Библиотека книг txt » Гайдуков Сергей » Читать книгу Контора 1
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Гайдуков Сергей. Книга: Контора 1. Страница 43
Все книги писателя Гайдуков Сергей. Скачать книгу можно по ссылке s

— Не совсем.
— Вообще, ошибок уже слишком много, тебе не кажется?
— Кажется. Я сознаю свою вину и только поэтому выслушиваю твои дурацкие замечания.
— Что же еще стряслось?
— Я вчера вечером вернулся в Москву, ездил посмотреть, что там с семьей Алексея. Я туда ездил и раньше. Я отслеживаю ситуацию. И там все очень плохо. Настолько плохо, что я нашел Алексея и хотел ему все рассказать...
— Надеюсь, что ты это не сделал.
— В последний момент я сдержатся.
— Это правильно, и это профессионально.
— Но если мы пустим ситуацию с его семьей на самотек, то там все кончится очень плохо. И когда Алексей потом узнает...
— На его месте я бы разнес тебе башку.
— И был бы абсолютно прав.
— Хм, — сказан Бондарев. — А ты точно Дюк, а не его клон? Дюк, которого я знал, никогда не отличался самокритичностью.
— Я же говорю: кризис среднего возраста и муки совести.

5

— По поводу семьи Белова. Полковник Фоменко погиб. Его сын теперь — напуганный до смерти невротик. Людям Фоменко плевать на Алексея, потому что это было личным делом полковника. Но у Фоменко есть жена. Истеричная дура, которую Фоменко терпеть не мог. Когда полковник пропал, она совсем слетела с катушек, стала орать о светлой памяти своего героического мужа, который пат в борьбе с преступностью. Короче говоря, она хотела, чтобы за смерть мужа ктото ответил. Алексея найти невозможно, зато его сестра и мать в городе, что называется, под рукой. И эта дура вбила себе в голову, что они замешаны в убийстве ее мужа. Заманили его кудато и убили. И вот эта несчастная вдова начинает бегать по городу и жаловаться на свою горькую долю — героический муж погиб, оставив всего лишь три квартиры, две дачи и четыре машины, а убийцы ходят на свободе! Влиятельных знакомых у полковника было достаточно, и теперь они все хотят поддержать его вдову. Милицейское начальство тоже вынуждено реагировать — ктото же должен ответить за гибель полковника милиции. Они, недолго думая, арестовывают мать и сестру Алексея, тем более что за них вступаться некому. Быстро подбирают улики, стряпают дело, и на следующей неделе должен состояться суд. Шансов у Беловых — ноль. Их гарантированно посадят, чтобы успокоить вдову Фоменко.
— Это, конечно, хреново, — задумчиво произнес Бондарев. — Но это не совсем в нашей компетенции. Это не является прямой и явной угрозой национальной безопасности.
— Извини, но не пошел бы ты со своей национальной безопасностью? — вежливо сказал Дюк. — Я взял Алексея к нам, и это значит, что я за него отвечаю и я перед ним отвечаю. Слышал такую фразу — мы в ответе за тех, кого приручили?
— Это что, из Библии?
— Неважно. Просто надо чтото делать, надо както вытаскивать родных Белова!
— Ты всю кашу заварил, ты и вытаскивай, гуманист несчастный.
— Так ты же меня отравил, придурок!
— Ах да, — спохватился Бондарев. — Противоядие... — он вытащил из кармана пачку таблеток фестала и бросил на стол перед Дюком. — На, успокойся. «Яд или галлюциногены?» — передразнил он Дюка и тихо засмеялся. — Это тебе за корейскую кухню, которой ты меня както отравил...
Из сумрака беззвучно возник Марат и поставил на стол бутылку водки.
— Это противоядие еще круче, — сказал он.
— Сначала — за Воробья, — сказал Бондарев.
Они выпили, не чокаясь, и некоторое время сидели молча. Потом Дюк, существенно порозовевший за последние минуты, сказал:
— При всем уважении к покойному... Болтун был невыносимый.
— Присоединяюсь, — сказал Марат.
— Аналогично, — сказал Бондарев.

6

В этом длинном разговоре не было учтено одно обстоятельство — пока Дюк возвращался в Москву, искал Алексея, беседовал с ним, потом обедал в ресторане, воображал себя отравленным и исповедовался Бондареву, в деле Беловых произошли определенные изменения. Не в лучшую для сестры и матери Алексея сторону.
И суд мог теперь просто не понадобиться. Все могло быть решено гораздо проще — одним сильным движением руки.



Часть VI

Глава 29
Перед рассветом

1

Это снова была ночь, и, как водится ночью, все было слегка неясно, недоговорено и неопределенно. Это была ночь, и все мрачные мысли, все плохие предчувствия, все ожидания худшего, все эти уродливые призраки будущего выползали из темных мест своего постоянного обитания.
Однако поскольку это была ночь и все контуры были размыты темнотой и усталостью, то и призраки казались нечеткими, нереальными. Как будто от них можно было отмахнуться и загнать в их прежнее логово. Отчасти это ощущение было иллюзией. Отчасти — нет.
И главным преимуществом такой ночи было то, что до рассвета оставалось еще несколько часов. Их можно было потратить на сон, на раскладывание пасьянса, на чистку личного оружия, на последние согласования по телефону, на попытку вспомнить, что же было хорошего и плохого в оставшейся за плечами жизни.
Но потом неминуемо всходило солнце, выжигая ночную неопределенность и заставляя принять то последнее и окончательное решение, от которого зависело все.
Действительно все.

2

Это приказ, детка. Почему приказы все такие дурацкие? Дурацкие и серьезные. Почему не бывает смешных и легкомысленных приказов — например, перемазать всех шоколадным кремом... Сводить всех в цирк, купить красные капроновые носы, большие дурацкие уши на резиночке... Выкинуть этот ящик к чертовой матери...
Второй был чертовски серьезен, когда говорил: «Это приказ, детка». Вероятно, он и вправду думал, что это важно, что это имеет какойто великий смысл — убить Харкевича, не допустить утечку информации, не отдать налаженный бизнес в жадные чужие руки, продать какимнибудь сумасшедшим этот ящик... Продать сумасшедшим ящик и не заметить, что сам стал сумасшедшим, раз начал торговлю такими вещами. Стал серьезным, обстоятельным, ответственным безумцем.
Морозова все же попыталась тогда. Она уже встала изза стола, кашлянула и хотела сказать несколько слов. А именно: «Мне посоветовали сменить работу. Сказали, это вредно для здоровья. Что ты об этом думаешь?»
Быть может. Второй бы просто посмеялся или махнул рукой. Быть может, он нахмурился бы и спросил — ты что, хочешь соскочить? А возможно, он бы задумался и переспросил — что ты имеешь в виду?
И тогда Морозова бы рассказала ему. Она не рассказы вата этого Монголу, но Монгол какимто образом почувствовал все и без слов.
Она бы рассказала про то, как она постепенно заболевает от этих серьезных приказов. Становится хорошо отлаженным автоматом для осуществления чужих идей. Становится усилителем безумия, съедающего мозг Второго.
Она бы все это рассказала. И возможно, Второй бы ее понял. Потому что он отдавал дурацкие приказы, но самто не был дураком. Ему, как и Морозовой, нужно было просто слегка притормозить и немного подумать. У Морозовой были ее бессонные ночи, у Морозовой были воспоминания, у Морозовой были неудачные опыты по пробуждению материнского инстинкта. В результате она чувствовала свою болезнь. Второй же наверняка крепко спал и не видел снов. Он абсолютно здоров. И так же безумен.
Морозова встала изза стола, кашлянула и хотела сказать несколько слов. Но в этот момент один за другим стали включаться мониторы на видеостене Второго, и тот, завороженный этими окнами, немедленно отвернулся от Морозовой.
Ах да, он еще пробормотал чтото типа:
— Пока, детка...
Детка. Он сказал это и продолжал одновременно следить за десятками одновременно происходящих внутри подземного комплекса событий. Этакий серосвинцовый калейдоскоп.
И непонятно было, то ли Второй управляет этим калейдоскопом людей, контейнеров, ящиков и машин, то ли это им управляют через десятки включенных мониторов.
И Морозова подумала — какого черта? Мы живем в свободной стране, и если один сумасшедший хочет продать другим сумасшедшим портативную ядерную бомбу... Ради бога. Ради дьявола. Ради кого угодно. Делайте это, раз больше ничего не умеете. И если у вас нет никаких других приказов, кроме дурацких, то давайте, выполню эти. Мне все равно.
Аукцион был назначен на понедельник, а в воскресенье Морозова собралась с духом и свозила Ису в «Макдоналдс». Она гдето слышала, что детям это нравится.
По сравнению с «Макдоналдсом» и грядущим аукционом необходимость убить Харкевича и подставить Алексея Белова казалась совершеннейшим пустяком.
Какого черта.

3

В ночь с воскресенья на понедельник Харкевич засыпает не сразу. Он пыхтит, хихикает, потеет, ерзает и наконец глубоко и счастливо выдыхает, заканчивая свои дела между ног у молоденькой брюнетки, которая «снялась» в ночном клубе, представившись студенткой МГИМО. В клубе она была энергична и соблазнительноактивна, но затем алкоголь сделал свое дело, и в машине девушка уже стала соблазнительносонной, а к моменту счастливого выдоха Харкевича она попросту спит. Розовая, мягкая и теплая. Харкевич некоторое время рассматривает спящую, но попрежнему соблазнительную девушку, а затем достает фотоаппарат и делает несколько снимков для коллекции, предварительно пошире раздвинув ноги спящей.
Затем он курит на балконе и думает о завтрашнем дне. Харкевич пытается внушить себе уверенность в удачном исходе всей затеи. Ему это нужно по многим причинам. Ему нужно выполнить приказ Второго. Ему нужно выполнить поручение дяди, Большого Человека, который любит отвешивать племяннику оплеухи. Ему нужно восстановить свой статус в глазах Морозовой — после позорной поездки к дому Левши. Ему нужно всем показать свою силу и умение решать сложные задачи. В нем, конечно, хватает раздолбайства, не без этого, но завтра он должен собраться и довести дело до конца.
Харкевич уже приложил определенные усилия. При помощи Морозовой он проанализировал списки самых постоянных и состоятельных клиентов, отобрал из них с десяток наиболее надежных кандидатур и осторожно прозондировал почву. Шестеро решительно отказались, четверо проявили заинтересованность. Потом Второй подыскал еще одного клиента, относительно недавно начавшего бизнес с Фирмой, но весьма перспективного. Это был номер пять.
Номер шесть появился сам собой, без приглашения. Харкевич не мог понять, откуда эти люди вообще узнали о ящике и об аукционе, но потом решил, что это проговорился ктото из отказавшихся от участия в торгах. В любом случае у номера шесть были рекомендации запредельной крутизны, он был готов внести любой аванс, и потому отказать ему было сложно.
Второй выслушал Харкевича и решил, что шести участников для такого рода аукциона будет вполне достаточно. Пока Второй был доволен подготовкой аукциона.
Харкевич в целом тоже доволен. Все шестеро участников в воскресенье подтвердили свое участие.
На самом аукционе Харкевичу будет отведена роль ведущего. Он представит товар, даст поговорить бородатому эксперту, потом объявит начальную цену и выслушает предложения шестерых участников.
Все вроде бы просто. Харкевич даже пошутил — в присутствии одного опытного человека — может, стоит прихватить молоточек, которым профессиональные аукционисты постукивают по кафедре и кричат: «Продано!»
Опытный человек скептически посмотрел на Харкевича и посоветовал ему прихватить бронежилет.
— Это зачем? — спросил Харкевич.
— Потому что пятерым из шести результаты аукциона обязательно не понравятся, — сказал опытный человек. — И виноватым они посчитают тебя.
— Да ну тебя на фиг, — сказал Харкевич. — Там же серьезные люди соберутся, не шпана какаято...
— Если серьезные люди, значит, будут стрелять сразу в голову, — сделал вывод опытный человек.
Харкевич курит, стоя на балконе, и пытается уверить себя, что опытный человек просто мрачно пошутил.
Тем не менее для проведения аукциона был приготовлен не только солидный темный костюм, но и не менее солидный кевларовый бронежилет под цвет костюма.

4

Стоит глубокая ночь, но свет горит во всей квартире. Алексей намеренно не выключает его — так создается иллюзия покоя. Сам он сидит на паркетном полу, прислонившись спиной к стене.
Сон не приходит, да и какой смысл во снах, если Алексей вновь не различает сон и реальность. Так быстро все может происходить лишь во снах, но именно так все и происходит.
Он выполнил первую часть задания, он внедрился в группу торговцев оружием. Для этого ему пришлось убить несколько человек. Для этого ему пришлось многократно врать и прикидываться кемто другим. Его долго и жестоко били. На него наводили оружие. Его проверяли — одни, другие, третьи.
Алексей все это вытерпел и добился своего. Он надеялся, что теперь ему дадут отдышаться, дадут освоиться в новой обстановке, а затем уже потребуют выполнить вторую часть задания.
Все получилось не так. И это было одновременно хорошо и плохо. Это было хорошо, потому что люди, отправившие Алексея в Москву, оказались профессиональны и очень серьезны. Они были именно те, кем представились. Они дождались, пока Алексей пройдет половину пути, и немедленно напомнили о себе. «Мы в тебе не ошиблись», — сказал внезапно возникший в квартире человек в очках. Алексей был несказанно горд собой в эти несколько секунд, но потом человек в очках напомнил, что это только лишь начало. И еще он както странно нахмурился, когда Алексей спросил: «Так, значит, все в порядке?», и ответил, что вообщето не все в порядке... Но не стал углубляться в эту тему, сказал, что это неважно, что это утрясется без Алексея. И Алексей поверил ему.
Через несколько дней человек в очках появился снова — так же внезапно. И теперь он говорил только о деле. Он объяснил Алексею, что нужно сделать. На словах это звучало довольно простым набором действий, но потом Алексей мысленно наложил эти действия на конкретную местность, то есть на подземный бункер Фирмы, и поежился. Он подумал, что эти действия нужно будет осуществлять вблизи Морозовой, Мамонта и Харкевича, и ощутил неуверенность. Харкевич везде сует свой нос, Мамонт старается ни на минуту не оставлять Алексея одного, а Морозова... Алексею всегда казалось, что ему в затылок нацелен ее пронзительный взгляд, даже когда Морозовой не было поблизости. Морозова пугала его, он буквально кожей чувствовал исходящую от нее опасность. Как будто находишься в одном помещении с постоянно перемещающимся минным полем. А еще был молчаливый чеченский мальчик Иса, из которого Морозова, кажется, решила сделать своего шпиона.


Все книги писателя Гайдуков Сергей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий