Библиотека книг txt » Хаецкая Елена » Читать книгу Атаульф
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Хаецкая Елена. Книга: Атаульф. Страница 31
Все книги писателя Хаецкая Елена. Скачать книгу можно по ссылке s

— Агигульф теперь родич ваш, с ним и договориться можно.

Ахма с мечом опасен был. Для безопасности Ахму убить нужно было бы, но кто же станет убивать человека, родича своего, у него же в доме? Беззаконно это, пусть даже и дурачок Ахма. Да и блаженного убить — мало у кого рука поднимется.

Мы уже разглядели, что Ахма сильно ранен был. На меч от неловкости упал, что ли?

Когда Тарасмунд подошел к Ахме, я затаил дыхание. Неужели и отца родного мечом пырнет?

Тарасмунд наклонился к Ахме, будто тот и не вооружен был, и спросил о чем-то. Ахма приподнялся, стал что-то объяснять ему. Тихо говорили, мы не слышали, о чем. Дедушка Рагнарис закричал недовольно, чтобы Тарасмунд объяснил, в чем дело.

Отец наш Тарасмунд выпрямился и сказал, что Ахма хотел пир устроить. Для того и птицу забил, чтобы всех угостить.

Тут Ахма завопил, перебивая отца, и соплями шмыгая, объяснять стал: мол, гости едут, гости к нам едут. Издалека едут, голодные едут.

От этих слов мне зябко стало.



Решили Фрумо искать. Боялись, не случилось ли с ней беды. В селе ее не видели. Теодагаст на кобылу свою сел, по округе поехал. Он Фрумо и нашел. Она на берегу была, выше села по течению, там, где глину мы берем. Шла Фрумо по берегу, сама с собой разговаривала. Теодагасту же объяснила, что Ахма послал ее смотреть, не едут ли гости на пир.

Все жалели Агигульфа-соседа.

Думали еще, не оттуда ли, куда Фрумо ходила, ждать беды. Но потом решили, что оттуда беда прийти не может, потому что еще выше по течению берега больно топкие с обеих сторон. Любая беда завязнет, особенно если конная.



Ахма-дурачок поранился серьезно, поэтому его решено было к нам в дом забрать, чтобы было, кому за ним приглядывать. И Фрумо тоже одну оставлять нельзя было. Поэтому ее тоже к нам в дом забрали. Дедушка Рагнарис велел Ильдихо за Фрумо присматривать. Ильдихо сердилась и шипела, но дедушку ослушаться не смела.

Ахму же в доме положили, и наша мать Гизела за ним ходила.

И Рагнарис, и Тарасмунд, оба воины бывалые, в один голос говорили: плохая рана.




ВЕСТЬ ИЗ БУРГА

На другой день после курьего побоища наши посланники из бурга вернулись. Мы уж недоумевать начали, что не едут. А они, как выяснилось, Теодобада ждали — был вождь в отлучке.

Дядя Агигульф на двор въехал, когда у нас на стол собирали. Как раз к трапезе подгадал. Пока коня расседлывал, пока за дом отводил, туда, где луг начинается, — Агигульф-сосед к нам вошел. Не вошел, а ворвался.

Страшен был Агигульф-сосед. Если сравнить, то на том тинге, где дело о бесчестии его дочери Фрумо разбирали, был куда как кроток по сравнению с сегодняшним.

А мы уже за столом сидели, дядю Агигульфа ждали. И не дали мы соседу благочинность трапезы порушить. Дедушка Рагнарис не дал.

Агигульф-сосед, весь красный, только рот раскрыл, а дедушка уже велит Ильдихо — чтобы ложку гостю подала. И на место слева от себя показал.

Когда весело деду, он меня или Гизульфа сажает на это место, кто милее ему в тот день. Уже давно хмур, как туча, дед, и место слева от него пустует. А справа, как положено, отец наш Тарасмунд сидит.

Плюхнулся Агигульф-сосед на скамью, ложку принял. Но не ест, к горшку не тянется, очередь свою пропускает. Правда, дышать спокойнее стал, как увидел, что дочь его ненаглядная, кривая и беременная, Фрумо придурковатая, за обе щеки наворачивает, так что за ушами трещит. Так лопала дурочка, что и отца, кажется, не замечала.

Тут и дядя Агигульф вошел. Поначалу, видать, мало что понял. По правде сказать, ничего он не понял. Головой только вертеть стал от недоумения. То на занавеску глянет, за которой Ахма лежит, постанывая, то на Фрумо. То на дедушку.

Дед молча дяде Агигульфу кивнул: садись, мол, ешь.

Гизела, мать наша, за рукав Фрумо дернула и сказала ей вполголоса:

— Поздоровайся с батюшкой.

Фрумо отцу заулыбалась, через стол к нему потянулась, чуть горшок не своротила, и поведала:

— А Ахма помирает. Там.

И головой показала, где.

Дядя Агигульф аж рот разинул от удивления.

Агигульф-сосед на деда нашего уставился. А дед знай себе степенно кушает и ложкой рот обтирает. Тарасмунд, что справа от деда сидел, глаз от горшка не поднимал, будто узрел там что-то. Уши у отца покраснели.

Лишь окончив трапезу, дед ложку положил и спросил соседа спокойно: мол, что — в доме был? Агигульф-сосед отвечал: был. Дед сказал:

— Секиру мы от дождя в дом внесли. И меч на месте ли?

Сосед подтвердил: да, на месте и меч, и секира.

Дед же сказал:

— А птица твоя пропала, Агигульф. Жара стоит. Протухла птица.

— А отчего бы это ей протухнуть? — взвился Агигульф-сосед.

— Отчего же убоина протухает? — ответствовал дед. — От того и протухла. — И добавил: — Нам чужого не надо. Хвала богам, своего хватает.

— А кто птицу-то мою забил? — Агигульф-сосед спрашивает.

— Да твои и забили, — дед отвечает.

Сосед наш рассердился и кричать было начал, что, видать, шутники в селе нашлись попользоваться слабоумием дочери и зятя его, покамест он, Агигульф, в бурге о пользе общей радел.

Тут Фрумо вдруг встрепенулась и кричать начала, что курочки она хочет, курочки!.. Но дедушка Рагнарис на дурочку цыкнул и гаркнул ей, что, дескать, муженьку ее полоумному своих кур резать не даст.

Отец наш Тарасмунд сказал Агигульфу-соседу:

— Ахма наш с Фрумо твоей, видать, последнего ума лишились, как ты уехал. Пир устроить удумали. Гостей каких-то ждали. И вот что я тебе скажу: не понравились нам эти ихние разговоры про гостей. Что твоя, что Ахма — как ни крути, блаженные они. Вдруг видение им было? Я вот что думаю. Хорошо бы, если бы Гупта из соседнего села пришел. Гупта святой. Может, и отвадил бы беду. Ибо беда идет — по всему видать. Вот и Ахма помирает.

— Отчего же он помирает? — скучным голосом осведомился Агигульф-сосед. Видно было, что больше из вежливости спросил, ибо очень зол был на Ахму из-за перебитой птицы и пса изведенного.

Дядя Агигульф к Гизульфу наклонился. Тот давай ему быстро шептать что-то, глазами стреляя.

Отец объяснил, что, как видно, птиц и пса зарубив, на свинью Ахма покусился. Оттого так решили, что подранена свинья была. Сумела свинья за себя постоять, не курица все-таки — зверь строгий. Видать, толкнула дурака, жизнь свою обороняя, он на меч и напоролся. Хорошо еще, что выбраться сумел. Хоть не заела его свинья, пока беспомощный был…

Тут дедушка Рагнарис, мысли Агигульфа-соседа угадав, заговорил громким голосом, что наша семья платить за перебитую птицу не станет, ибо Ахма выполнял волю его, агигульфовой, дочери. Это она, Фрумо, курочку потребовала.

А Ахма для нашей семьи — отрезанный ломоть, ибо Агигульф-сосед, взяв его в зятья, стал ему нынче вместо отца. А что здесь Ахма лежит — то по-родственному приветили их с Фрумо, желая хозяйство Агигульфа-соседа от дальнейшего разорения уберечь. Ибо два полоумных много не нахозяйничают.

Видно было, что дядя Агигульф все стремится в разговор встрять — и рот раскрывал, и на лавке ерзал, но дед его взглядом к молчанию призвал.

Агигульф-сосед уперся. И раньше доводилось ему оставлять молодых без пригляду; отчего же раньше ничего подобного не случалось? Отчего в одночасье оба последнего ума лишились? Хорошо же приглядывали родичи за хозяйством!

На это отец наш Тарасмунд отвечал: видать, на то воля Бога Единого. Захотел — дал ума, захотел — отобрал.

Дедушка Рагнарис носом шумно засопел, но опровергать не стал.



Нам с братом скоро надоело слушать, как Агигульф-сосед с дедушкой из-за каждой курицы препирается, и мы ушли. Времени прошло немало, прежде чем те договорились между собой.

Агигульф-сосед свою дочь Фрумо домой забрал вместе с ее «богатырем»; Ахма же помирать в нашем доме остался.

По всему видать было, что не жилец уже Ахма на этом свете. Так отец наш говорит матери нашей, Гизеле.



Мы с братом были недовольны, что Ахма в нашем доме остался, потому что от его раны очень сильно смердеть начало. А еще стонал он непрерывно, так что жутко делалось. Хорошо еще, что лето стоит, мы на сеновале спим.



Дядя Агигульф, когда Агигульф-сосед удалился, гневаться громко начал. Ведь что получается? Коли удалось бы Агигульфу-соседу его, дядю Агигульфа, на Фрумо женить — так могло бы ведь статься, не Ахме-дурачку, а ему, дяде Агигульфу, за занавеской лежать, от фруминого коварства бесславно помирать, подвигов не свершив!

Сперва дядя Агигульф это у нас в доме кричал, а потом, когда деду это надоело, пошел дядя Агигульф к Валамиру. И меня с собой взял в свидетели. У Валамира кричал про то же. И вторил другу своему Валамир, сокрушаясь, что не дали ему, Валамиру, супостата Ахму извести.

А Марда ужасалась.

Валамиров дядька сердился и жалел Ахму.



К вечеру к нам на двор Хродомер с Оптилой пожаловали, и дедушка Рагнарис нас с Гизульфом отправил за дядей Агигульфом, наказав домой его привести. А когда явился дядя Агигульф, велел рассказывать все, что в бурге было. Мол, настало время.



Вот что поведал дядя Агигульф. Задержались они в бурге потому, что Теодобада ждали. Теодобад же у аланов в становище был.

Мы в нашем селе об аланах много не задумываемся. Далеко от нас становище аланское. А в бурге у Теодобада аланы — частые гости. И дружинники теодобадовы многие на аланках женаты. Дядя Агигульф сказал, что видели они с Агигульфом-соседом много аланов в бурге и кое-что очень им не понравилось.

А не понравилось им то, что аланы очень много мяса привезли в бург и продавали его дешево. Рано они в этом году начали скот бить и слишком много забили. Агигульф-сосед у одного алана спросил, почему они так рано скот забивать начали, не случилось ли чего, но тот алан только и сказал Агигульфу-соседу: отец велел.

Еще у нескольких спрашивали, но никто из аланов ничего толком не объяснял. Аланы вообще народ молчаливый и мрачный, к разговорам не склонный.

Видать, Теодобаду у их старейшин еще тяжелее приходится, если с распросами к ним поехал. Поехал же к ним Теодобад потому, что и его насторожила эта неурочная мясная торговля. По всему было видно, что откочевывать аланы собираются, потому что молодняк били.

Если бы они, как обычно, собирались по осени переходить на зимнее становище, то молодняк бы не били. К осени молодняк уже окрепнет, легко преодолевает перекочевку. Странно, что летом отходить затеяли.

Ждали наши Агигульфы Теодобада в бурге, мыслями то к мясной этой торговле возвращаясь, то домой. Агигульф-сосед неспокоен был, все к дочке беременной да полоумной, думами устремлялся, да к хозяйству, на Фрумо и Ахму оставленному.

Наконец, приехал Теодобад. День уже к вечеру клонился, гроза была. В самую грозу, в дождь проливной, въехал в бург Теодобад с дружиной малой.

Лишь наутро смогли наши посланные с ним перевидаться. Теодобад сам был как туча грозовая. Похоже было, что из становища, от старейшин аланских, новых забот себе в бург привез.

Видя, что невесел военный вождь, дядя Агигульф сразу ему чужакову голову показал и меч кривой. Заинтересовался Теодобад. Тогда дядя Агигульф рассказал, как и что было, а после и показал, заставив одного дружинника за чужака быть и под столом таиться. А Агигульф-сосед свидетельствовал и подтверждал.

Поведал дядя Агигульф Теодобаду, как он, Агигульф, сын Рагнариса, с мальцами на рыбалку ходил на ничейное озеро. Как чужака там таящегося заметил и убил его. Как голову с чужака снял и меч его забрал.

Вот тот меч и та голова, сказал дядя Агигульф, вождю их подавая.

Агигульф-сосед тут же добавил, что не в первый раз уже на ничейном озере чужаков замечают, но прежде доказательств не было.

Тогда дядя Агигульф стал рассказывать вождю, как видел он у озера чужаков, как не верили ему, как за правду он по всему селу бился, но ему все равно не верили.

После же прямо спросил вождя: не дашь ли нам в село воинов? Ибо мало у нас воинов, чтобы в случае беды село оборонить. А старейшины так говорят: мол, похоже, что какая-то беда надвигается.

Теодобад сразу сказал: воинов не дам, ибо у меня и своих забот по горло. Мне, мол, воины мои все в бурге нужны.

Тут Агигульф-сосед напомнил насчет тына. Теодобад же гневаться начал. Сказано уж один раз: нет и все! Сперва свои заботы с плеч скину, после чужие положу.

На это Агигульф-сосед возразил вождю военному: знал бы ты нашу заботу, не стал бы так легко отмахиваться. Но дядя Агигульф его локтем ткнул, дабы не ярил вождя военного без нужды.

Вместо того, к Теодобаду обратясь, спросил дядя Агигульф: что, мол, аланы скот не ко времени бить затеяли? И снова помрачнел Теодобад. Об этом, дескать, и говорил со старейшинами их.

Старейшины аланские говорят, что к ближайшему новолунию отходить будут на другое становище. Дескать, еще весной, когда на зимнем кочевье были, видели, как племя какое-то идет. Оно в стороне шло. Аланов завидев, на полдень отвернуло.

Аланские разъезды дня два за этим племенем на полдень шли, а после вернулись. Идет себе племя какое-то на полдень — и пускай себе идет. Потому и не стали беспокоиться.

Настало время, и аланы с зимнего кочевья на летнее, сюда, перекочевали, как водится. Но недавно вести пришли от аланских дальних дозоров. То племя, что по еще весне видели, свернуло с прежнего пути, к полуночи взяло. Видать, часть от большого того племени откололась, решили, что не прокормит земля тамошняя весь народ.

И еще весть слыхивали аланы. У вандалов (но не у тех ближних, из которых Велемуд, родич наш, родом, а у тех, что дальше на полдень под Лиутаром, сыном Эрзариха, живут), вроде бы, стычка была с тем пришлым племенем. Говорят, отбили вандалы у чужаков охоту к ним соваться. Но точно об этом пока неизвестно. Вот приедут посланцы от вандалов — все разъяснят. Ибо ждут они, аланы, посланников от вандалов.

Теодобад старейшин аланских спросил: неужто отряда какого-то испугались? Вместе бы отбились. Да еще и вандалы бы на выручку пришли. Глядишь, и поход большой бы на чужаков этих сладился, поживились бы их богатствами и женами.

Но аланские старейшины сказали Теодобаду: не это их тревожит. Иное тревожит. И вот что. Вождя третий сын дважды на охоте волка белого встречал. Оба раза гнал белого волка. Тот каждый раз сперва бежал долго, а потом вдруг исчезал. Сын вождя к шаману пошел. Шаман сперва в верхний мир ходил, к небесным духам, но там волка не было. Шаман в нижний мир пошел, к подземным духам, и там нашел волка. Белый волк племени аланскому дорогу показывать послан. Хотят духи, чтобы аланы тем путем уходили, который волк белый указывает.


Все книги писателя Хаецкая Елена. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий