Библиотека книг txt » Эллисон Харлан » Читать книгу Видение
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Эллисон Харлан. Книга: Видение. Страница 1
Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 Далее

Видение
Харлан Эллисон


Рассказы #0


Харлан Эллисон

Видение


"Я прекрасно помню время, когда мысли

о глазе заставляли меня холодеть".

    Чарльз Дарвин, 1860 год







— Эй, Верни. Вон там. В дальней кабинке… видишь?

— Не сейчас. Я устал. И отдыхаю.

— Да ну тебя, Берни, ты только посмотри на нее.

— Гребби, если ты от меня не отвяжешься и не дашь мне спокойно надраться, я тебе череп раскрою.

— Ладно, будь по-твоему. Только они серо-голубые.

— Что?

— Да ничего, Берни. Ты же сказал «отвяжись», считай, что я и отвязался.

— Ну-ка повернись ко мне, приятель.

— Я выпиваю.

— Слушай, ты, придурок, мы целый день ищем…

— А теперь, когда я тебе что-то скажу, ты меня станешь слушать?

— Извини, Гребби. Ну хорошо, хорошо, так где она?

— Вон там. Видишь?

— В клетчатом джемпере?

— Нет, другая, сидит в тени, вон в той будке, за клетчатым джемпером. В пиджаке… подожди, сейчас свет на нее упадет… вот! Разглядел? Серо-голубые, как раз то, что нужно Доку.

— Гребби, а ты отличный охотник.

— Угу,точно.

— А теперь отвернись и перестань пялиться, а то еще заметит. Мы ее заполучим.

— Как Берни? Тут полно народа.

— Ну, уйдет же она когда-нибудь отсюда. Домой, например.

— И тут-то мы ее и схватим, верно, Берни?

— Гребби, угомонись, не мешай мне поддавать.

— О Господи, приятель, мы заживем, как короли, когда доставим их Доку.

— Гребби!

— Ладно, ладно, Берни. Какие у нее красивые глазки!

Издалека, постепенно приближаясь, наплыв и крупный план.

В фотообъективы судна Дальнего Следования по мере приближения корабля к Земле территория, окружающая дороги, посадочные полосы и самые разнообразные постройки и сооружения главного административного порта Северных Межзвездных Путешествий напоминали похожее на пышку лоскутное одеяло, сделанное руками какого-то безумца — таким невероятным было сочетание цветов. В самом центре круга как раз и располагался порт СМП, выстроенный из какого-то серого сплава, специальным способом обработанного, чтобы выстоять под жестокими ударами арктических ветров. Порт окружала нейтральная зона из белоснежного пластика, в ткань которого были вплетены тончайшие электрические нити. Ничто не могло пересечь этой мертвой зоны без специального разрешения. Маяк, установленный на лоскутном одеяле, испускал миллион вспышек в секунду, словно безмолвная Цирцея без конца заманивала гостей, приглашая их познать самые восхитительные удовольствия. Корабль опускается, опускается и, наконец, садится на свою посадочную полосу, а на его экранах пропадает изображение. И тогда туристы покидают борт судна Дальнего Следования, проходят по подземным коридорам и попадают в административные здания, чтобы выполнить разнообразные формальности: заполнить документы, подвергнуться медицинской проверке и таможенному досмотру.

Дальше пассажиры и команды судов садятся в вагончики, по подземным рельсовым дорогам проезжают под нейтральной зоной и покидают территорию космопорта. Все бумаги подписаны; теперь забота о собственной безопасности снова ложится на плечи каждого, единственной защитой от окружающей действительности остаются микроскопические приспособления, встроенные в одежду. Очень скоро людей посадят в специально оборудованные клетки, которые поднимут их на поверхность.

Вот на экране снова появляется та же картинка. Похожая на разноцветную пышку территория за портовыми сооружениями предстает глазам новых гостей и тех, кто возвращается из далекого космоса. Территория плотно и без всякого плана застроена магазинами, гостиницами, пивными, развлекательными заведениями и ресторанами. Эти здания будто заброшены сюда ветром и расставлены вплотную друг к другу. А между ними, причудливо извиваясь, пролегли темные аллеи. Помойки Лондона и Гринвичвиллиджа в Нью-Йорке — до Кризиса — были именно такими, словно заросли голодных растений. Возле каждой двери стоял свой зазывала, который, безумно размахивая руками, приглашал, заманивал посетителей в открытую пасть зверя, дарующего непередаваемые радости. Особые приспособления испускали яркие лучи прямо в глаза прохожим, исследуя сетчатку и определяя скрытые желания. Психозонды непрерывно завывали, рекламируя свой товар с помощью подпороговых раздражителей и стараясь перекрыть сигнал соседа, наполняя воздух тайными и заманчивыми предложениями, особенно если в радиусе их действия оказывался турист с туго набитым кошельком. А под землей работало мощное оборудование, издавая время от времени тихие жалобные стоны даже механические внутренности были не в состоянии справиться с поставленными перед ними сложнейшими экономическими задачами. Толпы двигались, подчиняясь сложному, лишенному логике рисунку — сначала в одну сторону, потом в другую, следуя за волнами психозонда, оказавшегося на мгновение сильнее остальных, или соблазнившись воплями зазывалы, расхваливающего свой товар во время возникшей на секунду паузы, или неожиданно подчиняясь воздействию других механических приспособлений, включенных на полную мощь.

Эти толпы состояли из праздношатающихся бездельников, охотников, уличных грабителей, мальчишек-карманников, проституток всех мастей, перекупщиков, шулеров, мелких воришек, хулиганов, наркоманов, бандитов, жуликов, мальчишек на побегушках, наводчиков, подставных лиц, подонков всех возрастов, красавчиков, громил, фальшивомонетчиков, инопланетян, представителей трехсот различных федераций, наемных убийц и, конечно же, наивных дурачков, мужланов, простаков и туристов, вполне созревших для того, чтобы стать жертвой мошенничества.

Следуя за одним из таких потоков, по аллее, названной Путь Кошелька, вы подойдете ккруглой двери в зеленом одноэтажном здании. На вывеске красуется название «ЭЛЕГАНТ», выписанное яркими буквами. А войдя внутрь, вы поймете, что оказались в баре, где подают крепкие спиртные напитки.

Оглядев полутемное помещение бара, вы остановите взгляд на стойке, возле которой устроилась парочка парней; они обращают внимание только на то, что в состоянии оплатить их кредитные карты, и поглощают спиртное так, что бармен только и успевает молча наполнять быстро пустеющие стаканы. Бывалый посетитель наверняка сразу поймет, что это охотники: специалисты, занимающиеся обнаружением и доставкой тех частей человеческих тел, на которые в данный момент имеется спрос в Кноксшопах.

А оглядевшись повнимательнее, вы, может быть, заметите (в тот момент, когда вращающиеся световые шары под потолком бара выхватят из тени дальнюю кабинку) невероятно привлекательную молодую женщину с серо-голубыми глазами. Видно, что она очень устала. Если же вам удастся взглянуть на нее вблизи, у вас на долгие мгновения перехватит дыхание, так прекрасна эта молодая женщина. А потом вы посмотрите ей в глаза… ее чудесные глаза.

Все это, все эти сказочные прелести, вы найдете в месте, которое называется Конецсвета.

Верна пыталась потопить воспоминания в стакане спиртного. От наркотиков ей становилось нехорошо, тошнило, а кроме того, они никогда не давали необходимого результата. Но стаканчик чиггера с ромом отлично справлялся с задачей… если, конечно, поглотить достаточное количество этой дряни. Пока она еще даже не начала приближаться к нужному уровню. Воспоминания об инопланетянине и о том, что ей пришлось делать, чтобы доставить ему удовольствие, все еще оставались с ней — держались на поверхности, как дерьмо. С тех пор как Верна покинула безопасный дом и решила полагаться только на себя, несчастья так и преследуют ее. А сегодня это отвратительное существо, этот слизняк из…

Верна не могла вспомнить названия планеты, откуда было родом это мерзкое существо. Там оно обитало в какой-то жиже, в состоянии, которое можно рассматривать благословением только с точки зрения тех, кто выращивает другие живые существа, чтобы потом употреблять в пищу.

Она заказала новую порцию спиртного и немного хлеба, собираясь макать его в густую жидкость. Желудок сжался от боли.

Должен же быть какой-то выход. Чтобы покончить с этой профессией, с нищетой и болью, которые являются отличительной чертой этой планеты, считавшейся самой богатой и могущественной. Верна заглянула в свою кружку и увидела ее содержимое совершенно новыми глазами.

Коричневая, похожая на суп густая жидкость, на ее поверхности то тут, то там возникают янтарные точки. Верна представила себе, что это водоворот, который, вращаясь вокруг собственной оси, увлекает ее в глубину своего серебристого сияния, на самое дно, туда, где уже ничего нет… медленно, медленно вращаясь, вращаясь… глаз безумца. Воронка, наполненная живым, ослепительным ореолом, мерцающим холодным жаром, который устремляется против движения, изо всех сил рвется на поверхность кружки, где возникает едва заметное свечение, радужный блистающий купол.

Верна опустила хлеб в воронку и стала наблюдать, как та исчезает, разрывается, точно тончайшее кружево Тогда Верна вытащила хлеб, пропитавшийся жидкостью, и оторвала кусочек своими ровными, белыми зубами — представив себе, что это плоть ее матери. Сидни, мать Верны, наделила девушку этим проклятьем, этими глазами. Они не позволяли ей увидеть мир таким, каков он есть, каким мог бы быть, каким бывает; потому что она видела его волшебными глазами, которые с тех пор, как ей исполнилось пять, каждый день наполняли ее жизнь ужасом. Сидни, ее мать, занималась тем же ремеслом, что и сама Верна, а раньше этим же промышляла и мать ее матери; Сидни зачала свою дочь от неизвестного, безымянного отца, одного из своих клиентов. Только вот он был наделен генами, наградившими ребенка глазами. Глазами вечности.

Верна изо всех сил старалась напиться, но у нее ничего не получалось. Еще хлеб, еще кружка, еще чиггер с ромом… Она продолжала сидеть в своей крошечной кабинке, твердо решив, что не вернется на аллеи. Вполне возможно, что инопланетянин ищет ее, собираясь затребовать полагающуюся ему долю мерзости и секса — ведь он заплатил деньги, может снова заставить пить напиток под названием «мушсквош». Верна содрогнулась от отвращения; картинки, возникающие в ее мозгу благодаря глазам вечности, были яркими, никогда не исчезали, не покидали ее, не превращались в воспоминания.

Она проклинала свою мать и думала о том, что эта ночь, наверное, бесконечна.

Старая женщина, очень старая женщина, женщина старше любого родившегося в один с ней день человека, кивнула своим костюмерам. И они принялись прикрывать ее отвратительную наготу дорогими тканями. У нее были голубые волосы. Она не произнесла ни единого слова.

Теперь, когда ему удалось справиться с проблемой кровяного давления на волокна в задней доле головного мозга, он не сомневался, что пересаженные органы смогут превратить возникший в мозгу неопределенный образ окружающего мира во вполне осознанное понятие. Он, конечно же, не станет давать никаких гарантий на предмет того, сумеет ли реципиент справиться с потоком впечатлений, возникающих при столкновении с внешним миром во всем его многообразии — который становится во много раз сложнее, если смотреть на него трансплантированными глазами, подвергшимися мутациям, — но его клиентов вряд ли остановит отсутствие таких гарантий. Они устроили самую настоящую очередь. Как-то раз он сказал: «Обычный человеческий глаз в идеале способен различить десять миллионов оттенков цвета; после пересадки — десять миллиардов оттенков или даже более». Стоило ему произнести эти слова, как они попались. Они… она… готовы заплатить сколько угодно. А это как раз то, что нужно, чтобы убраться с этой проклятой планеты, из этой гниющей ямы, которая когда-то называлась Землей.

В одной из колоний Кендо-4, где жизнь легка и приятна, его ждет чудесная собственность. Он прибудет туда, как принц из заморской страны. И проживет оставшиеся ему годы в удовольствии и удобстве, станет уважаемым гражданином. И никогда больше не будет Кнокс-доктором, который вынужден выполнять отвратительную работу за огромные деньги, платить полиции и гангстерам, будто бы «защищающим» его.

Осталось сделать всего одну операцию. Нужна свеженькая парочка глаз для этой старой карги с голубыми волосами. Нужно сделать работу всего один, последний раз — и он свободен от мешающего свободно дышать страха, отчаяния и грязи! Он получит долгожданную свободу и отправится в колонию, где жизнь легка и беспечальна.

В Кнокс-шопе доктора Брима стоял холод. Крошечные ванночки с питательным раствором необходимо было содержать при чрезвычайно низких температурах. Даже в своем утепленном комбинезоне доктор Брим замерзал.

А на Кендо-4 всегда тепло.

И охотников, вроде Гребби и Берни, на Кендо-4 нет. Там нет странных женщин и мужчин, и детей с сияющими глазами. И не будет еще не остывших тел, которые приносят к нему прямо из аллей, чтобы он расправился с ними, как мясник, разрубая на составные части. Там не будет ванночек с холодным питательным раствором, в котором плавает холодная плоть. Ни грязи, ни позора, ни взяток, ни страха.

Доктор Брим прислушался к тишине, царившей в операционной.

Ему показалось, что она наполнена чем-то иным, в ней не просто отсутствовали звуки. Тишина была какой-то чересчур глубокой, наполненной целым миром едва различимых шорохов, шепотов.

Он повернулся и посмотрел на ванночки в холодильнике. Сквозь легкий налет инея на прозрачной дверце можно было без особого труда разглядеть различные части тел, плавающие в питательном растворе. Рты, нервные узлы, конечности, все еще цеп.ляющиеся за жизнь… Оттуда доносились какие-то звуки.

Доктор Брим слышал их и раньше.

Беззвучные голоса мертвых.

Беззубые рты произносили его имя: «Брим, иди сюда, Брим, подойди к нам, посмотри на нас, поближе, чтобы мы могли с тобой поговорить, поближе, чтобы мы могли тебя коснуться, показать тебе, какой холод ждет тебя».

Он дрожал… конечно же, потому что в операционной очень холодно. «Сюда, Брим, иди сюда, мы хотим тебе что-то сказать: мы поведаем тебе о мечтах, которые не сбылись из-за тебя, о желаниях и о прерванных жизнях. Позволь нам к тебе прикоснуться, доктор Брим».

Он стоял, покусывая нижнюю губу, усилием воли пытаясь заставить голоса смолкнуть. И они затихли, прекратили свои бессмысленные мольбы. Бессмысленные — потому что очень скоро придут Гребби и Берни и приведут сюда мужчину, или женщину, или ребенка с сияющими серо-голубыми глазами, и тогда он позвонит старой карге с голубыми волосами, а когда она прибудет в Кнокс-шоп, сделает операцию… и будет свободен.


Назад 1 2 3 4 5 Далее

Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий