Библиотека книг txt » Елманов Валерий » Читать книгу Царское проклятие
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Елманов Валерий. Книга: Царское проклятие. Страница 12
Все книги писателя Елманов Валерий. Скачать книгу можно по ссылке s


— Не пойму я что-то, — нахмурился Воротынский. — То ты об одном речь ведешь, то на совсем иное перескакиваешь. Речешь, что надобно избавляться, а сам?.. Куда клонишь-то?

— А я паки и паки повторю, — терпеливо пояснил Палецкий. — С сабелькой в руках на Иоанна идти — о том и думать не моги, а вот то, что его убрать надобно — тут и я не спорю. Но убрать тихонечко, с заменой, да такой, чтоб никто ее и не заметил. Тогда и головы свои убережем, и род свой в целости сохраним, и совесть меня терзать не станет ничуточки. Что гада ядовитого раздавить, что его изничтожить — все едино. У меня ведь тоже к нему счет имеется. Не сказывал я тебе, что помимо щенков он и людишек с крыльца своего скидывать повадился?

— Не-ет, — настороженно протянул Владимир Иванович.

— Я своего последыша Бориску к нему послал играться. Мыслил, пущай у великого князя в жильцах[55 - В жильцах — в товарищах, в приятелях по играм (ст.-слав.)] побудет — авось сгодится в жизни. Вот токмо не будет у него ее. Скинул он Бориску. Улучил минутку и скинул.

— Может, ненароком?

— Какое там, — махнул рукой Палецкий. — Сам же Бориска и сказывал, как он его рукой толкнул, пока остальные отвлеклись.

— Как… сам? — удивился Владимир. — Так он жив-здоров?

— Когда ты гостил у меня — был здоров, — мрачно поправил его Палецкий. — Ныне просто жив. В терему моем, в отдельной светлице лежит. Встать — силов нет. Видать, лопнула в нем при падении какая-то важная жила, с тех самых пор ноги его и не слушаются. Тому уже изрядно минуло.

— И как же ты… — недоумевающе протянул Владимир Иванович.

— А вот так вот, — огрызнулся Дмитрий Федорович. — Сглотнул и утерся. Но не забыл, — протянул он зловеще. — Ты вон о своем озаботился, а я тож о своих подумал. Ульяна, меньшая, уже заневестилась, сыны и вовсе в мужеской поре. Четверо их у меня. Русь велика, а случись что — не укрыть их мне.

— С чего же это он таким стал? — вздохнул хозяин дома.

— Кто ведает. Может, будь в нем русской крови поболе, он другим бы был, но что уж о том говорить, — махнул рукой Палецкий.

— То есть как? — опешил Воротынский. Всего он ожидал услышать, но такая концовка вконец его ошарашила.

— А вот так! — передразнил его Дмитрий Федорович. — Ты сам-то задумайся. По матери он кто? Литвин. Да не просто литвин, а еще и потомок Мамая[56 - Князья Глинские были потомками мурзы Лексада (в крещении Александра), который приходился то ли родичем, то ли сыном хана Золотой Орды Мамая. Он бежал в Литву сразу после гибели отца в Кафе (Феодосии), потому и уцелел. В удел от Витовта мурза получил города Полтаву и Глинск. Отсюда и название рода.]. А уж дурнее, чем помесь татарина с литвином — не сыскать. Опять же и изменщики они известные. Двухродный дед нынешнего великого князя Михайла Львович тот еще колоброд был. Норов, яко у быка бешеного. Что хочу — вынь да положь, а не то… Да что я тебе сказываю — сам про оное ведаешь.

— Ведаю, — кивнул Владимир Иванович, вспоминая отцовские рассказы, как гордый самолюбивый князь, не поладив с польским королем Сигизмундом[57 - Имеется в виду Сигизмунд I Старый, король Польши с 1506 по 1548 год.], поднял против него рокош[58 - Рокош — мятеж (польск.).].

Да как лихо бунтовал! Успел и Минск осадить, и Мозырь взять, а попутно заключил союзные договора с валашскими, крымскими и московскими послами. Помнил и о том, как он же, спустя четыре года, точно так же не поладил с Василием Иоанновичем, после чего — Русь не Польша — был посажен в темницу. Если бы не его племянница Клена Глинская, ставшая женой великого князя, так и сидел бы он там… Но сумела упросить княгиня своего супруга, выхлопотала дяде прощение. Хотя что толку. Сколь волка ни корми… Спустя восемь лет она же сызнова повелела ввергнуть его обратно. Такого старый Михаил Львович уже не выдержал и вскоре умер. А может, и помогли ему, как о том ходили смутные слухи. Впрочем, Воротынский его ничуть не жалел. Если бы он не смутил князя Ивана Михайловича, то как знать — может, отец был бы жив и доселе. Словом, сумасбродный был двоюродный дед нынешнего Иоанна. Тот еще вертун.

— А коль это помнишь, то и об ином помысли. Прабабка-то у Иоанна, Софья Витовтовна, коя тоже литвинка, и вовсе дура дурой. Не из-за кого-нибудь, а из-за нее Русь в кровавом зареве полыхала.

— То есть как из-за нее? — удивился Владимир Иванович. — Не поделили ее, что ли, в невестах?

— Не поделили, — загадочно усмехнулся Палецкий. — Только не ее, а… пояс.

Напрасно Юрий Захарьич Кошкин брал со своего сына страшную клятву, что тот никому и никогда не поведает о случившемся более ста лет назад. Напрасно уверял его в том, что никто о лжи Захария не ведает. Правда — она не шило. Можно утаить, если постараться. Но как скрыть то, что бабе доверено. Сам боярин о том молчал — подлостью не хвастаются, а вот Софья Витовтовна…

— Сказывал мне еще отец мой, Федор Михалыч, а ему его отец Михайла Андреич, что дело так было. Съехались как-то на свадебный пир к великому князю Василию Васильевичу[59 - Василий II Васильевич Темный (1410–1462) — великий князь Московский с 1425 года (с перерывами).] князья да бояре со всей Руси. Женился он в ту пору на княжне Марии Ярославне Боровской. И были на том пиру у внука Димитрия Донского все, включая и его братанов, сыновей стрыя Василия — князя Юрия Дмитриевича[60 - Юрий Дмитриевич (1374–1434) — младший сын Дмитрия Донского. Князь Звенигородский и Галицкий в 1389–1433 годах. Великий князь Московский в 1433 и 1434 годах.]. Сам-то он не поехал, потому как злобствовал на братанича. В свое время, едва его старший брат помер, так он сам на московский стол глаз положил, ссылаясь на духовную отца.

— Неужто Димитрий Иоаннович от брата к брату наследие свое заповедал? — подивился Воротынский.

— Да тут как сказать. С одной стороны, и впрямь так, как ты речешь, потому как в духовной его сказано было, что коль по грехам отнимет у него бог сына Василия, то кто под тем сыном будет, ну то есть следующий по старшинству, тому и удел Васильев вручить надобно. А кто следующий? Да Юрий же.

— Так почто он сынов Васильевых изобидел? — не понял Владимир Иванович.

— Не было тогда у Василия сынов, — пояснил Дмитрий Федорович. — Молодой он совсем был. Всего-то осьмнадцать годков и исполнилось, потому и написал так Донской. Опаска у него была, вишь, чтоб наследство его к братану не перешло, к Володимеру Андреичу Серпуховскому. И вышло, что ежели по буквице судить, то прав Юрий Дмитриевич. Ему наследство надобно отдавать. А коли инако взять, по духу, то тут стол племяннику надлежит вручить. Вот они и спорили, но до открытой вражды покамест не дошли. А тут еще и дед Василия помер, князь Витовт Кейстутович[61 - Витовт (1350–1430) — сын Кейстута Гедеминовича. Великий князь литовский с 1392 года. В 1404 году, нарушив договор, захватил у своего зятя Василия Смоленск. Участвовал в знаменитой битве при Грюнвальде. Расширил владения Литвы до Черного моря.]. И сел В ту пору в Литве побратим Юрия — Свидригайла-князь[62 - Свидригайло (1370–1452) — сын Ольгерда Гедеминовича. Великий князь литовский с 1430 по 1432 год. Боролся за независимость Литвы от Польши. Привлекал к участию в управлении русскую православную знать страны. Лишился власти в результате заговора. Остаток жизни провел на Волыни.]. Юрий сразу в Орду — мол, пусть хан рассудит, а там уже братанич сидит. Неведомо, куда бы хан склонился, да свезло Василию — за него боярин Иван Всеволожский был, а тот хитрец известный. Он не на духовную княжескую напирал, а наоборот.

— Это как же?

— А вот так, — усмехнулся Палецкий. — Сказывал хану, что ежели по духовной судить, то и впрямь прав Юрий Димитриевич. Ему московский стол отдать надобно. Но Василий Васильевич желает владения отца по ханской воле получить, ибо вся Русь — его улус, а он сам — его покорный данник. Тому, знамо дело, польстило такое, он и отдал стол Василию.

— А Софья Витовтовна тут каким боком? — уточнил Владимир Иванович.

— А ты послушай, что дале было. Воротился Юрий Дмитриевич хоть и озлобленный, но усмиренный. Больше он супротив племяша длань не поднимал, полков не сбирал и затих у себя в Галиче. И на свадьбу он пускай и не поехал, а сыновей все ж прислал — и старшего своего, Василия Косого[63 - Василий Юрьевич Косой (? —1448) — князь Звенигородский. Великий князь Московский в 1434 году. Добровольно уступил престол Василию II. В 1436 году был ослеплен по повелению великого князя Василия II Васильевича.], и середнего — Димитрия Шемяку[64 - Дмитрий Юрьевич Шемяка (1420–1453) — князь Галицкий. Великий князь Московский в 1445 и 1446 годах. Оба раза добровольно, был отравлен в Новгороде поваром Поганкой. Есть версия, что это было сделано по заказу великого князя Василия II.]. Вот тут-то на пиру и углядел Захарий Кошкин, внучок Федора Кошки, златой пояс на Василии Косом. А приглядевшись, учал ковы строить, чтоб выслужиться пред матерью великого князя. Мыслил он чрез нее и к Василию Васильевичу приблизиться. К тому ж они погодки с ним были. Ей он и поведал, что, дескать, пояс тот, а он и впрямь дорогущий был, с каменьями, поначалу принадлежал Дмитрию Константиновичу, великому князю Нижегородскому. Тот его некогда назначил в подарок своему зятю Димитрию Донскому как приданое за дочку Евдокию. Сватом же был в ту пору тысяцкий Василий Вельяминов, который попутно еще одно выгодное дельце обстряпал, но уже для себя, сговорив сына Микулу за другую дочку князя. Он же вез и подарки будущего тестя в Москву. Вез, вез, да не все довез… Сыну-то его, Микуле, Дмитрий Константинович тоже пояс подарил, хотя и попроще. Вот тысяцкий и соблазнился по дороге, переменив те пояса. Назначенный для Микулы он Димитрию отдал, а великокняжеский сыну оставил.

— Выходит, украл, — уточнил Владимир Иванович.

— Можно и так сказать. — пожал плечами Палецкий. — После уже, когда дочь самого Микулы за Ивана Всеволожского замуж выходила, пояс сызнова хозяина поменял. А потом Всеволожский своего зятя, Андрея Владимировича Радонежского, им наделил. Так он и дошел до Василия Косого. Тот-то как раз на дочке Радонежского женат был. Все это Захарий матери великого князя и выложил. И как ты мыслишь, что сделала эта дурная баба?

— Что?

— Подошла, да сорвала с Василия Юрьича этот пояс, да еще прилюдно в воровстве уличила. Понятное дело — обида смертная. Опосля такого оба брата сразу с пира, да прямиком к отцу укатили жалиться. Вот и все. Был худой мир на Руси, а стала добрая ссора, да такая, что мало никому не показалось. Сам Василий Косой глаз лишился, потом, в отместку за брата, Дмитрий Шемяка Василию Васильевичу[65 - Великий князь Василий Васильевич был ослеплен в 1446 году, когда его в четвертый раз лишили власти. За это его и прозвали Темным.] их повелел выколоть, а уж сколь простого люда полегло — не сочтешь. Два десятка лет Русь кровью умывалась. И все это из-за сказки, коей Захарий Софью Витовтовну попотчевал.

— Так это что ж — лжа была? — недоумевающе спросил Воротынский.

— А кто его ведает. Тому уж сто лет с лишком, так что поди разберись[66 - По одной из версий, которую высказал А. А. Зимин в книге «Всадник на распутье», «путешествие» злополучного пояса в том виде, в каком оно известно ныне, под большим сомнением, поскольку Микула Вельяминов погиб на Куликовом поле, когда Ивану Всеволожскому навряд ли было больше десяти лет.]. Много позже сынок Захария Юрий втайне кое-кому из бояр совсем иное сказывал. Дескать, не отец его это учинил, а боярин и ростовский наместник Петр Константинович Добрынский. Вот только не поверил ему мой дед, да и прочие тоже. Сам подумай, по чину свадебному где тот боярин сидеть должен, а где мать жениха? То-то и оно. Поди попробуй со своего стола до матери великого князя добраться. Мимо пройти — и то не выйдет, а уж говорю с нею завести и вовсе нечего думать.

— Так ведь и Захарий Иваныч тоже из бояр, — вступился за Кошкина Владимир Иванович. — Выходит, и ему такое не с руки?

— Э-э-э, нет, — улыбнулся Дмитрий Федорович. — Ему-то как раз с руки. Он на том пиру не просто боярин был, а родич невесты. Сестричной ему та княжна доводилась, хоть и двухродной[67 - Имеется в виду, что княжна Мария Ярославна была дочерью его двоюродной сестры.]. Так что стол у них с Софьей Витовтовной один был. Конечно, у боярина место подале, но дотянуться, ежели желание есть, можно. Опять же Всеволожского оболгать — прямая выгода. Уж очень он в ту пору в силе был. Даже дочку свою пытался за великого князя сосватать. Как раз после той свадьбы он из веры и вышел. Да что это я все о старине да о старине, — вдруг спохватился Палецкий, внимательно посмотрев на Владимира Ивановича и решив, что тот достаточно успокоился и можно начинать говорить с ним о деле. — Ближе взять, так и тут не слава богу. Это я про Елену Васильевну сказываю, коя матерью Иоанновой была. Она ведь тоже умом не блистала. Хотя нет, — тут же поправился он. — Дура дурой, а когда Василий, будучи на смертном одре, подозвал ее к себе, чтобы сказать ей о пострижении после его кончины, так она так орала и вопила якобы от горя, что и слова ему не дала молвить. Да и советников неплохих умела подбирать, хоть и слаба плотью оказалась. Ну, да ладно, с нею дело тоже прошлое, — досадливо отмахнулся он. — Это я к чему все сказываю. Да к тому, что дурная кровь в Иоанне, да к тому же жгучая — наполовину литвин в смеси с татарином, а еще четверть в нем — от его бабки Софьи Фоминичны[68 - Зоя (Софья) Фоминична (1448–1503), дочь деспота Мореи Фомы и родная племянница последнего византийского императора Константина XII Палеолога Драгиша. В 1472 году была выдана замуж. В 1469 году посланцы папы Пия II предложили руку Зои, проживавшую вместе с братьями в Риме и принявшую Флорентийскую унию, овдовевшему Иоанну III (1440–1505). В 1472 году торжественное венчание состоялось.] — и вовсе византийская. А грекам что брата оскопить, что мужа удавить, что сыну глаза выколоть — все едино. Ты что же, и впрямь мыслишь, что Иван Молодой своей смертью помер?


Все книги писателя Елманов Валерий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий