Библиотека книг txt » Гамильтон Дональд » Читать книгу Мэттью хелм 15
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Гамильтон Дональд. Книга: Мэттью хелм 15. Страница 2
Все книги писателя Гамильтон Дональд. Скачать книгу можно по ссылке s

Теперь же, когда нам удалось выйти на искомую цель, или во всяком случае этого можно было вскорости ожидать, мне предлагалось послоняться в окрестностях, изображая из себя супершпиона, дабы узнать, за какой надобностью он здесь появился, и лишь потом заняться им непосредственно. Все равно, что идти по пятам за тигром-людоедом со строгим наказом в точности выяснить, какого именно туземца большая кошка намечает в качестве следующей жертвы, и только потом стрелять. Иными словами, на самом деле никто не испытывал ни малейших сомнений, зачем Павел Минск — также известный как Пауль Минский или Павло Меншеский или просто Минск — направляется в Нассау, если его действительно потянуло в эти края. За пределами собственной страны Минск путешествовал с единственной целью. Оставалось лишь ответить на вопрос: кто?
Меня так и подмывало поинтересоваться у Мака, почему высокопоставленные господа, которые так отчаянно нуждаются в информации, не расщедрились для этой цели на парочку своих гениальных разведчиков. В конце концов, поиск ответов на вопросы скорее их, чей моя специальность. Пусть выясняют все, что им вздумается, а потом приглашают меня. Я не задал этот вопрос только потому, что и так знал ответ. Всевозможные шпионские организации и так распростились с немалым количеством своих разведчиков и контрразведчиков. И все благодаря Минску. Он охотился на них не менее успешно, чем мангуст охотится на гадюк. Вовлеченные в эту историю бюро и департаменты утратили всякое желание рисковать ещё кем-либо из своих ценных, натренированных парней и девушек в столь опасном соседстве. И выбор пал на меня.
— Да, сэр, — угрюмо сказал я. — Отель «Бритиш Келоуниэл»..Да, сэр.
— Подробности ты узнаешь сегодня за ужином, — продолжал Мак. — Во время назначенной тебе встречи.
— Да, сэр.
— Не слышу в твоем голосе радости, Эрик. Я-то думал, ты успел устать от безделья и обрадуешься любой работе.
Тоже мне шутник. Но вслух я сказал только:
— Это в некотором роде зависит от работы, сэр.
— Если ты считаешь, что Минск тебе не по зубам…
— Идите к черту, сэр. Вы прекрасно знаете, что наши с ним шансы, по любым критериям, примерно равны. Мы оба профессионалы, специализируемся в одной области, и, с вашего позволения, неплохие профессионалы. Это означает игру пятьдесят на пятьдесят. Или возможность такой игры. Но если мне предлагается в течение пары дней околачиваться вокруг него, изображая из себя человека-невидимку, прежде чем приступить к делу, его шансы значительно возрастают.
— Знаю. И мне это не по душе. Но таковы приказы. Ты можешь отказаться.
— И тогда вы отправите туда какого-нибудь другого беднягу проделать ту же работу с теми же дурацкими оговорками, возможно, Лауру, а я буду винить себя за его или её смерть. Нет, спасибо.
— Кстати, именно о Лауре я и подумывал в качестве альтернативы, — спокойно заметил Мак. — Она вскорости должна вернуться в страну.
— Не сомневаюсь. Будь жива моя мать, вы бы и о ней вспомнили.
За долгие годы совместной работы я успел привыкнуть к этой игре. Мак начал её, он же её и закончил, сказав:
— Итак, Эрик, отель «Бритиш Келоуниэл». Где и как найти наших местных людей, ты знаешь. Насколько нам известно — а за точность информации я не ручаюсь — Минск появится послезавтра. Можешь использовать время для ознакомления с городом. По-моему, ты там ещё не бывал. И не забывай, нам не хотелось бы международных осложнений. Осмотрительность обязательна.
— Да, сэр. Обязательна. Разрешите вопрос, сэр?
— Да, Эрик?
— Мне его остановить или нет?
— Что ты имеешь в виду?
— Вы знаете, что я имею в виду, — сказал я. Иногда, даже имея дело с Маком, нельзя забывать, что все бюрократы одним миром мазаны, и их приходится припирать к стенке. — Я должен сделать свое дело до или после того, как он сделает свое?
— Ты считаешь, что его визит на Багамы преследует деловые цели?
— Насколько нам известно, это единственное, что могло заставить его вылезти из своей московской норы. ? Мак поколебался. Потом сказал:
— Мне кажется, по большому счету было бы неплохо, если бы мистера Минска постигла неудача в его пос-г леднем деле. Однако принципиального значения это не имеет. К счастью, у нас нет точных указаний на этот счет, а мы не гуманисты из армии спасения. Оставляю вопрос на твое рассмотрение.
— Да, сэр.
Я повесил трубку и тут вспомнил, что забыл его кое о чем спросить. Раньше я просил его навести справки об Уильяме Д. Хазелтайне, техасском магнате, которому так хотелось отправить меня порыбачить в Уолкерз Кей. Увы, мы занимаемся скверным, опасным ремеслом в скверном опасном мире, и когда хороший знакомый от всего сердца угощает тебя шоколадным батончиком, опытного агента первым делом тянет проверить его на наличие цианистого калия. Не исключено, что Большой Билл и в самом деле был тем, кем казался — богатым tejano1, который любит оплачивать свои долги, но не исключено и другое. Хотя, если бы наши люди наткнулись на что-нибудь интересное, Мак и сам бы мне сказал.
А может и нет. По странному стечению обстоятельств я оказался под рукой на Багамах, где никогда не бывал раньше, как раз в тот момент, когда мистер Павел Минск сам или с чьей-то легкой руки вздумал посетить Нассау. Я не слишком верю в подобные совпадения. И потому предупредил себя, что обычной осмотрительности, которую естественно проявлять имея дело с высококлассным коллегой-профессионалом, тут может оказаться недостаточно. Не исключено, что на этом зарубежном острове у самого побережья Флориды затевается большая таинственная игра, а гениальные стратеги в Вашингтоне и где-то ещё хладнокровно выставляют нас с Минском на исходные позиции подобно фигурам на шахматной доске.
На данном этапе игры, если это и в самом деле была игра, все они наверняка чувствуют себя ужасно умными, в строжайшей тайне подготавливая беспроигрышные, на их взгляд, секретные гамбиты. Чуть погодя, после нескольких неожиданных ходов с обеих сторон, фигуры на доске безнадежно перемешаются. И тогда оставшимся пешкам придется самостоятельно додумывать, какую партию предполагалось разыграть, и действовать сообразно с обстоятельствами, благоразумно пропуская мимо ушей испуганные окрики дезориентированного и взволнованного начальства, которое не имеет ни малейшего представления о происходящем, сидя в своих уютных кабинетах за тысячи миль отсюда.
Вы только не подумайте, что Мак и в самом деле способен сильно волноваться. Нет, столь человеческие эмоции не для него. Насколько мне известно, он вообще никогда не волнуется. Однако нельзя сбрасывать со счетов дуболомов из высшего эшелона власти, у которых поджилки начинают трястись уже при одном намеке на осложнение международных отношений. Что, впрочем, не мешает им отдавать сумасшедшие, бессмысленные распоряжения, которые Мак обязан принимать к исполнению.
На назначенный в семь часов ужин я намеренно явился заранее. Я не имел ни малейшего представления, кто такой мистер Джонас Старкведер, и как его узнать, а команды украсить петлицы белыми гвоздиками не поступало. Поскольку мне было неизвестно, кого искать, а ему, по всей вероятности, известно, я за пятнадцать минут до назначенного времени зашел в прилегающий к ресторану бар, заказал мартини и сел у окна, глядя на распростершийся семью этажами ниже пляж, голубой Атлантический океан и суда.
Самое смешное, несколько угрюмо подумал я, что меня в последнее время зачислили чуть ли не в специалисты по судоходству, поскольку мне довелось выполнить несколько заданий с использованием различных средств передвижения по воде — по большей части с помощью настоящих моряков, которые, к счастью для меня, оказались под рукой. Сам же я родился почти в центре континента и удостоился знакомства с соленой водой лишь занявшись своим теперешним ремеслом, когда проходил в Аннаполисе краткий курс обучения, предназначенный для агентов, которым не помешает знать кое-что на этот счет.
Однако и в данной области человек становится экспертом в глазах окружающих столь же быстро, как и в любой другой. Достаточно пару раз доказать, что ты умеешь обращаться со взрывчаткой или автоматом, и вот ты уже первоклассный минер или опытный боевик. Меня не оставляло чувство, что в результате успешного завершения моих последних водных операций для Мака я автоматически превратился в специалиста по навигации, человека, незаменимого там, где предполагаются действия на воде. Что явилось одной из причин, по которым для работы на Багамах он выбрал именно меня. Воды здесь хоть отбавляй. Мысль эта не доставила мне особого удовольствия и я решил, что если утром перед отлетом в Нассау удастся выкроить немного свободного времени, надо будет отыскать книжный магазин и обзавестись экземпляром солидного тома, именуемого «Каботажное плавание, морская практика и управление малыми судами», который, как меня заверили, незаменим для любого, кто намерен всерьез заняться малыми судами…
— Мэтт! Сколько лет, сколько зим!
Я быстро оглянулся. Рядом со мной остановились двое. Обратился ко мне мужчина, которого я не знал: высокий, худощавый, сутуловатый, с роговыми очками на лице, явно — возможно даже слишком явно — редактор, которого согнули долгие годы за заваленным рукописями столом. Не сомневаюсь, что на самом деле он умел обращаться с пистолетом, как минимум неплохо владел ножом, а возможно ещё и практиковал дзюдо или каратэ. Тем не менее, интеллектуала он изображал весьма убедительно. Я поднялся и протянул ему руку.
— Джонас! — воскликнул я. — Мой любимый скряга-редактор! Что подвинуло тебя побаловать ужином недостойного фотографа?
Мужчина, выступающий в настоящий момент под фамилией Старкведер, улыбнулся.
— По правде говоря, идея принадлежит не мне. Я приехал сюда, чтобы заняться статьей о Билле Хазелтайте, а он рассказал, что недавно повстречал тебя в Киз и считает, что ты как раз тот человек, с которым он мог бы работать. — Пока я обменивался рукопожатием с Хазелтайном, Старкведер продолжал: — Не знаю, Мэтт, насколько ты знаком с этим парнем, но он отличный яхтсмен и рыбак и только что побил мировой рекорд по ловле тарпона на шестифутовую бечеву. У него есть и несколько других примечательных достижений в этой области. «Аутдурс» намерен поместить статью, которая бы представляла его в деле, с множеством цветных фотографий… Ладно, давайте отыщем наш столик и пропустим по рюмочке. Мэтт, ты можешь прихватить свою с собой. — Он повел нас в соседнюю столовую, на ходу говоря: — Тарпон не совсем подходит для нашей статьи, эта рыба водится слишком близко к берегу, а тунец вряд ли кого-то заинтересует. К тому же и ту и другую сейчас не так просто найти. Парусник и белая марлинь обычно мелковаты, хотя в принципе могут сойти, но предпочтительнее всего была бы голубая марлинь, если Биллу удастся её подцепить и удержать достаточно долго, чтобы ты успел сделать снимки. Например, мы попросим Билла попытаться поставить для нас мировой рекорд в ловле голубой марлини на шестифутовую бечеву. Конечно, эта дурацкая нитка не выдержит даже рыбу средних размеров, но мы можем акцентировать внимание читателя именно на этом моменте, подчеркнув, что для установления рекорда ловли крупной рыбы на сверхтонкую леску главное — поймать достаточно скромный экземпляр. — Говорил он настолько громко, что не слышали нас разве что те, кто не хотел слушать. Потом на мгновение замолчал, посмотрел на часы и продолжал: — К сожалению, я должен успеть на самолет, у меня осталось всего несколько минут. Прости, Мэтт, неожиданные дела. Ужин в любом случае за мой счет. Главным для меня было свести вас, чтобы вы обо всем договорились. Вам нужно будет подыскать симпатичную лодку для рыбалки, возможно, лодку для охоты на день-другой, только, пожалуйста, не забирайтесь на отмель…
Это был отличный спектакль. Он оставил нас десять минут спустя, так и не перестав говорить. Поэтому в первое мгновение мы с Хазелтайном облегченно вздохнули в наступившей тишине и улыбнулись друг другу.
— Как вы провели время в Уолкерз? — спросил Хазелтайн.
— Не стоит об этом, — сказал я. — О рыбе мы ещё успеем поговорить.
— Конечно. — Хазелтайн поколебался и тихо заговорил:
— Что вам известно о Бермудском треугольнике, Хелм? — спросил он.

Глава 3

Богатые техасцы делятся на два типа: долговязые ковбои, которые нажили свои деньги на скоте, и коренастые тяжеловесы, разбогатевшие на нефти. Строго говоря, между ними нет четкой границы. Представители обоих типов успели попережениться, а потому зачастую долговязый образец с внешностью Гари Купера распоряжается пастбищем, полным нефтяных скважин, а массивный господин с фигурой борца выгуливает на своем пастбище коров. Но в любом случае каждое из пастбищ по размерам не уступает Род-Айленду.
Род Хазелтайнов, однако, по-видимому, не нарушал чистоты породы с тех самых пор, как первый оставивший свое имя в истории твердолобый представитель этой фамилии пробурил свою первую нефтяную скважину и окрестил её Лулубель N1 или как-нибудь в этом роде, в зависимости от того, как звали его жену или тогдашнюю подружку. Мое несколько ироничное отношение в данном случае вызвано тем, что вырос я в штате Нью-Мексико, краю гордых, но не слишком богатых людей, которые недоверчиво относятся к чудачествам своего огромного, богатого соседа и его преуспевающих обитателей. Можете называть это завистью.
Ростом большой Билл Хазелтайн был не меньше шести футов и весил около двухсот пятидесяти фунтов, весьма малая часть которых приходилась на жир. Его покрывал ровный коричневый загар человека, который прилагает немало усилий к тому, чтобы равномерно загореть. Кожа совсем не походила на дубленую, обветренную кожу человека, которому поневоле приходится работать на открытом воздухе и принимать все, что уготовят ему солнце и ветер. У него были широкие индейские скулы и прямые, жесткие черные индейские волосы, сохраняющие следы расчески. И ещё карие глаза. Сейчас они смотрели достаточно дружелюбно, но я сомневался, что они сохраняют то же выражение, когда этот человек выпьет или сочтет, что его обманули, а также, если к фамилии Хазелтайн отнесутся без должной почтительности.


Все книги писателя Гамильтон Дональд. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий