Библиотека книг txt » Гайдуков Сергей » Читать книгу Контора 1
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Гайдуков Сергей. Книга: Контора 1. Страница 39
Все книги писателя Гайдуков Сергей. Скачать книгу можно по ссылке s

— У тебя хорошая память.
— Теперь мы достали съемки камеры слежения — на них Дюк и Воробей.
— Это, скорее всего, пражские съемки, — согласился Директор. — По дороге на объект Дюк и Воробей должны были пройти через подземную автостоянку. Одну из видеокамер они не заметили.
— Эти снимки потом оказались в кейсе у людей Акмаля. Два человека на снимках — и один из них уже мертв. А другой жив и здоров.
— Это ни о чем не говорит.
— А это о чемто говорит? — Бондарев лихорадочно переворошил снимки и наконец вытащил нужный. — Вот это. К этому снимку нужны какието комментарии?
— Хорошо, — сказал Директор. — Может быть, у меня проблемы со зрением и я не вижу того, что видишь ты. Расскажи мне, что там такого ужасного на снимке.
Лапшин тяжко вздохнул, потому что бондаревскую трактовку снимка он успел выслушать уже раз десять.
— Объясняю, — сказал Бондарев. — На всех снимках Воробей смотрит куда угодно, но не в камеру. Он ее не видит. Он не знает о ее существовании. Дюк смотрит в камеру. На одном этом снимке, но смотрит. Он знает про камеру.
— И что это значит?
— Он знал про камеру, он специально подвел Воробья под камеру, чтобы люди Акмаля его засняли и смогли потом опознать. В Милане у них были эти снимки, они узнали Воробья, выдернули его из очереди, пытали и убили.
— Он хочет сказать, что Дюк продался, — подвел итог Лапшин.
— И он хочет бежать на поиски Дюка, — добавил Директор. — Чтобы потом отомстить ему за Воробья, за измену и так далее... Так, что ли? Прямо детский сад какойто.
— Что это вы называете меня «он»? — насторожился Бондарев.
— Потому что ты ведешь себя подурацки и забываешь, что ты не героический мстительодиночка, ты работаешь в команде. Ты работаешь со мной, с Лапшиным и с другими людьми, в том числе с людьми с Чердака...
— Я знаю, но...
— Должен тебе сообщить — извини за шокирующую правду, — что ты не самый информированный, и не самый умный, и не самый опытный человек в этом здании. Не ты будешь решать, что тебе делать с Дюком. Понятно?
— Но...
— Громко и отчетливо.
— Понятно.
— Вы с Лапшиным добыли ценную информацию — спасибо. Она будет изучена и использована с максимальной пользой.
— Это переводится на нормальный язык — «спасибо и пошел вон»?
— Нет, не пошел вон, а пошел готовиться к закупкам оружия. Чемоданчик тебе скоро приготовят.
— Что еще за чемоданчик?
— Вот видишь, ты уже заинтересовался. Значит, ты не совсем потерянный для нас человек.
— Пфф, — сказал Бондарев, толкнулся ногами и отъехал в кресле в дальний конец кабинета, в тень рослого фикуса. Директор сложил все снимки в пластиковый конверт, а конверт забросил в сейф и демонстративно повернул ключ. Это означало, что разговор окончен.

2

Директор поймал его в столовой, где Бондарев сосредоточенно пытался разрезать бифштекс на десять одинаковых частей.
— Собственная техника управления гневом? — спросил Директор, присев напротив.
— Ага, — буркнул Бондарев.
— Помогает?
— Нет.
— Слушай, — Директор положил голову на ладонь и мягко улыбнулся, будто у них намечались задушевные посиделки с участием соленых огурчиков, половинки «Бородинского» и холодной поллитры. — Тебе в таком виде нельзя отправляться на закупку оружия.
— Я переоденусь, — сказал Бондарев.
— Дело не в одежде, а в твоей физиономии.
— Я побреюсь.
— У тебя физиономия усталого, разочарованного и злого человека. С такими типами не ведут серьезных дел.
— Вы же знаете, почему я усталый, почему я разочарованный, почему я злой. — Бондарев яростно тряхнул бутылку с кетчупом, и расчлененный бифштекс с верхом накрыла густая красная масса. Словно вулканическая лава. Или словно кровь.
— Только не начинай заново эту песню про Дюка, — попросил Директор. — Его нет.
— Как это?
— Для тебя он сейчас не должен существовать. У тебя другое задание, и Дюк — даже если мы предположим, что он когото комуто продал, — не имеет к этому заданию никакого отношения. Забудь. Выспись. Набери пару килограммов веса. У тебя должна быть не вот эта озабоченная морда неугомонного мстителя, а холеная, упитанная физиономия самоуверенного, обеспеченного, удачливого коммерсанта. Раньше у тебя это получалось. Кстати, я никак не пойму, почему ты проторчал две недели на Средиземном море и вернулся бледный, как не знаю что. Нервы? Спишь плохо?
— Плохо, — согласился Бондарев.
— Кошмары?
— Вроде того.
— Воробей, что ли, снится?
— Слава богу, нет, — сказал Бондарев. Его кошмары были довольно оригинального свойства, и Бондарев сомневался, стоит ли комуто о них рассказывать. Потому что далеко не все смогли бы понять глубинный ужас этих снов.

3

Было так. Когда Бондарев перебрался в Москву и стал сотрудником «Московского отделения международного комитета по междисциплинарному прогнозированию» (он же «Научный институт агрохимических исследований»), он прыгнул в работу как в бассейн с десятиметровой вышки — ушел с головой и не скоро выбрался на поверхность.
Когда он всетаки вынырнул, отдышался и осмотрелся, то вспомнил, что все старые знакомства, все родственные связи для него как бритвой отрезаны. Он был один в большом городе, у него была классная и очень важная работа, но у человека чтото должно быть и кроме работы. Так поначалу думал Бондарев, а затем естественный ход вещей подтолкнул его к мысли — зачем? Зачем нужно это «чтото кроме»? Чтобы приятно проводить свободное время? Но у него были классные парни с работы — Лапшин, Воробей, другие... С ними было здорово и на работе, и за городом на шашлыках, и на стадионе, и где бы то ни было. Для секса? Но всегда были легкие на подъем девчонки, с которыми даже не нужно было знакомиться — наутро Бондареву не было дела до них, а им не было дела до Бондарева. Для душевной теплоты? Хмм... Вопервых, ощущения теплоты в душе можно было достигнуть и парой рюмок коньяка. Вовторых, для подлинной душевной теплоты следовало к комуто накрепко привязаться. «Допустим», — подумал Бондарев и на всякий случай, еще не имея никого на примете, осторожно проконсультировался у Директора. У того на правой руке имелось кольцо, весьма похожее на обручальное, и Бондарев попросил прояснить политику Конторы относительно личной жизни сотрудников.
Директор вот так же положил голову на ладонь, подумал и сказал:
— Ну мы же не монастырь и не секта. Тебе никто ничего не запрещает, но при этом мы исходим из того, что идиоты к нам в Контору не попадают, а стало быть, идиотских вещей ты делать не будешь.
Бондарев попросил привести пример идиотской вещи.
— Хм. Роман с какойнибудь кинозвездой или телеведущей. Это такие люди, за которыми даже в ванную комнату съемочная группа ходит. Засветишься.
Бондарев попытался вспомнить пару кинозвезд, вспомнил Мэрилин Монро и Наталью Крачковскую, которую недавно видел в рекламном ролике. Пьяный роман с Монро Бондареву уже не грозил, Крачковская была не в его вкусе, поэтому Бондарев признал доводы Директора разумными.
— Ну, а допустим, не кинозвезда... Обычная девушка.
— Так, — поощрительно кивнул Директор.
— Если у нас с ней будут серьезные отношения, я должен буду ей чтото рассказать про себя, про свою работу...
— Логично, — согласился Директор. — Тут есть два варианта. Вариант первый — ты ей врешь. Как я уже говорил, идиотов мы в Контору не берем, а стало быть, ты достаточно умен, чтобы врать своей жене всю жизнь. Это хлопотно, но реально. Я знаю пару человек, у которых это получается уже на протяжении лет пятнадцати.
— Вариант второй?
— Второй... — Директор повернул кольцо на пальце. — Моя жена работает в этом здании. Отпадает необходимость врать, но...
— Что — но?
— Появляются другие проблемы... Впрочем, это уже неважно. На всякий случай, моя официальная позиция на этот счет — я очень счастлив в браке. Запомни это и скажи моей жене, если она тебя спросит.
— Я не знаю вашу жену.
— Она тебя знает. И она... Ладно, замнем для ясности. А вообще... — С лица Директора исчезло расслабленнодобродушное выражение. — Может, я не должен тебе такое говорить... А может, ты и сам уже до этого додумался. Наша работа — это не прогулки при луне. Наша работа связана с риском, а риск в данном случае трактуется как «высокая вероятность преждевременной насильственной смерти». Смерть не причиняет страданий тому, кто погибает. Он был — его не стало. Но если есть человек, который был связан с погибшим серьезными отношениями... Этот человек будет страдать. От него как будто оторвут кусок собственной плоти. И рана будет заживать очень долго. Возможно, она так никогда и не заживет. Поэтому...
— Я понял, — сказал Бондарев.
— Я не призываю тебя давать обет безбрачия или...
— Я понял.
— Просто имей в виду.
— Я понял.
— Ты, наверное, думаешь: зря я спросил у старого дурака, испортил он мне все настроение...
— Мне уже не восемнадцать лет, — сказал Бондарев. — И все это я уже знал сам.
Он подумал про свою девушку, ту, которая работала бухгалтером и знакомство с которой в конечном итоге привело к памятной встрече с Крестинским и Ахмедом Маскеровым на зимнем шоссе. Когда после той встречи Бондарева стали медленно, но верно прижимать к ногтю, он забеспокоился за девушку — как бы и ей попутно не досталось. Бондарев пытался ей дозвониться и сказать, чтобы она пока с ним не встречалась и отрицала всякие с ним отношения... Но это оказалось излишним — девушка оказалась сообразительной и моментально вычеркнула Бондарева из записной книжки и из памяти. Ни на один его звонок она не ответила. Растерянный Бондарев сидел на кухне и пытался с помощью алкоголя разобраться — хорошо это или плохо. С одной стороны, хорошо, что у бондаревской подруги — извините, бывшей подруги — не возникнет изза него проблем. С другой стороны... Если все так хорошо, то почему же мне так плохо?!
Бондарев все это помнил. И ему было далеко не восемнадцать лет. Восемнадцать лет было Ксене — и Бондарев встретил ее примерно через месяц после общения с Директором на тему любви и брака внутри Конторы.
Вот тогда и начались кошмары.

4

В ту ночь Бондарев вернулся из командировки во Владивосток. Это была «точечная» командировка, то есть ему не нужно было собирать информацию, выявлять связи, получать подтверждение информации и так далее. Все это уже было сделано другими людьми. Бондарев прилетел во Владивосток на три часа, а потом улетел обратно, чтобы услышать в телевизионных новостях следующего дня об убийстве дальневосточного криминального авторитета.
Около пяти утра Бондарев поставил машину в гараж и направился к подъезду. Он хотел спать, но помнил, что находится в Москве, а в Москве с тобой может случиться что угодно и когда угодно; посещение мюзикла или футбольного матча, поход в магазин или просто пересечение дороги могли иметь самые непредсказуемые последствия. Москва не позволяла Бондареву расслабиться, и он не то чтобы любил ее за это, но во всяком случае уважал.
На этот раз «что угодно» приняло форму странного звука, который возник в рассветных сумерках и быстро продвигался в сторону Бондарева. Потом из межподъездной арки вышла девушка. Бондарев посмотрел на ее ноги и понимающе кивнул — девушка шла босиком, намеренно шлепая голыми пятками по лужам, поднимая брызги и нарушая тишину воинственнохлюпающими звуками.
Девушка заметила Бондарева, заметила его взгляд, остановилась и отчетливо произнесла:
— Как. Хочу. Так. Хожу.
Было похоже, что эту фразу она произносит уже не впервые за эту ночь. А еще она слегка покачивалась.
— Да ради бога, — ответил Бондарев. Он вдруг понял, что попрежнему таращится на ее ноги. Только уже не на босые ступни, а на забрызганные икры. Вообщето на девушке было длинное вечернее платье, но шлепать в нем по лужам было неудобно, поэтому она ухватила подол в кулак и задрала его выше колен.
Бондарев поспешно поднял взгляд, всмотрелся в лицо и вспомнил, что уже видел эту девушку. Она жила в соседнем подъезде, и она... Она была красива, что для Бондарева было скорее минусом, чем плюсом — некрасивые люди запоминаются дефектами лица или телосложения, люди с красивыми и правильными чертами лица сливались для Бондарева в одну огромную обложку глянцевого журнала. Почему же он всетаки вспомнил эту босоногую девицу? Не изза ее красоты, а изза чегото другого... Точно. У нее был далматинский дог.
Теперь, когда вроде бы все выяснилось, Бондарев продолжил движение к подъезду, а девушка попрежнему стояла на месте, словно собиралась с силами.
— Имею. Право. Хоть. Раз. В год.
Бондарев озадаченно обернулся и сообразил, что это было продолжение предыдущей фразы. Такими темпами девушка могла завершить высказывание своей мысли к завтрашнему вечеру. Взгляд ее при этом оставался неопределенношальным, как будто она еще не решила, чем ей сейчас заняться — то ли пойти домой, то ли все же поискать потерянные туфли, то ли поехать на Поклонную гору купаться в фонтанах.
Потом в ее голове, видимо, чтото щелкнуло, она поправила волосы, нахмурилась, посмотрела на свои ноги и сказала более нормальным тоном:
— Между прочим, я совсем не пьяная.
— Кто бы сомневался, — сказал Бондарев.
— А что вы тут вообще стоите? Делать вам, что ли, нечего?
— Я сейчас пойду спать, — пообещал Бондарев. — Только удостоверюсь, что ты дошла до своего подъезда.
— "Ты"? Разве мы знакомы?
— Мы незнакомы, просто я старше... Хотя можно и на «вы». Если хочешь.
— Старше? А сколько тебе?
— Тридцать четыре, — автоматически соврал Бондарев.
— Ну и как?
— В каком смысле?
— Это интересно — тридцать четыре года?
— Когда как.
— Я чтото с трудом представляю, как можно жить в тридцать четыре года... Разве это не скучно? Тридцать четыре — это же почти пятьдесят... А пятьдесят — это почти уже и все... Вот мне, — она приложила раскрытую ладонь к груди, словно собиралась поведать страшную тайну. — Мне скоро девятнадцать, и я чувствую, что лучшие мои годы уже позади... Впереди — какаято фигня. Работа всякая, замуж выходить... Както тоскливо все это. Я не представляю, как ты дожил до тридцати четырех и не свихнулся.


Все книги писателя Гайдуков Сергей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий