Библиотека книг txt » Эллисон Харлан » Читать книгу Требуется в хирургии
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Эллисон Харлан. Книга: Требуется в хирургии. Страница 1
Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 Далее

Требуется в хирургии
Харлан Эллисон




Эллисон Харлан

Требуется в хирургии



Харлан Эллисон

ТРЕБУЕТСЯ В ХИРУРГИИ

Человек по имени Алексей Андрей, спасшийся бегством из Польского Народного Протектората и нашедший убежище на Северо-Американском Континенте, изобрел эту штуку в конце 2087 года. Он открыл фактор кратного выбора, работая над проектированием робота, способного производить сложный ремонт точных механизмов. Он сумел применить этот фактор при конструировании целлулоидно-пластикового мозга опытной модели такого робота с поразительным результатом - получением механического доктора. Гораздо более сложный по сравнению с обычным роботом, но и много более простой по сравнению с человеком, он стал способен - после определенной настройки - выполнять большинство тонких операций. Более гого, "мехдок", как его вскоре окрестили, ставил безошибочные диагнозы, если дело касалось какой-либо органики.

Интеллект его оставался на уровне робота, но во всем, что касалось болезней гела, ему не было равных.

Андрей умер через несколько недель после демонстрации опытной модели на специальной закрытой сессии нижней палаты Конгресса от сердечной недостаточности. Но смертью своей помог широкому признанию мехдока гораздо больше, чем было в его силах при жизни.

Палата Конгресса назначила группу аналитиков из фирмы "Дейта", и проанализировала результаты их трехмесячных исследований с точки зрения текущих ассигнований на медицину, выделенных Министерству Здравоохранения.

Анализ подтвердил возможность эксплуатации мехдоков во всех общественных госпиталях на континенте при затратах, значительно меньших той суммы, которая расходовалась на зарплату врачей.

Кроме того, у людей было много потребностей.

Мехдок поглощал всего полторы пинты сжиженного радиола раз в три года, а также нуждался в периодической смазке для поддержания его в рабочем состоянии.

В итоге правительство издало закон Гиппократа под номером 2088, в частности гласящий:

"Впредь оказание медицинской помощи ограничивается госпиталями, субсидируемыми правительством; неотложные случаи, требующие оказания помощи на месте вне указанных институтов, обслуживаются исключительно, подчеркиваем, исключительно прошедшими регистрацию Механическими Докторами, поставку которых обеспечивают зарегистрированные ассоциации лечебных учреждений. Любые нарушения или отклонения от указанной процедуры будут считаться нарушением закона, и незаконное медицинское обслуживание, проводимое не Механическими Докторами, будет строго наказываться лишением лицензии и/или штрафом и тюремным заключением..."

Первым был лишен лицензии центр Джона Гопкинса. Затем Колумбийский центр медицины, а вскоре их примеру последовали и другие.

Несколько специализированных центров еще держались некоторое время, но после первых трех лет работы мехдоков стало слишком очевидно, что даже специалисты явно проигрывали докторам-роботам. Врачам, получившим лицензию до появления мехдоков, уменьшили зарплату с переводом на должности ассистентов.

Им были, однако, даны привилегии, которые свелись в конечном счете к бесплатной отправке писем, небольшому пособию, подписке на медицинские журналы (теперь заполненные по преимуществу информацией по электронике, более необходимой мехдокам, а не хирургам) и присвоению почетных титулов.

Потрясение и разочарование были всеобщими.

В 2091 году скончался Колбеншлаг, крупнейший специалист в области хирургии мозга. Он умер тихим октябрьским утром под ровное, еле слышное гудение купола, регулирующего климат, и отдаленный всхлип сфинктера, пропускающего 8-часовой лайнер Земля-Марс. И с ним ушло из жизни великое искусство его изящных умных рук. Он умер во сне. Газеты выпадали из щелей в дверях с жирными черными заголовками на желтых пластиковых страницах. Но они не относились к Колбеншлагу. Он был новостью вчерашней. Заголовки сообщали о полной автоматизации заводов группы Форда - Крайслера.

На странице 118 пятистрочный некролог характеризовал его как "неплохого хирурга до эпохи мехдоков". Также сообщалось, что он умер от хронического алкоголизма.

Это было не совсем так.

Его смерть была вызвана несколькими причинами. Алкоголизм и сердечная недостаточность.

Он умер в одиночестве, но его помнили. Те, кто, как и он, посвятил свою жизнь медицине. Те, кто не смог приспособиться. Небольшая группа людей, все еще появляющаяся в антисептических коридорах госпиталей.

Таких, как Стюарт Бергман, доктор медицины.

Это рассказ о нем.

Главная операционная Мемориала была сконструирована в соответствии со стандартом. Наблюдательный "пузырь" находился высоко на одной стене, круто изгибаясь вниз, с отдельной секцией, в которой размещались две наблюдательные стойки.

Операционный помост на телескопической основе, способной подниматься и опускаться для обеспечения большего удобства наблюдения из "пузыря", располагался в центре зала. На потолке не было ламп, столь привычных в госпиталях старого типа, так как мехдоки были оснащены собственными мощными системами освещения, смонтированными на лбу, служившими более надежно, чем любые внешние источники света.

На стенах крепились анестезионные сферы - группами по пять штук, легкодоступные на случай исчерпания оперативного запаса.

Это было все. Все, что требовалось.

Можно было бы обойтись даже без сфер и дополнительных шкафов, но их все же установили, что слегка ограничивало возможности мехдоков. Словно успокаивая кого-то намеком на то, что и мехдокам может понадобиться помощь.

Внизу проводили операцию три мехдока, когда вошел Бергман. В "пузыре" было темно, но он мог различить резкие черты лица Мюррея Томаса на освещенном фоне операционного помоста. Освещение было необходимо только людям-наблюдателям, поскольку мехдоки могли работать в полной темноте.

Бергман держал в руке смятую газету, открытую на 118 странице, и смотрел вниз на стол.

Естественно, сегодня как раз будет операция на мозге со всеми этими зондами, змеевидными трубками, проникающими в пациента!

Бергман судорожно сглотнул и направился к пустому месту рядом с Томасом.

У него были черные волосы и некрасивое лопатообразное лицо. Высокие, выдающиеся скулы придавали ему мрачный вид, а его изможденность подчеркивалась выделяющимися венами на висках и заостренным носом с горбинкой в том месте, где его разбили много лет назад.

Голубые глаза были глубоко посажены и казались темными. Жидкие волосы едва приглажены для того, чтобы не закрывали глаза.

Он упал в кресло, отведя глаза от операционного помоста, но сохраняя в поле зрения лицо Мюррея. Затем протянул ему газету. Молодой доктор медленно повернулся и спокойно посмотрел на Бергмана.

Бергман еще раз предложил газету, и Томас взял ее. Он переворачивал страницы ниже уровня кресел, пытаясь уловить свет, исходящий снизу. Вдруг его рука судорожно смяла газету - он увидел пять строк некролога.

Колбеншлаг умер.

Мюррей повернулся к Бергману - его глаза выражали бесконечную печаль:

- Мне жаль, Стюарт.

Он смотрел несколько мгновений на Бергмана, понимая, что помочь ему ничем не сможет. Колбеншлаг был учителем Стюарта Бергмана, его другом, больше чем отцом, от которого Бергман убежал еще в юности. Сейчас он остался совсем один...

у его жены Тельмы был не тот склад ума, чтобы помочь ему в этой ситуации.

Усилием воли он заставил себя продолжить наблюдение за операцией, испытывая непреодолимое желание взять Бергмана за руку, помочь одолеть горе, охватившее его. Но этот сильный человек не позволял жалеть себя.

Внимание Бергмана переключилось на операцию, поскольку больше делать было нечего. Десять лет жизни потратил Бергман на то, чтобы стать врачом, а сейчас он наблюдал за тем, как безликие куски металла делают все в 10 раз лучше.

Мюррей Томас внезапно ощутил учащенное дыхание рядом, но не повернул головы. На его глазах последние недели Бергман все ближе и ближе приближался к неизбежному срыву - с того времени, какмехдоки полностью утвердились и врачей низвели до уровня ассистентов, новичков, подносчиков инструментов.

Лишь бы Бергман не сорвался сейчас...

Мехдоки внизу продолжали операцию. Одно из складывающихся змееподобных щупалец мехдока было оснащено топкой циркулярной пилой, и, пока Томас наблюдал, эта пила устремилась вниз, и послышался резкий звук от соприкосновения костей черепа и стали.

- Господи! Прекратить, прекратить, прекратить!..

Томас опоздал на секунду. Бергман вскочил со своего места и бросился по проходу вниз, молотя кулаками по прозрачному пластику "пузыря".

- Не дать даже... даже... спокойно умереть! - всхлипывал он. - Он там лежит, а эти грязные железяки... железяки, черт вас всех возьми! Железяки потрошат пациентов! Господи, что делать, что, что?..

Три ассистента ворвались в дверь, расположенную в дальнем конце "пузыря", и побежали вниз по проходу. Через секунду Бергмана схватили за плечи, руки, шею и потащили вверх.

Колкинз, Начальник Управления, рычал им вслед:

- Отведите его в мой кабинет, я буду немедленно.

Мюррей Томас видел, как его друга поволокли к светлому четырехугольнику в задней стене, и услышал слова Колкинза:

- Не обращайте внимания на этот срыв. Всегда может найтись неврастеник, не переносящий квалифицированно проводимой операции.

Мюррей Томас почувствовал горечь от этих слов. Бергман боится крови, вида операции?! Ерунда. Операционная была для Бергмана домом. Нет, этого не может быть.

Тут Томас осознал, что инцидент совершенно изменил настроение людей в "пузыре". Они были не способны более наблюдать за действиями мсхдоков, а мехдоки оставались невозмутимыми, спокойно и четко продолжали работу, снимая верхнюю часть черепа пациента.

Томасу стало безнадежно плохо.

- Клянусь перед Богом, Мюррей, я больше не могу!

Бергмана все еще трясло после обследования у Колкинза. Его руки слегка подрашвлли на столе. Неясные звуки доносились со стороны бара Медицинского Центра. Бергман провел рукой по волосам. - Каждый раз. когда я вижу этих... - он сделал паузу и не закончил фразу.

Мюррей знал, что за слово было бы произнесено. Монстры.

Бергман продолжал:

- Всякий раз, как я вижу мехдока, копающегося во внутренностях моего пациента своими щупальцами, мне становится дурно! - Его смертельно бледное лицо покрылось каким-то неестественным румянцем.

Мюррей Томас похлопал его по плечу:

- Успокойся, Стюарт. Ты принимаешь это слишком близко к сердцу, и если не погубишь себя, что вполне возможно, то лишишься лицензии и тебе запретят практиковать. - Он поглядел на Бергмана и подмигнул ему, желая разрядить обстановку.

Бергман проговорил с иронией:

- Практика у меня сейчас большая, конечно. У тебя тоже.

Томас постучал пальцем о стол, и разноцветные кусочки пластика задрожали, разбрасывая по напряженному лицу Бергмана пятна света. - И кроме того, Стюарт, у тебя нет чисто научной причины ненавидеть мехдоков.

Бергман сердито посмотрел на Томаса:

- Наука здесь ни при чем. Моя душа этого не приемлет.

- Ну пойми, Стюарт, они ведь не ошибаются, они надежнее и работают быстрее и даже лучше чем... Колбеншлаг, ведь так?

Бергман неохотно кивнул, но выражение его лица не сулило ничего хорошего:

- По крайней мере, Колбеншлаг даже в своих очках с толстыми стеклами был человеком. Это не было похоже на кусок трубы, роющейся в мозге пациента. - Он горестно покачал головой: - Старина Фритц не смог к этому привыкнуть. Это его и убило. Чертовы машины. Быть ассистентом у мехдока! Дьявол! Ты ведь знаешь, у старика было доброе сердце. После 50 лет в медицине оказаться годным лишь на то, чтобы держать тампоны для вшивой железяки."хуже того, понимать, что эта железяка держит тампон более твердо с помощью своей клешни. Вот что убило старину Фритца.

Бергман добавил мягко, уставившись на свои дрожащие руки:

- Хоть в этом ему повезло. Мы изгои нашего общества, Мюррей. Мы на содержании у медицины.

Томас выглядел раздраженным:

- Ради Бога, Стюарт, не надо мелодрамы. Все не так. Если тебе дадут более качественный скальпель, неужели ты откажешься от него из-за того, что старым пользовался много лет? Не будь ослом.

- Но мы же люди! Мы - ВРАЧИ! - Он не мог больше сидеть и вскочил на ноги, опрокинув два бокала виски, стоявшие на столе.

Не срываясь на крик, Бергман повысил голос, так что слова его звучали громче, чем любой крик:

- Ради всего святого! Стюарт, сядь! Если войдет Колкинз, нам обоим крышка.

Бергман медленно опустился на стул. Вспышка обессилила его. Плечи поникли, но глаза глядели дико. Капли пота выступили на лбу, верхней губе.

Томас неодобрительно покачал головой:

- Держи себя в руках. Люди получше нас испытывали те же чувства, но прогресс не остановить. И терять голову, устраивать представления, подобные вчерашнему в операционной, никому из нас не позволят. Все, что в наших силах, - это удерживать оставшиеся права. Это плохо для нас, Стюарт. Но хорошо для остального человечества, что, черт возьми, более важно. И нечего усложнять.

Он вынул носовой платок из наружного кармана и вытер стол, незаметно наблюдая за Бергманом.

Неожиданно заиграл музыкальный автомат, и Бергман поднял голову. Поняв, что это было, он снова опустил плечи, и свет исчез из его глаз.

Опершись на руку, медленно потирая свой нос, он спросил:

- Как все это началось, Мюррей? Все вот это? - Он посмотрел на музыкальный автомат, в грохоте которого тонули голоса... на бар со своим механическим барменом, способным смешивать десять тысяч различных ликеров безошибочно... полностью автоматизированный госпиталь, огромный корпус которого вырисовывался вдали... врачей-роботов, время от времени проходивших мимо освещенного окна.

Окна были освещены только потому, что в этом нуждались пациенты и (время от времени ошибающиеся) врачи. Роботам свет не был нужен, и слова тоже, и они не испытывали желания помочь человечеству. Все, что им было нужно, - энергетический паек и периодическая смазка. В обмен на спасение человечества.

Как собака кружит по следу в поисках добычи, так и Бергман снова и снова возвращался к своим горьким мыслям.

Мюррей Томас тихо вздохнул, обдумывая вопрос Бергмана, затем потряс головой:


Назад 1 2 3 4 Далее

Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий