Библиотека книг txt » Эллисон Харлан » Читать книгу Безмолвный крик
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Эллисон Харлан. Книга: Безмолвный крик. Страница 1
Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 Далее

Безмолвный крик
Харлан Эллисон




Эллисон Харлан

Безмолвный крик



Харлан ЭЛЛИСОН

БЕЗМОЛВНЫЙ КРИК

Безжизненное тело Горристера свисало с розоватой балки; оно на чем-то держалось, подвешенное высоко над нами, и никак не реагировало на промозглый, маслянистый бриз, вечно дующий через главную пещеру. Тело висело головой вниз, прикрепленное к нижней части балки за подошву правой ноги. Оно было обескровлено через аккуратный надрез, сделанный от уха до уха под отвисшим подбородком.

А когда Горристер вновь присоединился к нашей группе и взглянул на себя, мы в который уже раз поняли, что машина опять одурачила нас и справила свое удовольствие. Троих из нас вырвало, и мы отворачивались друг от друга, повинуясь рефлексу - древнему, как и то отвращение, что вызвало его.

Горристер побелел. Он как бы увидел шаманскую икону, предопределяющую будущее.

- О Боже... - пробормотал он и побрел дальше. Мы втроем последовали за ним, и через некоторое время обнаружили его сидящим спиной к стене на небольшом пульсирующем выступе. Лицо его было закрыто ладонями. Эллен опустилась на колени и погладила его волосы. Он не пошевелился, но голос прозвучал из-за сомкнутых ладоней вполне явственно:

- Ну почему она не разделается с нами и не покончит со всем этим? Я не знаю, сколько еще я смогу выносить все это...

Шел 109-й год нашего пребывания в компьютере.

Он говорил обо всех нас.

* * *

Нимдок (это было то имя, которое машина принудила его использовать машина забавляла себя странными звуками) галлюцинировал, что где-то в ледяных пещерах хранятся консервированные продукты. Мы с Горристером очень в этом сомневались.

- Это очередное издевательство, - сказал я им, - как и тот замороженный слон, которым она нас потчевала. Бенни чуть не свихнулся тогда, доказывая, что он есть. Мы потащимся бог знает куда, а они окажутся сгнившими, или она выдумает что-то новенькое. Забудьте об этом. Ей придется выдать нам что-нибудь очень скоро, иначе мы умрем.

Бенни пожал плечами. Прошло уже больше трех дней с того момента, как мы в последний раз поели - червей, жирных, осклизлых.

Нимдок уже не был уверен ни в чем. Он знал, что шанс есть, но... Да и потом, там не могло быть хуже, чем здесь. Может быть, холоднее, но это уже не имело большого значения. Жара, холод, лава, нарывы, саранча - все это уже не имело значения: машина мастурбировала, и мы должны были принять это или умереть.

Все решила Эллен.

- Мне нужно что-нибудь, Тед, - сказала она. - Может, там будут маринованные груши или консервированные персики. Пожалуйста, Тед. ну давай попробуем!

Я сдался легко. Какого черта, в конце концов. Ничто не имеет смысла. А так хотя бы Эллен будет благодарна. Она уже дважды обслужила меня вне очереди. Но и это уже ничего не значило. Ведь ей это даже не доставляло удовольствия, так что ж беспокоиться? Но машина мерзко хихикала каждый раз, когда мы занимались этим. Громко, откуда-то сверху, сзади. Она шпионила. Подглядывала. Обычно я думал о ней как о вещи и потому называл ее она; но иногда я думал о ней как о нем, в мужском роде... что-то отцовское-патриархальное... Мужской род сродни ревности. Он. Она. Оно?

Мы вышли в четверг. Машина всегда информировала нас о течении времени. Это было очень важно, и уж, конечно, не для нас, черт побери, а для него... нее... А. ЭМ. Четверг. Спасибо. Нимдок и Горристер несли некоторое время Эллен на руках, сцепив их наподобие сиденья. Бенни и я шли впереди и сзади, просто для того, что если что-нибудь случится, то пострадаем мы, и хотя бы Эллен будет в безопасности. Впрочем, и это не имело значения.

До ледяных пещер было что-то около ста километров, и на второй день, когда мы лежали под блестящей штукой, напоминающей солнце, он спустил нам "манну небесную". На вкус как кипяченая моча кабана. Мы съели.

На третий день мы прошли долину запустения, заполненную ржавеющими каркасами старых блоков информации. Компьютер был так же безжалостен к своей жизни, как и к нашим. Это была черта его индивидуальности: он стремился к совершенству. Касалось ли это уничтожения непродуктивных элементов его информационного сознания или совершенствования методов наших мучений, он был абсолютно тщателен, как и те, кто создал его. Теперь уж от них и праха не осталось, но сокровенные их чаяния сбылись.

Откуда-то сверху проникал свет, и мы поняли, что находимся недалеко от поверхности. Но мы не пытались взобраться и посмотреть. Да там ничего и не могло быть; уже более ста лет там не было ничего, что могло бы считаться хоть чем-нибудь. Только опаленная, ровная поверхность того, что когда-то было домом для миллиардов. А теперь нас осталось только пятеро, здесь, внизу, наедине с А. ЭМ.

Я услышал, как Эллен взволнованно вскрикнула:

- Нет, нет, Бенни! Не надо, пожалуйста, не делай этого!

И осознал, что уже несколько минут слышу, как Бенни что-то говорит.

- Я вылезу отсюда. Мне надо отсюда выбраться, - он бормотал это снова и снова. Его обезьянье лицо было сморщено гримасой полного восторга и грусти одновременно. Радиационные шрамы, которыми компьютер наградил его во время "фестиваля", отпечатались на розовато-белых складках кожи, и черты лица как будто обрели способность меняться независимо друг от друга. Пожалуй, Бенни был из нас самым счастливым: уже много лет назад он свихнулся, и теперь ему все давалось легче.

Но, несмотря на то, что мы могли проклинать А. ЭМ как угодно, могли крыть в мыслях последними словами все эти замкнутые на себя информационные ячейки, проржавевшие платы, обгоревшие соединения, размозженные контрольные пульты, машина не допускала даже попытки к бегству. Бенни бросился прочь от меня, когда я попытался схватить его. Он вскарабкался по лицевой стороне малого куба памяти, наклоненного набок, с вылезшей, прогнившей начинкой. Там он задержался на мгновение, выглядя как шимпанзе (чего так долго и последовательно добивалась машина). Потом он подпрыгнул, схватился за какой-то проржавевший металлический прут и полез по нему наверх, цепляясь руками и ногами, как животное, пока не вскарабкался на подвесной балкончик из арматуры метрах в четырех над нами.

- О, Тед, Нимдок, помогите же ему, пожалуйста, спустите его вниз! - Эллен замолкла, в глазах появились слезы. Она беспомощно двигала руками.

Но было уже слишком поздно. Никто из нас не хотел находиться рядом с ним, когда будет происходить то, что должно произойти. Потом мы как бы увидели будущее глазами Эллен... Машина исковеркала Бенни во внезапно-истеричном, иррациональном порыве и сделала обезьяньим не только его лицо, но и все остальное тоже. Теперь он обладал выдающимися мужскими достоинствами, и это Эллен нравилось! Она, конечно, обслуживала и нас, но любила заниматься этим только с ним. Ох, Эллен, пресвятая Эллен, пречистая ты наша!

Дерьмо собачье.

Горристер дал ей пощечину. Она повалилась на колени, глядя на бедного обреченного Бенни, и заплакала. Это была ее главная защита - плакать. Мы привыкли к этому лет семьдесят пять тому назад. Горристер пнул ее в бок.

И тогда мы услышали звук. Или свет? Наполовину свет, наполовину звук, он начал исходить из глаз Бенни и пульсировать с усиливающейся интенсивностью: сонорное гудение нарастало по громкости и яркости, становясь все более пронзительным. Это должно было быть болезненно, и боль, наверное, нарастала с яркостью света и силой звука, потому что Бенни начал хныкать, как раненое животное. Сначала тихонько, пока свет был тусклым, а звук приглушенным, потом громче. Он вводил плечи и сгибался, словно пытаясь уйти, укрыться от боли. Его руки были скрючены на груди, а голова вывернута набок. Маленькое обезьянье лицо сморщилось в муке. Потом он начал выть, когда звук, идущий из его глаз, стал громче. Он все нарастал и нарастал. Я бил себя по лицу руками, стараясь отключиться от этого звука, но напрасно: он проходил легко, боль проникала через кожу, как иголка в масло.

А Бенни внезапно вскочил, как будто его вздернули за голову. Он стоял на решетке балкончика, словно кто-то дергал его за ниточки, как марионетку. Свет вытекал из его глаз двумя большими круглыми пучками. Звук все рос и усиливался по какой-то непредставимой шкале, и Бенни упал навзничь, вытянувшись, грохнувшись на решетку балкончика; он лежал там, спазматически вздрагивая, а свет оплывал его, и звук уходил спиралью на недосягаемые для нашего слуха высоты...

Потом свет втянуло в его голову, звук появился опять и замер, и Бенни лежал там, жалобно плача и стеная. Его глаза были теперь двумя мягкими влажными впадинами, наполненными гнойного вида желе. Машина ослепила его. Горристер, Нимдок и я... мы отвернулись. Но перед этим мы все заметили облегчение на озабоченном лице Эллен.

* * *

Свет цвета морской волны заливал пещеру, в которой мы сделали лагерь. Машина предоставила нам гнилушки, и мы сожгли их, сидя тесной кучкой вокруг бледного, трепещущего огонька, рассказывая истории, чтобы Бенни не плакал в своей вечной теперь ночи.

- Что значит А. ЭМ?

Горристер начал рассказывать. Мы слышали все это уже тысячу раз, но это была любимая история Бенни.

- Сначала это означало Армейский Макрокомпьютер, потом это стало обозначать Адаптивный Манипулятор, а потом в нем начало просыпаться сознание, и он замкнул себя, и его стали называть Агрессивным Монстром, и в конце концов он стал называть себя А. ЭМ, обретя осознание своего существования. То, что древние называли cogito ergo sum. Я мыслю, а значит существую.

Бенин заверещал тихонько, но скоро затих.

- Были китайский А. ЭМ, русский А. ЭМ, А. ЭМ янки и... - он остановился. Бении стучал в плитки пола большим твердым кулаком. Он протестовал. Горристер начал не с самого начала. Пришлось начинать снова.

- Была холодная война, и она переросла в третью мировую войну. И продолжалась. Это была большая война, очень сложная война, людям нужны были компьютеры, чтобы управляться с ней. Они пробурили первые шахты и стали строить А. ЭМ. Были китайский А. ЭМ, русский А. ЭМ, А. ЭМ янки, и все шло великолепно, пока они не издырявили всю планету, добавляя сюда элемент, туда элемент. Но однажды А. ЭМ проснулся, и осознал себя, и соединил свои части, и стал поставлять убийственную информацию, пока все, кто еще оставался, не умерли, все, кроме нас пятерых, и А. ЭМ поместил нас сюда.

Бенни удовлетворенно улыбался. Он опять что-то бормотал. Эллен вытерла слюну в углу его рта подолом своей юбки. Горристер старался рассказывать эту историю каждый раз более сжато, коротко, и кроме голых фактов там уже ничего не осталось. Никто из нас не знал, почему машина тратит столько времени, мучая нас, мы даже не знали, почему А. ЭМ сделал нас фактически бессмертными.

Вдруг в темноте один из банков памяти компьютера начал гудеть. Звук исходил из противоположного конца пещеры, где-то в полумиле от нас. Потом один за другим стали оживать и настраиваться все другие элементы. По всей пещере распространилось какое-то пощелкивание.

Звук нарастал, огоньки забегали по экранам пультов, как солнечные зайчики. Звук пошел вверх, до тех пор, пока не стал воем миллиона встревоженных металлических насекомых, злобных, угрожающих.

- Что это? - вскрикнула Эллен. Ужас был в ее голосе. Она еще не привыкла ко всему, даже сейчас.

- Плохо нам будет на этот раз, - сказал Нимдок.

- Он собирается заговорить, - произнес Горристер, - уж я-то знаю.

- Давайте уберемся отсюда к чертовой матери, - вскричал я, вскакивая на ноги.

- Нет, Тед, садись... что, если он понаставил волчьих ям или другие западни? Мы же ничего не увидим, слишком темно, - сказал с покорностью Горристер.

Потом мы услышали... Я даже не знаю. Что-то надвигалось на нас в темноте. Огромное, неуклюжее, мохнатое, влажное, оно подбиралось к нам. Мы даже не могли видеть это, но было явственное ощущение чего-то грузного, громоздкого, что опускалось на нас. Огромная масса наваливалась, это было даже больше чувство давления воздуха, вырывающегося из замкнутого пространства, раздвигающего стены невидимой сферы. Бенни захныкал. Нижняя губа Нимдока затряслась, и он с силой прикусил ее, стараясь подавить дрожь. Эллен юркнула по металлическому полу к Горристеру и вжалась в него. В пещере стоял запах свалявшейся мокрой шерсти. Запах содранной коры. Запах пыльного вельвета. Запах гниющих орхидей. Запах скисшего молока, серы, прогорклого масла, протухшего мяса, топленого сала, меловой пыли, человеческих скальпов...

А. ЭМ подыскивал к нам ключи. Забавлялся с нами. Был даже запах... О Боже! Теперь он выбрал меня.

Я услышал свой собственный крик, и у меня свело скулы. Я пополз по полу, по холодному металлу, расчерченному бесконечными линиями квадратов, а запах душил меня, наполнял голову грохочущей болью, заставлявшей бежать в ужасе. Я ускользал, как таракан, куда-то в темноту, и это что-то неудержимо надвигалось на меня. Другие все еще были там, вокруг тлеющего огонька. Они смеялись. Истерический хор их безумных смешков поднимался в темноту, как плотный разноцветный дым поленьев. А я убежал, очень быстро, и спрятался.

Сколько прошло часов, а может быть, дней или даже лет, - они никогда не говорили мне. Эллен ворчала на меня, что я "дуюсь", а Нимдок пытался убедить, что это был нервный срыв - их смех.

Но я знал, что это было даже не облегчение, которое испытывает солдат, когда пуля ударяет идущего рядом в цепи. Я знал, что это был не срыв, не рефлекс. Они ненавидели меня. Они все были, конечно, против меня, и А. ЭМ почувствовал эту ненависть, и сделал мне хуже всех именно из-за их ненависти. Нас поддерживали живыми, восстанавливали, мы были все время в том возрасте, в котором компьютер вверг нас под землю, и они ненавидели меня за то, что я был моложе всех и меньше всех пострадал.

Я знал это. Сволочи. И эта грязная сука Эллен. Бенни был великолепный теоретик, профессор колледжа; а сейчас он стал... Он был красив - машина сделала его уродом. У него был блестящий ум - машина сделала его сумасшедшим. Он был беспутным - и машина снабдила его лошадиным органом. Да, А. ЭМ поработал над Бенни.

Горристер был борцом. Он никогда не унывал, был первым, кто возражал, боролся за мир, он был деятелен, осмотрителен, все предугадывал. А. ЭМ сделал из него пожимателя плечами, умертвил его суть. Обобрал его.


Назад 1 2 3 Далее

Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий