Библиотека книг txt » Хаецкая Елена » Читать книгу Атаульф
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Хаецкая Елена. Книга: Атаульф. Страница 14
Все книги писателя Хаецкая Елена. Скачать книгу можно по ссылке s

С тем и покинул отец мой Тарасмунд Теодобада. И Багмс с ним ушел.

Тут дедушка Рагнарис спросил: гепид где?

Тарасмунд коротко ответил, что отпустил, мол, гепида на все четыре стороны.

Дедушка Рагнарис на ноги поднялся, долго, тяжким взором глядел на моего отца.

Потом молвил, как обрубил:

— Дурак!

Повернулся и прочь пошел, палкой стуча.




ХРОДОМЕРОВЫ ДОМОЧАДЦЫ

У нас рабов нет. Дедушка Рагнарис жалеет свое добро чужим людям отдавать, а пользы от рабов куда меньше, чем вреда. Так дедушка говорит. И потому рабов не держит. Только Багмс-гепид у нас жил, но и тот не прижился. Его отец за ненадобностью на все четыре стороны отпустил.

Иное дело у Хродомера. У Хродомера много рабов. И родни у него много. Бывает, что и запутаешься, кто ему родня, а кто нет.

Когда я был мал, то из всех хродомеровых домочадцев больше других любил Хорна. Это старый раб хродомеров, он за скотиной ходит. Его прозвали «Хорном», потому что у него все время бурчит в животе, будто рога боевые зовут. Когда дедушка приходил к Хродомеру, я бежал к Хорну в свинарник, забирался к нему на колени, прижимался ухом к животу и слушал, как в животе у Хорна зовут боевые рога. Дедушка потом ругался, что от меня хродомеровой свиньей разит. Дедушка говорит, что у Хродомера свинья иначе пахнет, чем наша. Так смердит, что спасу нет. А наша свинка пахнет славно. Она трапезой пахнет и свининой жареной.

Еще у Хродомера есть раб Скадус. Этого Скадуса младший сын Хродомера, Теодегизил — тот, которого герулы убили, — он Скадуса из похода привел. Теодегизила герулы тогда же убили, когда они Ульфу глаз выбили.

Скадус родом из герулов. Его Теодегизил еще раньше привел. Когда Теодегизила герулы убили, Хродомер хотел Скадуса убить, чтобы сына своего порадовать. Но годья Винитар тому помешал. На подворье к Хродомеру пришел и бороться предлагал: мол, если он, Винитар, одолеет — быть рабу живу. И вышел против годьи Винитара сын хродомеров Оптила, и боролись они. И одолел Винитар Оптилу. И оставили Скадуса жить.

Хродомер потом с дедушкой Рагнарисом, старые распри позабыв, дружно оплакивали упадок и измельчание мира. Мол, к упадку мир клонится, если паршивого раба-герула во славу героя убить не позволяется.

Я думаю, что на самом деле Хродомеру не хотелось этого герула убивать.

А годья Винитар надеялся Скадуса заступничеством своим к вере новой склонить, но не склонился к ней Скадус. Скадус сказал, что будь он, Скадус, на месте Хродомера, а Хродомер на месте Скадуса, то он, Скадус, непременно бы Хродомера в жертву богам принес. И видел Скадус (и я тоже видел, ибо при мне разговор был), как обрадовался этим словам Хродомер.

С той поры и стал Скадус у Хродомера на подворье остальными рабами помыкать.

Есть еще у Хродомера один раб, именем Двала. Хродомер говорит, у этого Двалы и другое имя есть, но оно никому не ведомо. И оттого забылось оно.

Этот Двала родом алан. Его Хродомеру в бурге один алан подарил, ибо приходился тому алану Двала младшим сыном. А всего сыновей у того алана было больше дюжины. Полюбился тому алану Хродомер, вот и подарил ему меньшого.

Хродомер только в селе разглядел, что этот новый раб Двала — сущий болван, но алана, отца его, разыскивать не стал, а вместо того приставил Двалу к делу. Имя ему тогда же определил сообразно с талантами его.

Я не люблю Двалу, с ним скучно.

У Хродомера есть две дочери.

Младшую зовут Брунехильда. Поначалу ее просто Бруньо звали, но когда вошла в лета девические, другое прозвание ей придумали, да так оно с нею и осталось: Брустьо Великие Сиськи. Это нам с братом Гизульфом дядя Агигульф объяснил потом. Когда Брустьо начала стареть, ее Великие Сиськи стали Долгими Сиськами. Это нам тоже дядя Агигульф рассказал.

Брустьо имела мужа, который жил вместе с нею у Хродомера и помогал Хродомеру хозяйство вести. И колодец хродомеров они вместе копали — тот самый, который дедушку нашего Рагнариса так ярит. Но муж Брустьо умер. И дочка Брустьо от чумы умерла. А иных детей прижить не успели.

Хродомер хотел потом выдать Брустьо за Гизарну, но Гизарна не хотел брать Брустьо. Дядя Агигульф говорит, это потому, что к тому времени Великие Сиськи как раз стали Долгими.

Я люблю слушать, как Брустьо ругается с нашей Ильдихо. Они с Ильдихо ходят на реку стирать и ругаться. Брустьо ругается лучше, чем Ильдихо. Брустьо ругается почти как воин.

Есть у Хродомера и старшая дочь, именем Хильдефрида. Хильдефриду все боятся. Она бьет рабов и кричит на свою сестру Брустьо. Хильдефрида была замужем, но очень быстро овдовела. Хильдефрида вернулась к своему отцу, потому что с тем мужем она не народила детей. Она принесла назад все то имущество, которое давал за ней Хродомер, и еще долю от умершего мужа, ибо поведения была хорошего и родичи мужа отдали ей часть этого имущества. Так говорит дедушка Рагнарис. Они с Хродомером долго это обсуждали, толковали и поворачивали то так, то эдак.

Дедушка не одобряет того, что у Хильдефриды нет детей. Оттого Хильдефрида не любит нашего дедушку.

Я думаю, она никого не любит.

Хильдефрида ловко управляется с женщинами на хродомеровом подворье. У Хродомера живет еще одна племянница, прозвищем Фаухо-Лиска. Хильдефрида то с Фаухо дружбу водит и бранит Брустьо, то вдруг с Брустьо сойдется и тогда уж сестры вдвоем напустятся на Фаухо.

Фаухо-Лиску прозвали так за рыжие волосы. Фаухо сущая уродина, личико у нее маленькое, в прыщах и веснушках, бедра узкие — женщины говорят, что Фаухо не может родить детей. Только волосы красивые, медные.

Фаухо бережет свои волосы.

Один раз мы с братом Гизульфом выпросили у Фаухо прядку ее медных волос, сплели в косичку и сделали браслеты. Нам хотелось носить блестящие браслеты, как у дяди Агигульфа. Но дедушка заметил, что у нас браслеты из волос Фаухо, и отобрал, а Гизульфа выдрал.

Дедушка очень не любит Фаухо. Хродомер пытался навязать Фаухо в жены дяде Агигульфу, оттого дедушка и сердится.




ВОЙНА РАБОВ

Вскоре после посевной это было.

Есть у Аргаспа раб. Звать его Снага. Этот Снага прежде был скамаром.

У Аргаспа же он так прижился.

Поехал однажды Аргасп в бург. Подъезжает он к бургу и видит там скамара. Скамар хочет в бург войти, а воины у ворот его не пускают и щедро наделяют разного рода зуботычинами и затрещинами. Однако скамар оказался упорный, все лезет и лезет.

Аргасп остановился, смотреть стал. Забавно ему сделалось. Вместе с прочими хохотал и на скамара пальцем показывал. Уморил скамар назойливостью своей.

Так все смеялись (а Аргасп любит веселье и всюду его ищет). Вдруг тот скамар, из пыли поднявшись, на узде у аргасповой лошади повис и прежалобно молить стал, чтобы храбрый воин его накормил. Мол, седмицу во рту, кроме пыли, ничего не было.

И так насмешил он Аргаспа своим кривлянием, что взял его Аргасп с собой в бург и накормил. А накормив, рабом своим сделал, домой к себе забрал и заставил работать по хозяйству.

Сам же с легкой душой безделью предался.

Первое время хвастал Аргасп новым своим рабом Снагой без удержу. Назовет полный двор гостей, Снагу вызовет — кривляйся, Снага, потешай гостей моих! Снага рад стараться. Так и веселились хозяин и раб, а всю работу перевалили на наложницу аргаспову, Тиви.

Потом Аргасп в поход ушел, а Снагу Тиви в крутой оборот взяла, так что когда Аргасп из похода воротился, Снага уже вовсю по хозяйству крутился, а Тиви им повелевала. Аргасп понимал, конечно, что в его отсутствие Снага с Тиви милуется, но поскольку убытка в хозяйстве от этого нет, то и не обратил на это никакого внимания.

По весне Снага иной раз начинает ныть, что хочется ему вновь бродяжничать и странствовать, как прежде. Но никогда не уходит.



Этот аргаспов Снага вскоре после посевной дал в ухо хродомерову рабу Двале, объясняя свой поступок тем, что Двала, мол, круглый дурак.

Этой новостью он никого не удивил. И без того все село хорошо знает, что Двала — круглый дурак. Но на драку между рабами Хродомера и Аргаспа многие пришли посмотреть. Катались в пыли Двала и Снага, ибо хоть и был Двала глуп, но телом могуч и кулаками совал знатно. Снага же верткий и тощий.

Мы с Гизульфом тоже прибежали и смотрели. И Ахма-дурачок, брат наш, глядел и подпрыгивал, дерущихся подзуживая.

Ильдихо пришла, чтобы нас с Гизульфом и Ахмой домой забрать, но и сама осталась глядеть.

Дрались рабы долго. Аргасп пришел (ему Тиви сказала, ибо Тиви боялась, как бы не убил Двала Снагу). Аргасп Хродомеру родней приходится, он племянник хродомеров. Не хотел он обижать родича своего из-за раба вздорного и потому пинками обоих разогнал.

Двала, уходя, все оборачивался, кулаками грозил и разбитой губой дергал. Снага же на удивление всем невредим оказался. Аргасп тут же ему нос разбил и под глазом синяк поставил. Пусть Хродомер видит, как пострадал Снага от кулаков Двалы безмозглого. И с тем, ругая на чем свет стоит, домой погнал. А Тиви, причитая, сбоку шла, точно собака пастушья возле стада.



На следующий день Двала вспомнил, что, вроде бы, алан он родом. А аланы — народ мстительный. И Скадуса, другого хродомерова раба, на коварное дело подбил.

Взяли они большой мешок, какой у Хродомера для зерна припасен, и стали тайно следить за Снагой. И выждав, когда Снага беспечно присел на корточки по естественной надобности, напали на него с тыла и мешок на Снагу надели.

Пойманный в ловушку Снага пробовал отбиваться и кричать, но тщетно. Двала и Скадус избили его и, как был, в мешке бросили, а сами скрылись.

Снага же был по делу Аргаспом послан, когда отвлечься задумал и на корточки присел. Ждал-ждал Аргасп, пошел посмотреть — что там раб нерадивый делает так долго. Нашел же Снагу в самом плачевном виде. Лежал Снага, стонал и корчился. Как хозяина заприметил, вдвое громче стонать принялся, дабы внимание хозяйское к увечьям своим обратить.

Рядом со Снагой мешок лежал — орудие мести. Был этот мешок, в котором Хродомер зерно держит, измазан пометом Снаги, кровью и соплями его.

И разгневался Аргасп. И повелел Снаге мешок взять и вместе с ним, Аргаспом, на двор к Хродомеру тотчас идти.

Снага боялся идти к Хродомеру, но Аргасп пнул Снагу, и пошел Снага. И мешок с собой нес.

Едва вошли на хродомерово подворье, как закричал Хродомер на племянника своего Аргаспа, что знает он, Хродомер, уже все от верного раба своего Двалы, как украл негодный Снага мешок и как Двала настиг Снагу и бился за мешок, но был жестоко избит и отступил с потерями. И видел то Скадус. И если бы не подоспел Скадус, то убил бы негодный Снага верного Двалу.

Двала за спиной у Хродомера стоял и грозил кулаком Снаге.

Аргасп помолчал, онемев от изумления, а после закричал изо всех сил, что вовсе не так все было. Что пошел верный Снага по надобности хозяина своего, а коварный Двала с коварным Скадусом настигли его и принялись истязать посредством душного мешка. И лишь милостью богов кое-как отбился верный Снага. Одно лишь одушевляло его в той неравной схватке: что ждет хозяин его, когда-то воротится верный раб его, исполнив поручение. И потому сражался, как вутья.

Снага за спиной у Аргаспа приосанился и тоже Двале кулаком погрозил.

Хродомер подумал, что Снага ему кулаком грозит, и взъярился и заревел, что тинг соберет, коли племянник его старших не почитает и рабов своих распустил до того, что паче родичей их любит.

Тут Двала, почуяв поддержку хозяина своего, заревел и на Снагу набросился, помять его норовя. Снага же, мешок зловонный перед собою выставив, изловчился и на голову Двале его натянул.

Аргасп же повернулся и прочь пошел с хродомерова подворья. И Снаге свистнул, чтобы следом шел. Снага, успев Двалу несколько раз еще по ноге лягнуть, побежал за хозяином.

Так удалился от Хродомера Аргасп.



Вечером того дня собрались у Аргаспа Теодагаст, Гизарна и наш дядя Агигульф — пива выпить и потолковать. Мы с Гизульфом тоже увязались. Дедушка Рагнарис нас сам послал узнать подробности, ибо, как он сказал, дядя Агигульф, коли пива изопьет, то многое потом забывает из того, что видел. Всю эту историю, пока рабы в селе дрались, дедушка Рагнарис непрерывно ярился. Дедушка говорит, что рабов держать себе дороже.

Тиви, наложница Аргаспова, всем пива принесла, а Снага гостей тешил рассказами о том, как пострадал он за верность хозяину своему. Снага все в лицах представлял и был попеременно то самим собой, Снагой, то Двалой, то Аргаспом. Он показывал, как пошел по делам и вот присел на корточки. А после вскочил, надулся, страшное лицо сделал — и вот он уже не Снага, а Двала ужасный. И напал он из засады на ничего не подозревающего Снагу и начал его бить, мешком опутав. И Скадус рядом стоял и подзуживал и кулаками бил Снагу, и ногами его пинал.

После же, страдая, остался лежать Снага. Тут Снага, который все это нам показывал, пал на спину и в воздухе замотал ногами, стеная прежалобно.

Все, кто смотрел, захохотали. И Тиви подозвав, велел Аргасп Снаге пива поднести за усердие. Снага, отдуваясь, стал пиво пить.

Тут во двор к Аргаспу с ревом вбежал гизарнов раб Мока. Этот Мока ростом велик, волосом кудряв, бородою обилен, лицом пригож. Но тут уж пригожесть мокину кто-то страшно нарушил. Из разбитого носа на бороду кудрявую кровь стекала. И губа разбита была. И закричал Мока, что рабы хродомеровы решили всех прочих в селе застращать. Шел он, Мока, по селу, а навстречу ему Двала со Скадусом шли. И заступили они Моке дорогу. А после ни с того ни с сего в лицо ударил его Двала. И показал Мока зуб выбитый: увечье ему нанесли.

Тут освирепел Гизарна и стал к мести взывать. Дорого заплатит за этот зуб Хродомер!

Гизульф мне сказал (я не знал этого), что заступить дорогу, да еще зуб выбить — за это Гизарна может плату у Хродомера потребовать, ибо ущерб ему нанесли.

Стали все воины кричать и гневаться. Моке тоже пива поднесли, чтобы утешился. А Снага на руках полкруга прошел и вдруг клич испустил герульский, с каким герулы в бой бросаются. От этого клича все воины насторожились, ибо не раз с герулами бились, и рассвирепели пуще прежнего. И еще пива потребовали.



Гизарна на другой день угрозу свою исполнил и явился к Хродомеру платы за ущерб требовать. Хродомер же стал кричать на Гизарну, что, видать, в кости проигрался Гизарна, а платить долги нечем! Вот и посылает он, Гизарна, рабов своих на дорогу, чтобы те рабы нарочно зубами о кулаки его, хродмеровых, рабов стукались и зубы таким образом себе выбивали. И через то хозяин их может плату потребовать и долги свои заплатить. Не помощник Хродомер Гизарне в делах подобных. И пусть Гизарна прочь ступает.


Все книги писателя Хаецкая Елена. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий