Библиотека книг txt » Еловенко Вадим » Читать книгу Повесть на продажу
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Еловенко Вадим. Книга: Повесть на продажу. Страница 16
Все книги писателя Еловенко Вадим. Скачать книгу можно по ссылке s

   И вот, собирая вещи, я говорил маме, что теперь возможно буду появляться чаще, чем раз в два года. Говорил, что моя работа настолько спокойная, что мне не составит большого неудобства навещать родной дом хотя бы раз в месяц. Мама слушала мои слова, и они ее успокаивали. И хоть я знал, что в следующий раз появлюсь не скоро, я старался сделать наше расставание менее болезненным для нее.
   Вечером мы пошли гулять по Кондрово. Я всегда говорю, что мой дом в Калуге, но на самом деле он в километрах шестидесяти от нее, просто так легче объяснять людям, ведь далеко не все осведомлены, что есть на свете такой тихий городишко, как Кондрово, где живет моя мама. А Калуга служит прекрасным ориентиром для любопытных, что спрашивают, мол, откуда я, такой прыткий, взялся. Раньше я говорил, что из Подмосковья, тогда я был совсем молодым и совсем не скромным. Зима в Калужской области это настоящая зима со всеми ее прибабахами. Это не слякотная не прекращающаяся до января осень в Питере, это реальные метели в ноябре и "смерть немецким оккупантам" в январе-феврале, когда на градуснике столбик падает до минус тридцати пяти. В общем, хавайся кто может, ну, а кто не может... Однако тот вечер, что мы с мамой провели на улицах Кондрово, выдался довольно таки не морозным и совсем без ветра. Мама, взяв меня за локоть, шла рядом и рассказывала, как этой осенью до холодов они вместе с соседкой прогуливались по вечерам, вот также как мы, ходили по сумрачным улицам Кондрово, благо здесь, не как в Питере... не надо было опасаться быть ограбленным выйдя поздним вечером на улицу. Городишко маленький, многие друг друга знают... Я слушал маму и наслаждался прохладным воздухом, что наполнял мою грудь, внося ясность в мои затуманенные
   суматохой Питера мозги. Медленно мы прошли мимо здания администрации района -
   огромного кирпичного здания стоявшего на природной возвышенности посреди Кондрово.
  
   Прошли по дороге от него вниз к рынку что, каждые среду, субботу и воскресенье наполнялся живым гудением народа приходящего на покупки как в парк развлечений. Перешли по узкому мостику на другую сторону речки, что разделяла Кондрово на почти равные половины. И покурив на другом берегу стали возвращаться назад. Почти всю обратную дорогу я рассказывал о Павле и его злоключениях. Мама еще с моей учебы помнила немногословного Павла и была о нем очень хорошего мнения, как о человеке и поэтому рассказанное мной воспринимала очень серьезно и со вздохами, будто это я попадал в передряги. Когда я закончил повесть о несчастном Павлуше мы уже подошли к дому.
   Хоть на улице было и не так уж и холодно, мы продрогли основательно и, немедленно отправились на кухоньку отогреваться чаем с блинчиками.
   - Вика, хоть пишет тебе? - спросила мама наливая мне чай в большую "любимую кружку". - Да, нет что-то... Хоть бы телеграмму дала, что ли - сказал я достаточно уныло, что бы дать маме понять, что не хочу на эту тему разговаривать. Развелись и слава богу, может быть...
   - Ну, наверное у нее все нормально раз не пишет... Наверное... Ты бы ей что ли написал тогда.
   - Зачем? Мам, уже ничего не вернуть... что было то прошло. И к лучшему наверное... Зачем бередить старое? Захочет - напишет, напишет - отвечу.
   - Ну, как знаешь... подругу себе завел? - спросила мама, ставя передо мной чашку с вареньем и блюдо с блинами.
   - Да ты знаешь постоянную не удосужился... А так есть конечно, как же без них? Понимаешь, работа не позволяет такую роскошь, как постоянная подруга.
   - Да? Ну ладно... - сказала мама будто тем самым разрешала мне неприкаянную жизнь.
   - Да, не волнуйся, мам, как разбогатею, так и женюсь, если ты этого хочешь... Мама посмотрела на меня с усмешкой и сказала:
   - Как разбогатеешь? Тогда я пожалуй не доживу.
   - Мам, ты не веришь в собственного сына, это нехорошо, это очень нехорошо! Если ты в меня не веришь, то как же другие и я в том числе поверю в это?
   Мама улыбнулась грустно и подлив себе в кружку кипятку из чайника сказала:
   - Ты, Фиданушка, как и почти все люди, не ценишь того, что имеешь...
   - Почему это? Очень даже ценю... Работу ценю, друзей держусь, о доме не забываю...
   - Нет, Фиданчик... Жену потерял. Катю... это самое главное, что у тебя было... ни твои книги, ни твои друзья, ни твоя работа, никогда тебе не будут так близки, как жена и дочь...
   - Значит, суждено... - ответил я смотря в кружку.
   - Суждено да не осуждено... - тихо проговорила мама.
   - Ма, давай не будем об этом, а?
   - Ладно... Я просто хотела узнать, ты переменился или нет...
   - Ну и как? - поинтересовался я.
   - Изменился. Но не в лучшую сторону.
   - Мам, ну что ты меня все время упрекаешь? Да я такой, какой есть, я такой как эта жизнь, такой же дурной и не предсказуемый.
   Мама усмехнулась и сказала:
   - Полностью с тобой согласна.
   Последний вечер прошел более-менее нормально в смысле нареканий в мой адрес. Мной было выслушана куча наставлений. Я старательно кивал и соглашался, зная наперед, что половина из всего этого забудется уже утром. Как хорошо иметь плохую память... тебе сказали, а ты через минуту уже не помнишь что. Очень удобно, когда тебя ругают... Правда, почему то обиды стали забываться хуже чем раньше. Да, все-таки я и правда изменился... но не меняются только мертвые или глупцы. Значит я не тот и не другой, а это хоть чуть-чуть, но радует.
   Мама провожала меня до самого вокзала в Малоярославце. Из-за нее я вынужден был трястись в автобусе почти час, вместо того, чтобы доехать за минут тридцать с комфортом на машине.
   На вокзале мы попрощались, и мама уехала с тем же автобусом, на котором мы приехали. На прощанье она сказала, что бы я берег себя и не ввязывался в различные авантюры криминального характера. Я твердо пообещал, что не ввяжусь. Также я ей сказал, что бы если понадобятся деньги она звонила и не стеснялась. Я оставил маме двести долларов одолженные мной у Алика и решил, что на месяц ей хватит, а там пришлю переводом еще, как это обычно и делал.
   Я, помахав уходящему автобусу, направился на перрон, где уже стоял мой поезд до Санкт-Петербурга. На посадку еще никого не пускали и мне пришлось порядком померзнуть, прежде чем юркнуть в теплое нутро вагона.
   ...Северная столица выглядела хмурой и обиженной в хлопьях грязного серого снега и такого же неба. Я прибыл очень рано почти к самому открытию метро и совершенно не зная ехать ли мне домой или к семи часам ехать на планерку к Алику выбрал первое. Надо было хоть умыться с дороги и скинуть вещи, а то, что я опоздаю на собрание менеджеров, меня как-то мало заботило. Больше меня беспокоило, как там житье-бытье Павла, а также ничего ли он не сделал с моей любимой кроватью, на которой я собирался растянуться часика так на два с половиной.
   Открыв дверь, я тихо зашел в квартиру и понял, что осторожничаю зря. В ванной шумела вода, а в комнате телевизор выходил из себя транслируя клип Ляписа Трубецкого "Ты кинула...". Ну что за манера такая: по утрам трагедии показывать...
   - Павел! - позвал я. На мой зов из ванной выскочил Павел с лицом в мыльной пене.
   - Привет, приехал, наконец-то! Ну, как смотался? Тут без тебя Алик целое мероприятие тормозит.
   - Знаю, - ответил я - сам как тут без меня на выходных? Больше никого не ходил спасать по ночам?
   Возмущению Павла не было предела.
   - Ты мне это теперь до пенсии вспоминать будешь? - спросил он и не дождавшись ответа ушел обиженно в ванну добриваться.
   Я усмехнулся и стал раздеваться. Пройдя в комнату и кинув сумку в кресло, я с наслаждением плюхнулся на диван. Прошло совсем не много времени и я под завывания неизвестного мне исполнителя, что кричал всем через телевизор как ему плохо, уснул.
   ...Павел будил меня настойчиво до раздражения. Наконец, я соизволил открыть глаза и спросить что от меня надо будущему искалеченному юноше. Юноша спросил: собираюсь ли я на работу, на что я ответил что я ужасно болен и прошу меня не кантовать по крайней мере до вечера. Павел обещал передать сообщение Алику. Я про себя послал его вместе с Аликом, но вслух сказал:
   - Скажи ему, что я простыл в поезде и хочу день отлежаться, а завтра обязательно выйду.
   - Хорошо... - сказал Павел и исчез из моего поля зрения. Ему хорошо, подумал я, он в отделе программистом работает. Сидит на ровном месте и не чешется, а я как бобик целый день на ногах. Нет, точно, я имею право продлить себе выходные... с этой мыслью я окончательно уснул до вечера.
   Вечером меня опять будил Павел...боже, подумал я протирая глаза, как мне надоело его вставай, вставай, вставай... ну просто не программист, а будильник, какой- то.
   - Что, опять от меня понадобилось? - спросил я тупо глядя перед собой.
   - Скоро придут Лена и Алик. - "обрадовал меня" Павел.
   - Зачем? - спросил я.
   - Тебя проведать, да и так...
   - Ох уж эти гуманисты, блин. - выругался я вставая.
   - Ты уж прости это я виноват... - сказал Павел - я видно им настолько красочно описал твою хвору, что они всерьез забеспокоились о твоем здоровье.
   Я привел мысли в порядок и представил, что там мог наговорить Павел усмехнулся.
   - Они придут, потому что захотят посмотреть, почему это ты когда говорил о моей болезни смотрел не на них, а куда-нибудь в пол или потолок. Врать ты не умеешь... вот почему они придут.
   Павел смутился, но ответил:
   - Ну, не всем дано...
   - Когда они придут?
   - Где-то через полчаса...
   - А сколько сейчас времени - спросил я.
   - Восемь часов вечера, без пяти - ответил Павел.
   - Да, я совсем не дурак поспать... Щас буду делать из себя больного. Смотри и учись, стажер. - сказал я и принял такой болезненный вид, что мне самому стало казаться, уж не болен ли я?
   Павел с сомнением посмотрел на мою перекошенную "страданием" физиономию и сказал презрительно.
   - А еще говоришь, что я врать не умею...
   Тут я даже не болея потерял голос. Прохрипев, что-то уж очень возмущенным голосом, я
   закатил свои ясные очи и откинулся на подушку.
  
  
  
   ...Я добился своего... Моя умирающая физиономия убедила Алика в том, что я непередаваемо болен. Он настолько был расстроен этим непредсказуемым фактором, что его лицо стало выглядеть еще "больнее" моего. Лена, сидя в кресле и поджав под себя ноги, настойчиво требовала чтобы я завтра же поехал к врачу и осмотрелся у него. Как же, ведь грипп бродит по стране... смертельный до ужаса. Уже три человека умерли от него в Санкт-Петербурге. .. Я, с кислой рожей, стал отнекиваться и говорить, что завтра у меня все пройдет. Алик неуверенно предложил мне отлежаться денька два в постели. На что я героически заявил что я нужен людям и не могу позволить себе такую роскошь, как неделю в постели... Ах, ты сказал всего два дня... ну, тем более. За два дня я не вылечусь, а скольким людям я помогу приобрести работу. В общем, мой героизм настолько растрогал Елену, что она уже чуть ли не приказом заставляла Алика дать мне уже неделю отдыха. Алик не дал.
   Павел не выдержал такого театра и что бы не засмеяться в самый неподходящий момент пошел на кухню наливать нам всем чай. Когда он уже выходил из комнаты я умирающим голосом попросил себе чаю с медом. Павел еле сдерживаясь от смеха сказал, что желательней бы с малиной, но ее у нас не было уже давно. Елена вскочила и уже хотела нестись домой, где у нее якобы огромное количество малины пропадает зря. Алик с трудом удержал ее, от такого, сомоистязательного поступка сказав, что мед не менее полезен, чем малина.
   Пока Павел наливал нам чай, Алик поведал о наших успехах по реализации плана Романа Федоровича. Новообразование под названием "Балтикдорстрой" уже родилось и, его официальным днем рождением постановили считать сегодняшний день, когда совет менеджеров Центра заявил о поступлении первого заказа. И, правда, "Балтикдорстрой" существовал пока только на бумаге виде приказа Романа Федоровича, но раз есть заказ, кому его выполнять уже не проблема. Народу в очереди за работой стояло огромное количество, а среди них было не мало и профессиональных строителей. Все шло, как было обговорено. Уже через неделю должны были вернуться с регистрации документы "Балтикдорстрой" и сие новообразование приступит к работе. А сейчас уже арендован автопарк в Колпино. Уже идет колонна спецтехники из Москвы. Уже подползает к Питеру эшелон с материалами, а сколько их еще подойдет, если все будет нормально... Уже сбились со счету банковские работники принимая и передавая суммы из банка в банк. Деньги уже перестали сдерживаться и они устремились по своему прямому назначению - на траты. Машина завертелась, ибо было уже сказано главное: приказ создать ОАО "Балтикдорстрой", ибо уже были оглашены его будущие руководители.


Все книги писателя Еловенко Вадим. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий