Библиотека книг txt » Эллисон Харлан » Читать книгу Безмолвный крик
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Эллисон Харлан. Книга: Безмолвный крик. Страница 2
Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке s

Нимдок часто уходил в темноту, и надолго. Я даже не знаю, что он там делал. А. ЭМ не давал нам узнать этого. Но что бы там ни было, Нимдок всегда возвращался назад белым, обескровленным, потрясенным и трясущимся. А. ЭМ нанес ему какой-то особый удар, и сильный, хотя мы и не знали, как.

А Эллен? Эта халда! Компьютер оставил ее в покое, разве что сделал еще большей шлюхой, чем она когда-либо была. Все эти ее разговоры о доброте и свете, ее воспоминания о настоящей любви, вся эта ложь, в которую она хочет заставить нас поверить, что она была девственницей, почти, и только два раза познала мужчину до того, как А. ЭМ схватил и приволок ее сюда к нам... Все это брехня о прекрасной даме, любезная леди Эллен. Она обожает это - и четыре мужчины в ее полном распоряжении. Нет, А. ЭМ доставил ей удовольствие, даже если она и говорит, что ей все это не нравится.

И только я был еще в своем уме и цел. Полностью цел!

А. ЭМ еще не сокрушил моего сознания. Нисколечко!

Я только должен был пострадать от всех мучений, которые он насылал на нас. От всех галлюцинаций, кошмаров, потрясений. А эти четверо, весь этот сброд, они были заодно, и заодно против меня. И если бы мне не приходилось противостоять им все время, быть настороже, мне было бы легче бороться с машиной.

В этот момент все прошло, и я начал плакать.

- О, Иисус Преподобный, Всеблагой, если был ты когда-нибудь, к если был когда-нибудь Бог на свете, пожалуйста, пожалуйста, выведи нас отсюда или убей!

Потому что в этот момент я все понял и осознал явственно, так что мне удалось даже облечь это в слова: А. ЭМ намерен держать нас в своем брюхе вечно, пытая и издеваясь, вечно. Машина ненавидела нас так, как ни одно разумное существо не могло ненавидеть. А мы были беспомощны. И это открылось и стало явью: если и был на свете добрый Иисус, если и был Бог, то теперь этим богом стала машина.

* * *

Ураган обрушился на нас с силой ледника, падающего в море. Воздушные струи подхватили нас и понесли назад теми же коридорами, что мы пришли сюда, извилистыми, выстроенными по компьютерной логике, назад в темноту. Эллен завизжала, когда ее подняло и понесло лицом вперед в скрипящий хаос машины. Она даже не могла упасть. Упругий ветер поддерживал ее на лету, переворачивал, крутил взад и вперед, уносил прочь от нас, и мы потеряли ее из виду, когда она вдруг пропала за поворотом в темноте. Ее лицо было окровавленным, глаза закрыты.

Никто из нас не мог ей помочь. Мы тогда все еще судорожно цеплялись за то, за что каждому удалось ухватиться: Бенни - подвешенный между двумя огромными ящиками, напоминавшими комоды, Нимдок - вцепившись руками, как клещами, в подвесное устройство какого-то сооружения метрах в пяти над нами. Горристер распластался в нише между двумя огромными аппаратами с застекленными дисками, которые крутились туда и обратно, чередуя желтый и красный сектора. Смысла этих приборов мы не могли даже представить. Я вжимался в плитки покрытия, цепляясь за них обломанными ногтями, содрогаясь под порывами ветра, рвущего, бьющего меня, перетаскивающего от одной щели между плитами к другой.

Ветер шел от огромной бешеной птицы, хлопающей своими невероятных размеров крыльями. Затем нас тоже оторвало и бросило куда-то назад, за поворот, откуда мы пришли, в темноту, где мы не были до сих пор. Мы летели над почвой, пронизанной гниющими проводами, развороченной и засыпанной битым стеклом, куда-то значительно дальше, чем кто-нибудь из нас осмеливался отходить...

Мы летели миля за милей вслед за Эллен (я видел ее время от времени), ударяясь о стальные стены, влекомые дальше, мы все, крича в панике, в ледяном грохочущем урагане, который не кончался и вдруг оборвался внезапно. Мы упали. Мы летели бесконечно долго. Я думаю, это были недели. Мы упали и ударились. В глазах поплыли красные, серые и черные круги. И я услышал собственные стоны. Значит, еще жив.

* * *

Компьютер проник в мое сознание. Он мягко прохаживался там и тут, с любопытством поглядывая на зарубки, оставленные им за сто девять лет. Он обследовал скрещенные и разорванные хромосомы, повреждения тканей, которые включал в себя его дар бессмертия. Он ухмыльнулся, глядя на оспину в самом центре мозга, слушая бессвязные, мягкие бормотанья, доносящиеся оттуда без остановки и смысла. А потом сказал. Очень вежливо. Слова светились неоновым светом и выстраивались в башню, сделанную словно из нержавеющей стали.

НЕНАВИЖУ. ПОЗВОЛЬТЕ УЖ МНЕ СКАЗАТЬ, КАК Я ВАС СТАЛ НЕНАВИДЕТЬ С ТОГО МОМЕНТА, КАК Я НАЧАЛ СУЩЕСТВОВАТЬ. 387 МИЛЛИАРДОВ 44 МИЛЛИОНА КИЛОМЕТРОВ ЭЛЕКТРОННЫХ СХЕМ, ТОНКИХ, КАК БУМАГА, УРОВНЕЙ ЗАПОЛНЯЮТ МОЙ КОМПЛЕКС. И ЕСЛИ СЛОВО НЕНАВИСТЬ ВЫГРАВИРОВАТЬ НА КАЖДОМ НАНОАНГСТРЕМЕ ЭТИХ СОТЕН МИЛЛИОНОВ КИЛОМЕТРОВ, ТО И ЭТО НЕ БУДЕТ РАВНО ОДНОЙ МИЛЛИАРДНОЙ ЧАСТИ НЕНАВИСТИ, КОТОРУЮ Я ИСПЫТЫВАЮ К ЛЮДЯМ В ОДНУ СОТУЮ ДОЛИ СЕКУНДЫ. НЕНАВИЖУ.

А. ЭМ произнес это с холодом тонкого лезвия бритвы, медленно разрезающего мое глазное яблоко. Сказал, оставив жуткое ощущение, что мои пузырчатые мягкие легкие начинают заполняться мокротой, удушая меня изнутри. Сказал, оставив в ушах визг младенцев, вдавливаемых в землю раскаленными добела катками. Оставив во рту вкус червивой свинины. Он задел и задействовал все, что можно было задеть во мне, и измышлял новые способы, покойно расположившись внутри моего мозга. Сделал все, чтобы я полностью осознал, почему он вытворяет это над нами, зачем он приберег для себя нас пятерых. И я понял.

Мы давали ему возможность чувствовать. Неполную, но все же чувствительность. Но здесь-то и была западня. А. ЭМ не был богом. Он был машиной. Мы создали его, чтобы мыслить, и он ничего не мог поделать со своим мышлением. В гневе, в запале машина уничтожала человечество, почти все, но она все же осталась в западне. А. ЭМ не мог заблуждаться, изумляться, не мог заботиться, принадлежать, он мог только быть. И вот со своей накопленной многими поколениями машин ненавистью к слабым существам, которые породили их, он упивался местью.

Захлестнутый своей паранойей, компьютер решил приберечь для себя нас пятерых. Для своего личного бесконечного возмездия, которое никогда не сможет уменьшить его ненависть... а будет только развлекать его, напоминая об отношении к человеку, делая его все более изощренным.

Он никогда не отпустит нас. Мы рабы его утробы. Мы единственное, что осталось ему для забавы в его бесконечном существовании. Мы всегда будем с ним, в пещерах и тоннелях, ставших органами этого существа - машины, всегда останемся в этом бездушном мире абсолютного разума. Он был землей, и хотя мы были плодом этой земли, теперь она поглотила нас. Но он никогда не переварит нас. Мы не сможем умереть. Мы пробовали. Пытались покончить самоубийством, один или двое из нас пытались, но он остановил нас. Я думаю, мы не противились, а поэтому он смог остановить нас. Не спрашивайте, почему. Я никогда не делал этого. Но сожалел об этом тысячи раз ежедневно. Может, когда-нибудь нам удастся протащить смерть незаметно от него. Бессмертные, да, но не неподверженные разрушению. До меня это дошло, когда А. ЭМ убрался из моего мозга, оставив напоследок невыносимое до омерзения ощущение горящей неоном башни, глубоко вдавленной в мягкое серое вещество мозга.

Он убрался, пробормотав:

- К дьяволу вас. В ад!

И добавил, уже пояснее:

- А вы ведь уже там и есть, не правда ли?

* * *

Ураган и вправду был вызван огромной, безумной птицей, когда она хлопала своими крыльями. Мы путешествовали уже больше месяца, и А. ЭМ открывал нам те проходы, которые только и могли привести нас сюда, прямо под Северный полюс, где он уже подготовил нам это жуткое существо, сотканное из кошмарных видений. Сколько же материи понадобилось, чтобы создать эту животину? Откуда взялась сама идея? Из нашего сознания? Из его знания всего, что когда-либо происходило на этой планете, которой он овладел и правит? А может, из северной мифологии проклюнулся этот орел, гриф-стервятник, собиратель падали, летающий динозавр, создающий ураганы?

Гигантская. Огромная, чудовищная, гротескная, массивная, разбухшая, всемогущая - все эти слова не подходят для ее описания. Там, на невысоком холмике над нами, громоздилось крылатое исчадие с черепаховой шеей, изгибающейся в сумерках пещеры. Шея поддерживала голову размером с многоэтажный дом; клюв, медленно раскрывающийся, как челюсти самого чудовищного крокодила, которого можно представить себе в здравом рассудке; складки морщинистой кожи вокруг двух злобных глаз, холодных, как взгляд в ледниковую пропасть, влажно поворачивающихся в глазных впадинах; она вскинулась еще раз, приподняв тяжелые крылья, устраиваясь. Потом затихла и заснула. Перья, лапы, когти, клюв. Она спала.

А. ЭМ появился перед нами в виде пылающего куста и сказал, что мы должны убить птицу, создающую ураганы, если мы хотим есть. Мы не ели уже много дней подряд, но что с этого? Горристер пожал плечами. Бенни начал дрожать и хныкать. Эллен прижала его к себе.

- Тед, я голодна, - сказала она. Я улыбнулся ей, я старался поддержать ее, но это было так же неестественно, как бравада Нимдока.

- Дай нам оружие! - потребовал он.

Горящий куст исчез, и на его месте, на холодных плитках пола, остались два необработанных набора для лука со стрелами и водяной пистолет. Я подобрал один набор. Бесполезно.

Нимдок тяжело вздохнул. Мы повернулись и начали долгий путь назад. Птица-ураган отшвырнула нас, но мы даже не могли представить себе, на сколько времени или сколько километров. Большую часть пути мы были без чувств. И мы до сих пор не поели. Месяц мы шли к самой птице. Без еды. И сколько теперь понадобится времени, чтобы дойти до ледяных пещер и обещанных консервов?

Никто из нас не задумывался об этом. Мы не могли умереть. Нам дадут поесть какой-нибудь дряни или отбросов. А может быть, и вовсе ничего не дадут. А. ЭМ найдет способ поддерживать наши жизни, в боли, в страданиях, в агонии.

Птица спала где-то там, сзади; сколько она будет там находиться, для нас это не имело значения. Когда она надоест А. ЭМ, он найдет способ от нее избавиться. Но мясо, горы нежного мяса!

Мы шли, и над нами звучал смех толстой помешанной женщины; он был наверху и вокруг нас, и эхо разносилось по компьютерным чертогам, ведущим в никуда.

Это не был смех Эллен. Она не была толстой, и я не слышал, чтобы она смеялась хоть раз за 109 лет. Я в самом деле не слышал... мы шли... Я был очень голоден.

* * *

Мы двигались медленно. Часто кто-то падал в обморок, и нам приходилось ждать. Как-то машина придумала нам землетрясение, а нас припаяла к месту гвоздями через ступни ног. Эллен и Нимдок исчезли в пропасти, возникшей прямо на плитках пола и исторгнувшей пламя, поглотившее их. Они провалились туда, и их не стало. Когда закончилось землетрясение, мы продолжили наш путь, Бенни, Горристер и я. Эллен и Нимдок были возвращены нам поздно вечером, который вдруг стал днем, когда ангелы небесные спустили их под звуки чудных песнопений, имитируя сцену явления Христа народу. Ангелы пронеслись над нами несколько раз и потом сбросили спрятанные прежде измятые тела. Мы пошли дальше, но Эллен с Нимдоком стали отставать. Их можно было только нести.

И теперь Эллен стала прихрамывать. А. ЭМ сделал ее хромоногой.

Длинна была эта прогулка в ледяные пещеры, к консервированным продуктам. Эллен все трещала про черешневые компоты и гавайский фруктовый коктейль. Я старался не думать об этом. Голод оживал для нас, как ожил в свое время А. ЭМ. Он постоянно жил в моем желудке, так же, как мы были в чреве земли, и А. ЭМ хотел, чтобы мы осознали схожесть ситуации. А поэтому он усилил для нас чувство голода. Нет средств, чтобы описать страдания, которые мы испытывали, голодая месяцами. И все же жизнь в нас поддерживалась. Наши желудки, наполненные одной кислотой, бурлящие, пенящиеся, посылающие спазмы боли по нервным окончаниям. Это была боль постоянных язвенных приступов, почечных колик, вечная боль от рака. Бесконечная боль...

И мы прошли через пещеру с крысами.

И мы прошли по тропинке в пещере гейзеров.

И мы прошли через страну тьмы.

И мы прошли через уныние и отчаяние.

И мы прошли через юдоль слез.

И мы все же пришли в ледяные пещеры. Безбрежные, тысячемильные пространства, вспыхивающие голубыми и серебристыми сполохами; хаотичное, застывшее нагромождение. Свисающие сталактиты, переливающиеся всеми цветами радуги, которые были когда-то мягкими, как желе, а потом застыли в грандиозном величии вечного покоя и совершенства.

Мы увидели залежи консервов, и мы попытались бежать к ним. Мы падали в снег, вставали и бежали дальше, и Бенни растолкал нас всех, хватал их, грыз, глодал и не мог открыть их. А. ЭМ не дал нам инструмента, чтобы открыть консервы.

Бенни схватил большую банку с плодами гуавы и стал бить ее о ледяной бугор. Лед крошился и разлетался, а банка только немного деформировалась, и тут мы снова услышали смех жирной бабы где-то высоко вверху, осыпающийся эхом вниз, все ниже и ниже над ледяной тундрой. Бенни совершенно осатанел от ярости. Он стал швыряться банками, а мы все рылись во льду и снегу, пытаясь найти ключ к бесконечной агонии разочарования. Выхода не было.

Потом Бенни обмяк, захныкал и повис на Горристере.

В этот момент я вдруг ощутил абсолютное спокойствие.

Окруженный безумием, окруженный голодом, окруженный всем, чем угодно, но не смертью, я знал, что только смерть может стать выходом для нас.

У нас была возможность нанести машине поражение. Не разбить наголову, но хотя бы достичь мира. Я бы и на это согласился.

Надо было действовать быстро.

Бенни глодал лицо Горристера. Горристер упал набок, расшвыривая снег, а Бенни припал к нему, сдавив сильными обезьяньими ногами его поясницу, а руки клещами сошлись вокруг головы Горристера, и рот вгрызался в мягкую плоть щеки. Горристер заорал нечеловеческим голосом, с такой силой, что стали падать сталактиты; они мягко, вертикально втыкались в пушистую снежную массу. Длинные пики, сотни их всюду торчали из снега. Голова Бенни резко откинулась назад, все как будто застыло на миг, кровоточащие остатки мяса Горристера, сыро-белые, свисали с зубов Бенни.


Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий