Библиотека книг txt » Еловенко Вадим » Читать книгу Другая сторона
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Еловенко Вадим. Книга: Другая сторона. Страница 1
Все книги писателя Еловенко Вадим. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Далее

ЕЛОВЕНКО ВАДИМ


   ДРУГАЯ СТОРОНА



Аннотация:
Двое молодых людей. Он и Она. По независимым друг от друга обстоятельствам срываются с мест проживания и бегут, куда глаза глядят. Дорога их сводит вместе и приводит на шабаш ведьм. Куча никчемной нечисти встречается им по дороге и в конце они дают свой ответ на то, стоит ли быть на стороне Тьмы. Забавная вещь…
  
   Глава 1. "Бегущие"
  
   Я. Ну что я могу сказать о себе. Не так уж собственно и много. Родился и вырос в Североморске. Городе военных моряков, сопок, вечных, бесконечных ступеней - трапов. Городе долгой зимы и очень холодного лета. Города серого и мрачного. Толи от такого неба, толи от такого цвета моря.
   Море. Оно всегда было холодным. Нет не правда, иногда оно было ледяным. Лед. Это мне знакомо больше всего. Вечно обледеневшие ступени-трапы, вечный гололед на дорогах. Лед серый - посыпанный солью и песком. Лед прозрачный и сверкающий - сосульки свисающие с крыш домов иногда до трех метров длинны. Ледяные негнущиеся пальцы даже в варежках. Обмороженные и ампутированные пальцы на ногах капитана второго ранга Сергея Ефимовича Ранина - моего отца. Лед. Лед падал с неба, лед был под ногами. Даже коротким летом, когда мы с ребятами играли за городом если копнуть глубже почву можно было подержать в руках тот самый лед.
   Я Андрей Ранин. Мне двадцать семь лет. За спиной пять лет военно-морского училища. Ну, правильно, куда еще мог поступить сын моряка, внук моряка, правнук моряка. Я лейтенант. Я часто произношу это с гордостью. И очень редко с грустью. Я в запасе. Почему? А вот так получилось. Когда все бежали из армии, я тоже побежал. Стадный рефлекс. Как я увольнялся, это история для отдельной книги. Или полных мемуаров.
   Моя жизнь после флота была какой-то сумбурной. Быстрой и непонятной ни мне, ни кому другому. Я не понимаю, как еще жив. Другие не понимают, почему я еще не застрелился. Это, наверное, одно и тоже, но для меня разница есть. Жить это еще не значит ходить, дышать, есть, пить, прошу прощения, срать. Можно делать это пол срока отпущенного тебе и только потом осознать самого себя начать жить. А застрелиться можно только один раз. Нет, я понимаю, что можно постараться и оставить себе возможность второй попытки. Но тогда уж лучше и не начинать. Поэтому я и не начинаю. Боюсь, рука дрогнет и придется повторять. И я живу. У меня есть друзья. Не много, но есть. Друзей не должно быть много. У меня есть подруга. Нет не жена. Ни она ни я жениться не хотим. Боимся, что что-то изменится в нас. По этой же причине не заводим детей. У нас все хорошо. И если бы моя подруга не просыпалась бы ночами от моих стонов и сдавленного крика, было бы еще лучше.
  
   - Куда ты поедешь? - заплаканные глаза Лизы смотрели на меня с мольбой.
   Я в очередной раз пробегая по комнате в поисках вещей которые мог забыть ответил раздраженно:
   - Я не могу сказать. Я тебе тысячу раз говорил... Я даже сам не знаю. Мне надо убраться из города. Иначе со мной тоже будет что и со Слоном и с Толстым и с остальными нашими... Ты понимаешь Лизка я один остался. И, как пить, меня тоже грохнут. А если нет, то менты уже на хвосте сидят. Они вчера "Прайм" ворошили и барыга этот Марик на меня показал. Я его суку еще мочкану. Он у меня долго по земле ползать не будет. Говнюк. Баба Клава сказала, что у меня обыск учинили. Стволы нашли да бабки. Козлы все нычки очистили. Скоро до тебя доберутся.
   Я остановился в раздумьях. Где я оставил этот чертов блокнот. Мать, там же все адреса. А, вот он, завалился...
   - Я вернусь через месяц-два.
   - А я?
   - А ты дома сиди, меня жди. Ментам ничего не говори. Деньги вот тебе... больше дать не могу. Самому понадобятся.
   Лиза всхлипывала и ее раскрасневшееся лицо вдруг стало мне просто ненавистно. Мать, у меня проблемы, а она тут ревет как будто это ее должны или убить или арестовать, а может и то и другое, со дня на день.
   - Да, заткнись ты! - я затряс ее за плечи. Лиза только еще больше разревелась. - Дура...
   Все готово. Так... одна сумка. Два ствола, труба, две коробки "маслят", спортивные брюки и куртка, джинсы и пара футболок. Трусы, носки, кроссовки. Блин, нахрена я эту книжку взял? Хотя нет. Слон дал почитать. Хвалил. Теперь это вся моя память о Слоне. Пусть лежит. Так, блокнот, блок сигарет, остальное на мне.
   - Все, Лизка, давай прощай...
   Я поцеловал ее в соленые от слез губы. Противно. И выскочил за дверь, оставив ее одну в квартире, что я снимал для нас с ней.
   Из города я уходил через Коммуну и на Янино. Там самый лажовый пост милиции. Его я проскочил и не заметил. Как специально я не продал доставшуюся мне на халяву за долги одного барыги "пятерку". Вот ведь не думал, что с "кабана" на классику пересяду. Песец, какой-то.
   Я гнал всю ночь. Я нагло пер в Москву. Там я не пропаду. У меня штук пятьдесят адресов нужных людей. Там меня укроют дадут заработать и отсидеться. Москва резиновая она всех примет кто в нее едет и пацанов и шваль всякую.
   В Клину я понял, что больше ехать не могу. Я уже просто дремал, глядя на дорогу одним глазом. До этого сутки не поспав - просидел возле операционной, где пытались задержать на этом свете Слона, я уже был никакой. Что говорить, да и нервишки вразнос пошли. Чуть врача, что Слона шил да не спас не пристрелил.
   Свернув за Клином направо, я стал искать места для ночевки. Заметив съезд в лес я немедленно свернул и почти в полной прострации затормозил на обочине метрах в двухсот от дороги. Откинул сидушку и поставив на сигнализацию машину уснул.
   Меня разбудил звонок.
  
   Я ведьма. Не знаю насколько это точное определение. Сами решайте. Даже моя мать ненавидела меня и называла никак иначе. Отца у меня не было. Родится и жить у моей матери это еще то удовольствие. И хотя я много раз пыталась с ней что-нибудь сотворить, за исключением нескольких раз, у меня ничего не выходило. Это меня бесило, но не долго. С годами я все меньше и меньше обращала внимания на ее болтовню. А бить меня после ожогов рук она не могла.
   Я. Мне двадцать один. Я злая и мстительная. Я не прощаю никого, кто посмел бы оскорбить меня. Но, наказав того человека, я забываю о нем. Как говорит, моя маленькая ученица Тая, я не злопамятная - отомщу и забуду.
   Мне часто говорят, что я красива. Чертовски красива. А один человек так и сказал, что красота достается слугам дьявола. Может быть. В бога верю с трудом. Но верю. Даже знаю наизусть все заповеди. Это не смешно! Многие верующие, как они себя называют, и этого не знают. А носят кресты и освещают себя знамением, будто это им поможет стать чище и праведнее. Свой перевернутый крест я вырезала сама. Из самого светлого дерева, которое знаю, из ясеня. Он мне ближе. Я его пропитала духом своим и теперь он меня даже лечит и придает силы. Символ? Нет, наверное, это что-то другое.
   Я. Мне иногда верится, что я предназначена для чего-то большего чем всю жизнь провести в деревне и прожить в деревянном сарае, который моя мать называет домом. Я закончила школу, но дальше учится не могла. Деньги необходимые мне на высшее образование не предвиделись даже в далеком будущем. Если вы думаете, что я махнула рукой сразу, то вы ошибаетесь. Я пробовала податься в Москву. Неее... об этом я пожалуй, рассказывать не буду. Скажу что один парень предложивший мне переспать с ним за деньги стал импотентом в двадцать с копейками лет. Там было много чего, но я вернулась. Был там и человек, который плакал с моим отъездом и до сих пор шлет мне письма. Правда, я на них не отвечаю. Он сам бомж. Даже не учится нигде. А таких и в моей деревне много. Так что я вернулась.
   Моя мать умерла через год после моего возвращения. Я похоронила ее на нашем деревенском кладбище, и пока жила там постоянно следила за могилой. Не от того что она мне так дорога была. Просто так принято. Она оставила мне свой двухкомнатный сарай и десять соток засеянных картошкой. Правда еще мне достался самогонный аппарат, но я его разломала сразу и без возможности восстановления.
   Как я жила? Сама я почти не помню. Дни текли медленно и уныло. Друзей у меня практически не было, а соседи, помня о моей репутации, старались меня не беспокоить.
   Сейчас вспоминая те года я холодею и пытаюсь вспомнить, что же заставляло меня жить. Мой муж сейчас иногда спрашивает меня, что бы я делала, если бы он не познакомился со мной? Спрашивает в шутку конечно, но вопрос далеко не риторический для меня. Не знаю.
  
   Я сказала им, чтобы уходили. Они ушли оборачиваясь и зло выплевывая ругательства в мой адрес. Мне не было страшно. Кто они, а кто я? Даже их угроза спалить мое жалкое жилище не напугала меня. Они просили меня уехать. Они обвинили меня во всех грехах. Я бесилась от понимания, что им ничего не докажешь. Даже самогонка у них видите ли из-за меня стала отравой. Нет, если бы я могла превращать вино в воду, я бы так и поступила, но я так не умею. Их корова утопшая в болоте тоже не моих рук дело. А вот Степан да. Я этого урода бы еще не так отделала бы. Но его спасли раньше. Чуть не вся деревня сбежалась защитить его от меня. Сволочи даже не захотели выслушать меня. Я бы посмотрела, что с этим Степаном сделал бы любой из них, если бы на моем месте оказалась бы их дочь. Думаю, на вилы бы не посадили, но ведь и я его не убила. Так... ослепила на время, а потом стала сводить судорогой его руки и ноги. Народ поднял вой, когда я его уже скрутила в позу эмбриона, как описал ее один мой знакомый. Степа протрезвел почти мгновенно, и его стенания и слезы слились с воплями старух сидевших до этого неподалеку. Бабки подскочили и давай его поднимать и оттаскивать от меня. На этот гвалт сбежались мужики. И, увидев в чем дело, стали наступать на меня. Медленно приближаясь мужики сжимали кулаки, сомнений не оставалось, в том что они готовы меня убить. Я видела, как беспокойство в их глазах сменяется гневом и ненавистью. Я отступила на несколько шагов и подняв в открытые ладони сказала: "Я защищалась". Я понимала, что только чудо может меня спасти. Оно случилось. Михаил один из уважаемых всей деревней мужиков вдруг расставил руки и заявил: "Так, братцы, давай назад. Негоже нам всем одну бабу мордовать". А повернувшись ко мне он сказал нахмурив брови: "А ты, отродье, ступай домой и жди. Мы решим, что с тобой делать".
   Сначала я хотела рассмеяться и спросить, что вы можете со мной сделать, но потом спохватилась. И резко повернувшись, побежала к себе в сарай.
   Они пришли уже, когда стемнело. Вошли без стука. Михаил сел без приглашения за стол в комнате. Хоть бы свои говнодавы снял, подумала я, но промолчала.
   - Степан, благодаря молитвам, отошел от твоих чар. - он ждал моих эмоций, но я стояла сложив руки на груди и ждала что он еще скажет. И он сказал - Не стыдно тебе, девка, Антихрист в тебе смеется над нами. Но мы ведь и Антихриста уморим в тебе, коли огоньком сильнее прижжем.
   Я не сдержалась и сказала весело и зло:
   - А потом посадят вас всех на года долгие. И бабы ваши побегут по соседским дворам, где мужики поумнее оказались и вас нахрен послали с вашим очищением. Вернетесь, а у вас еще детей добавилось. Вот весело будет. Ты, Михась, хоть попа вашего спросил? Что он тебе сказал?
   Михаил, потерев подбородок, сказал:
   - За благое дело и в острог сесть не стыдно. А насчет отца Мирона... так он тебя давно дьявольским отродьем кличет. Крестится каждый раз, когда ты мимо проходишь. Он, думаю, одобрит. А ты не задирай нос, девка, я же тебя сызмальства знаю. Помню, как ты мать собственную изуродовала. Так что нет у меня жалости к тебе... Что скажешь?
   Я даже не знала что сказать. Я отчетливо видела у некоторых мужиков за отворотами сапогов рукояти охотничьих ножей. Порежут на ремешки, а потом тельце мое сожгут, что бы вообще ничего не осталось. Но злость во мне была сильней, чем страх перед этим мужичьем. Я гордо развернув плечи спросила:
   - Уж не тебе ли на обед эти непроссохи мою спинку обещали? Уж не из моей ли девичий кожицы ты себе ремень надумал на память сделать? А может, вы меня так возжелали, что только за этим и пришли. Вот навалитесь всем скопом, поимеете меня, а там и потыкаете меня ножичками, чтобы ссилие скрыть.
   Михаил выслушал и ответил не смутившись моими обвинениями.
   - Страшна ты на язык, Ксения. Тока, мы не ссилить тебя пришли и не резать понапрасну. Слава богу, свиньи почти во всяком дворе есть. Ты вот что... уезжай по добру. А то и правда силой скрутим да отправим на волгу в монастырь к отцу Матвею. Он наш земляк, так что горю поможет. А ты горе для нас. Уезжай пока добром просим. Ты уже уезжала так что знаешь как там, авось бог смилостивится над тобой и пошлет тебя мужика который тебя держать в узде будет. Ты девка красивая, видная. К тебе сваты в очередь выстроятся. Ты хорошо проживешь. Жду тебя утром, скажешь что надумала.
   Я ошеломленно глядела на "гостей" и не понимала чем же я их так достала. Наконец мне надоело рассматривать их и я зашипела на этих выродков:
   - Пошли вон из дома моего. Не уйдете я ваши дома пожгу скотину загублю и дети ваши со вспухшими животами в больнице окажутся. Уходите подобру. А ты, Михась, жди меня утром. Я тебе скажу, кто теперь в этой деревне жить будет я или вы.
   Он поднялся и не попрощавшись вышел из комнаты. Он был мужиком и что ему последнее слово девки, пусть даже и красавицы - ведьмы. Мужики потянулись за ним оборачиваясь, плюясь и чертыхаясь.
   Пол загадили, но я даже не стала убирать. Вместо этого я пошла в спальню и стала собирать вещи в дорогу. Я уже все решила. Жить мне тут не дадут, да и достало это житье. Поеду в Москву. Авось и правда кривая везенья вывезет. Я преобразилась скинув с себя платье и натянув джинсы с футболкой что еще в Москве мне ухажер купил. Хотел, что бы я выглядела посовременней. Что ж доброе слово он заслужил.
   Поздно конечно выезжать, но лучше сейчас. Мало ли что они удумают за ночь. Может и саму пожгут. Даже наверняка пустят красного петуха. Что им дом на окраине. А коли я сгорю так им еще и лучше будет. Кроссовки нашлись в сумке под кроватью. Натянула еле-еле. Как бы в дороге не натерли. На всякий случай в сумку кинула еще босоножки. У меня никогда много вещей не было. А нижнего белья тем более. Нищие мы - подумала я с усмешкой, глядя на вещи, что улеглись в спортивную сумку и заняли там всего лишь половину.


Назад 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Далее

Все книги писателя Еловенко Вадим. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий