность.
С моего места это выглядело так, будто бутылка сжалась и исчезла вдали. Но за пределы комнаты она не вылетела, я видела ее до момента исчезновения.
— Куда же она делась?
— Я больше ничего не могу добавить.
— М-м-м... Пленки прокрутим потом, но я верю. Майк!
— Да, Джабл?
— Где сейчас находится бутылка?
— Бутылка находится... — Майк снова запнулся. — Опять нет слов.
Прости.
— Занятно. Сынок, ты можешь ее вернуть?
— Прошу прощения?
— Ты ее убрал. Теперь сделай так, чтобы она снова появилась.
— Я не могу. Бутылки нет.
Джабл задумался. «Этой способности можно найти неплохое применение.
Есть пара-тройка парней, о которых жалеть никто не будет».
— Майк, а расстояние для тебя имеет значение?
— Прошу прощения?
— Если бы ты был в комнате, а я — на улице, футах в тридцати от дома, ты бы смог убрать бутылку?
— Да, — ответил несколько удивленный Смит.


Все книги писателя Хайнлайн Роберт. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий