Библиотека книг txt » Гайдуков Сергей » Читать книгу Контора 1
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Гайдуков Сергей. Книга: Контора 1. Страница 29
Все книги писателя Гайдуков Сергей. Скачать книгу можно по ссылке s

Это была ночь, и, как водится ночью, все было слегка неясно, недоговорено и неопределенно.


Глава 22
Бондарев: тотальный отход

1

Бондарев хорошо запомнил этот день — яркие средиземноморские краски, колоритная местная музыка, отходящий паром, на нем — растрепанный и все еще не верящий до конца своему везению Селим. Рядом с ним — совершенно случайный турист в смешной панамке вертит видеокамерой направо и налево, снимая все подряд и время от времени помахивая в сторону берега незагорелой рукой. Бондарев не знал, то ли ему смеяться над нелепым облачением Директора, то ли злиться, что Директор спланировал и расписал по пунктам всю операцию, его, Бондарева, не спросив.
А может быть, это был и не Директор. Может быть, все было спланировано и расписано на самом верху, на Чердаке. А обижаться на Чердак было глупо и бессмысленно. Чердак играл по правилам, которые Бондареву были неизвестны, а стало быть, оценивать действия Чердака он не мог по определению. Бондарев никогда напрямую не общался с Чердаком и не знал, кровожадные монстры там заправляют или высоколобые интеллектуалы, ветераны Лубянки или свежие выпускники Гарварда. Одно мог сказать Бондарев по этому поводу — на его памяти Чердак еще ни разу не сглупил, ни разу не бросил своих людей в угрожающей ситуации, ни разу не вытер об него, Бондарева, ноги. Этого было достаточно. Для чего достаточно? Черт его знает. Бондареву было слишком много лет для пафосных клятв насчет «отдать жизнь ради дела», пожертвовать здоровьем и чем там еще можно пожертвовать. Он не собирался погибать или становиться калекой, но... Но если бы чтото такое случилось, то Бондарев не стал бы об этом сожалеть. Он знал, что делает правильное дело, и он знал, что за ним стоят правильные люди. Этим его жизненная философия начиналась и заканчивалась. Нельзя сказать, что данная философия отличалась глубиной, но Бондареву приходилось встречать сотни людей, у которых под ногами не было даже и такой основы.
Он в последний раз посмотрел на паром и медленно пошел к центру города, пренебрегая такси, — Бондарев знал, что все лучшие мысли приходят к нему во время пеших прогулок. Директор не спешил раскрывать Бондареву все карты, а может, и не мог их раскрыть, потому что сам был не до конца посвящен — значит, придется самому напрячь мозги и чтонибудь придумать. Какогото точного направления мыслей у Бондарева не было, и он поначалу просто перечислил в уме все узлы, из которых состояла нынешняя ситуация. Черный Малик, турецкий разведчик Акмаль, олигарх Крестинский. Теперь понятно, что все они взаимосвязаны и что босс в этой компании — Крестинский, который кормит эту свору, подготавливая непонятно для какой цели. Еще у нас есть легендарный Химик, который, с одной стороны, связан с Маликом (встреча в девяносто втором году), а с другой стороны — с Крестинским (неудачные поиски). Еще у нас есть Селим, который не играет никакой существенной роли... Не играет? Нет, теперь у него есть довольно важная роль. Сначала он должен был своим исчезновением встревожить Акмаля и заставить того действовать, а значит, раскрываться, ошибаться и так далее. Но потом на Чердаке решили, что этого мало, и Селиму мгновенно придумали иную судьбу — он был как шарик на бильярдном столе, катившийся после удара кия, а затем против всяких правил остановленный рукой и запущенный в другую сторону. Шарик, то бишь Селим, вряд ли вообще понял, что с ним случилось.
Продолжив бильярдные ассоциации, Бондарев представил, как шарикСелим, изменив направление, теперь катится в сторону шарикаАкмаля. Селим стукнет его, чутьчуть, сильно не получится, но этого чутьчуть должно хватить, чтобы шарикАкмаль свалился в лузу. В лузу? Нет, это слишком простая комбинация. Акмаль — часть сложной системы, поэтому удар по нему внесет колебания в работу всей системы. Селим заставит сместиться Акмаля, Акмаль в свою очередь заставит сместиться соседние с ним элементы системы — например Черного Малика.
Бондарев довольно кивнул — что ж, это похоже на истину. Но что же важного несет в себе Селим, чтобы вызвать такую реакцию в системе? Бондарев перебрал несколько вариантов, но ничего подходящего в голову не пришло. Тогда он заново выстроил в голове узлы текущей ситуации. Потом еще раз. Когда ничего путного в голове так и не родилось, он подумал — может быть, о какихто узлах он подзабыл? Или, может быть, какието события, о которых Бондарев думает как об абсолютно посторонних, являются узлами именно этой системы?
Бондарев стал вспоминать посторонние вещи, в числе которых были убитый в Милане казначей Черного Малика, убитый и заброшенный в лесу полковник Фоменко, несколько убитых возле миланского аэропорта боевиков Акмаля... Бондарев нахмурился — чтото уж слишком много убитых. Потом он вспомнил мальчика Лешу, которого сердобольный Дюк прочил в Контору — это было уж совсем далеко от дел Крестинского и компании... Стоп. Перемотайте назад.
Дюк прочил его в Контору. Потом было принято решение забросить мальчика в Москву для проникновения в хорошо организованную группу торговцев оружием. Кто принял решение? Дюк? Нет — решение принял Директор, который хотел сначала внедрить своего человека внутрь системы, а потом уже раздолбать ее снаружи. В той же самой хорошо организованной группе торговцев оружием с нетерпением ожидают возвращения ценного клиента, то есть Бондарева. Таким образом, мы получаем узел Бондарев — торговцы оружием — мальчик Леша. Через Бондарева — он подумал о себе в третьем лице и не заметил этого — данный узел связан с Маликом, Акмалем и всей прочей братией. Очень интересно. То есть Селимшарик сейчас катится от Бондарева (который связан с торговцами оружием в Москве) к Акмалю (который связан с Черным Маликом и Крестинским).
В течение пары секунд Бондареву казалось, что сейчас он вотвот нащупает смысл этой заботливо выстроенной цепочки, поймет собственное место в этом ряду и поймет содержание искусственно запущенного импульса, который в данный момент несет в себе обрадованный нежданной свободой Селим.
Но это длилось именно пару секунд. Потом Бондарев понял, что на самом деле голова его все так же пуста, как и раньше, и решил — на ближайшие пару часов, — что быть умнее начальника нехорошо.
Пора было заняться более простыми и насущными делами — брать Лапшина и линять с острова, предварительно уничтожив все следы своего пребывания здесь.
Бондарев думал, что это будет просто. Он ошибался.

2

Лапшин вытащил из кармана рекордер, открыл его и не увидел там диска. Рекордер был пуст.
Несколько невыносимо долгих секунд Лапшин смотрел на пустой прибор. Со стороны могло показаться, что он впал в ступор, но на самом деле он со всей возможной скоростью подсчитывал свои шансы. Результат оказался не в его пользу, и рациональная составляющая Лапшина велела ему немедленно убираться отсюда.
Однако другой, нерациональный Лапшин, которого в процентном соотношении было гораздо больше, послал рационального Лапшина к чертовой матери. И метнулся назад, к номеру, откуда только что выскочил. Когда он тронул ручку двери, то услышал, как в шахте тронулся лифт. «А я предупреждал!» — позлорадствовал рациональный Лапшин и был немедленно послан еще дальше.
Лапшин отдернул руку от двери. И резко пнул ее ногой.
Стоявший у порога турок вскрикнул, схватился за разбитый лоб и поспешно отшатнулся в глубь комнаты.
Лапшин вошел и тщательно закрыл за собой дверь. Возвращение в номер за диском означало три веши.
Вопервых, у него остается очень мало времени.
Вовторых, у него не было времени на разговоры с турками. Вы случайно не видели здесь мою вещь? Я забыл ее в номере. Она дорога мне как сувенир. Точно не видели? И здесь ее нет? А тут? А у вас в кармане? А вы уверены? А если пулю в колено? А в другое? Нет, на всю эту лирику абсолютно не было времени. Это вовторых.
И втретьих, у него настолько не было времени на разговоры с турками, что Лапшин просто поднял пистолет и трижды нажал на курок. Он не старался обязательно убить турок, он просто не хотел, чтобы они ему мешали.
И теперь они ему не мешали. Он обшарил два тела и приступил к третьему, когда в дверь ударили. Ну еще бы. Внизу номер Акмаля. Все эти выстрелы, падающие тела, разбивающиеся стеклянные столики... Можно даже сказать, что они слегка запоздали. Можно попенять им на неповоротливость. Можно написать жалобу их начальству. Какойнибудь гребаный Джеймс — мать его — Бонд давно бы уже выпрыгнул в окно, зацепился за пролетающий вертолет и слинял к себе в Лондон. Нет, ребята, несерьезно вы относитесь к своей работе. Лапшин перевернул четвертое тело — тактак, чисто. В смысле, пусто. Хреново. Съели вы мой диск, что ли?
Дверь издала пугающий звук — то ли она треснула, то ли косяк. А может, и оба сразу.
В этот момент Лапшин вытащил изпод тяжелого кресла с резными подлокотниками маленький кейс из черной кожи. Но это еще ни о чем не говорило.
Лапшин поднатужился и перетащил кресло к двери. Потом туда же пододвинул второе кресло. Потом усадил в кресло мертвого и тяжелого турка — как дополнительную массу.
Теперь у него были секунды на потрошение чемоданчика. Замки открылись — и одновременно открылась дверь. Но двери мешало кресло с мертвым турком, а Лапшину никто не помешал проинспектировать содержимое чемоданчика.
— Слава богу, — сказал Лапшин и закрыл кейс. В этот миг в него выстрелили через приоткрытую дверь. Кресло медленно, но верно смещалось под давлением извне.
Лапшин оценил траекторию пролетевшей пули и отправил адекватный ответ в коридор. Там чтото упало. На мгновение наступила тишина, а потом бушевавший в коридоре зверь очнулся и ударился в дверь с новой силой — могучей, но расчетливой. Пистолет Лапшина в этих расчетах был учтен.
Лапшин тем временем посмотрел в окно и вздохнул — за ним вертолета так никто и не прислал. Поэтому пришлось, согнувшись в три погибели, добираться до балконной двери, срывать штору — не забыв о паре отпугивающих выстрелов в дверь, — вязать их узлом, цеплять за балконную решетку... Цирк, да и только. Рациональный Лапшин ненавидел цирк. Остальная часть Лапшина в это время захлебывалась от восторга и адреналина. Остальная часть Лапшина даже согласна была приземлиться аккурат на голову Акмаля, вышедшего покурить на балкон своего номера. Рациональный Лапшин брюзжал, что идея снять номер над Акмалем не нравилась ему с самого начала.
А потом Лапшин напоследок пальнул в коридор и скользнул по связке из штор вниз, зажав в зубах ручку кейса. Если бы не этот кейс, Лапшин мог бы даже издать нечто вроде торжествующего вопля в духе Тарзана — как бы несолидно для профессионала это ни было.
Лапшину нравилась его работа.

3

Горничной, которая убирала в номере этажом ниже, ее работа не то чтобы нравилась, но вполне устраивала. Одно «но» — никто не предупредил ее, что эта работа будет сопровождаться перестрелкой на верхних этажах. Она успокаивала себя мыслью о том, что это не ее этаж, а значит, не придется отмывать кровь — а кровь неминуемо там будет, нельзя же стрелять, и чтобы потом не было крови на полу, на мебели, на стенах. Если ктото развлекается стрельбой, то комуто неизбежно потом придется ползать на коленях и оттирать кровь раствором крахмала. Горничная была немолода и повидала на своем веку разных подонков, которым ничего не стоит забрызгать весь номер кровью изза своих дурацких капризов. Правда, обычно такие вещи случались поздно вечером или ночью, люди эти предварительно напивались или обкуривались травой, а еще рядом обязательно находились женщины, бесстыдные молодые девки, изза которых частенько и затевалась стрельба. Но сегодня все было иначе — стреляли днем, а бегавшие по коридору люди с пистолетами были на удивление трезвы — насколько заметила горничная.
Тем не менее выстрелы и шум действовали на нервы. Но худшее, как оказалось, было впереди.
Худшее имело вид большого незнакомого мужчины с черным чемоданом в одной руке и с пистолетом в другой. Он ввалился в номер с балкона, причем до этой секунды горничная была абсолютно уверена, что там никого нет.
Горничная на всякий случай попятилась, растерянно наблюдая, как босые ступни мужчины шагают по ковру. Лапшин быстро огляделся, заглянул в соседнюю комнату, потом в ванную, никого не нашел и остался этим доволен.
У входной двери Лапшин остановился, вопросительно посмотрел на горничную и ткнул стволом перед собой.
— Там ктото меня ждет? — тихо спросил он поанглийски.
Горничная разобрала знакомое «ктото» и на всякий случай отрицательно замотала головой.
— Неправда, — весело сказал Лапшин. — Меня там ждут. Мне обещали. Тот толстый турок сказал, что меня будут ждать внизу.
И он вышел в коридор. Горничная прислушалась — сначала было тихо. Потом раздался громкий звук, но на выстрел это было не похоже. Горничная решила, что это хлопнула дверь на лестницу. Это порадовало горничную — босоногий источник неприятностей вышел за пределы ее компетенции. Она перекрестилась и снова принялась за работу.

4

Лапшин спускался по лестнице, и рациональная его часть без умолку трещала о том, что вся гостиница теперь превратилась в ловушку — администратор работает на Акмаля, все выходы перекрыты, а теперь еще и полицию наверняка вызвали. «Может быть, может быть», — Лапшин не спорил, он просто хотел лично во всем убедиться. Каким бы грозным и безвыходным все ни казалось, у Лапшина имелся один контраргумент — против него действовали всего лишь люди. А люди имеют свойство ошибаться, как ошибся сегодня сам Лапшин. Даже Джеймс — мать его — Бонд иногда ошибается. А уж акмалевским ребятам сам Аллах сегодня велел не надрываться на работе. Во всяком случае Лапшин надеялся на такую директиву от Аллаха. Она бы ему не помешала.


Все книги писателя Гайдуков Сергей. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий