Библиотека книг txt » Эллисон Харлан » Читать книгу Монетки с глаз мертвеца
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Эллисон Харлан. Книга: Монетки с глаз мертвеца. Страница 1
Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 Далее

Монетки с глаз мертвеца
Харлан Эллисон




Эллисон Харлан

Монетки с глаз мертвеца



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН

МОНЕТКИ С ГЛАЗ МЕРТВЕЦА

Ох и медленным выдался перегон от Канзас-Сити. Мешок пустел быстрей, чем я думал. Влага выходила - страшное дело. А кругом - ни сорняков, ни воды. Нечем мешок наполнить. Хоть плачь. Плакать я не умею. Когда показались ряды фонарей в самых дальних предместьях, совсем уж стемнело. Я болтался на тендере товарняка. Как дерьмо в проруби. Потом спрыгнул. Метров десять меня несло - пока не плюхнулся на все четыре да вдобавок еще и не перекувырнулся. Блин, полные ладони каких-то камушков. Острые, суки. Кое-как счистил я их, но ладони все равно саднило. Так, приехали.

Огляделся я, куда это меня занесло. Потом узрел до боли знакомый шпиль Главного Баптистского и быстренько направил грешные свои стопы в нужном направлении. Тут на меня, будто бешеный, бросился чей-то дворовый буль. Пришлось обернуться тьмой. Долго я так стоял. Почесывал ему холку и озирался.

Минут за сорок я прошел весь городишко из конца в конец. Путь я держал к Литтлтауну - негритянскому кварталу.

Во Всесвятейшей Пятигранной церкви Христа Владыки был отдельный вход в угольный погреб. Туда я и шмыгнул. Ухмылялся я в обе щеки. Во козлы! За пару лет не удосужились починить замок - или хоть наладить щеколду! В погребе царила такая темень - хрен лестницу разглядишь. Да только мне-то там все знакомо. Все равно как ребенку в собственной спальне, когда там свет вырубят. Все-все помню. Ничего не забыл.

Сверху то и дело доносился какой-то гомон. То из ризницы. То из усыпальницы. То из прихожей.

Вот там, наверху, и лежит Йедедия Паркман. Мертвый. Обессилел все-таки. Еще бы. Восемьдесят два года ковылял он по своей бесконечной дороге - черный и нищий. Гордый. Беспомощный. Хотя нет - не беспомощный.

Я выкарабкался по лесенке из погреба и положил белую руку на растрескавшийся косяк. Бог ты мой, какие только мысли не лезут в голову!Я подумал о всей тяжести черноты, что давит с той стороны. Йед бы ухмыльнулся.

Сквозь трещину в косяке ничего не проглядывало - разве что стена напротив. Ой как осторожно отворил я дверь. В зале - никого. Теперь все, верно, топают в ризницу. Служба вот-вот начнется. Проповедник, ясное дело, заведет прихожанам свою баланду о старине Йеде. Что за благочестивый был человек. И как заботился о заблудших овечках. Как находил всегда в своем сердце место для беспризорных детишек. Как всех, всех привечал. И сколько народу скольким ему обязано. Йед бы захохотал.

Но я поспел вовремя. Интересно, скольким еще заблудшим овечкам это удалось?

Прикрыв за собой дверь погреба, я скользнул в кладовку. Миг - и я уже там. В кладовке я вырубил свет - а то вдруг придется тьмой оборачиваться. Потом самую-самую малость приоткрыл дверь в ризницу.

Часовней после бомбежки уже не пользовались. Об этом я аж в Чикаго слыхал. Семерых сразу угрохало, а Дикон Уилки получил по морде витражом. Ослеп, грешный. Ризницу все же постарались кое-как приспособить.

Вот ряды складных стульев. От стенки до стенки. А на стульях - все население Литтлтауна. Несколько белых физиономий - вроде моей. Признал я и пару-другую заблудших овечек. Двенадцать лет прошло. А по ним и не скажешь. Но и они ничего не забыли.

Присмотревшись хорошенько, я пересчитал черных. Сто восемнадцать. А всего пару дней назад, когда я еще околачивался в Канзас-Сити, их было сто девятнадцать. Вот он - сто девятнадцатый черный денвильского Литтлтауна. В гробу на козлах. Лежит перед усыпальницей - весь в каких-то цветочках и букетиках.

Ну, здорово, старина Йед.

Двенадцать лет не виделись.

Боже, ты его успокоил! Что, Йед? Где твои шуточки? Может, ухмыльнешься? Ты мертв. Я знаю.

Лежит - и руки сложены на груди. Здоровенные лапы большого ловца сложены, мозолей не видно. Блин! На ногтях поблескивает пламя свечей. Ему наманикюрили ногти! Йед завопил бы как ошпаренный! Еще бы! Проделать такое с работягой, содравшим ногти до самого мяса!

Лежит он в своем неглубоком ящике - и черные носки шикарных ботинок торчат в потолок- Черные с проседью кудряшки аккуратно приглажены - черные, в тон с шелковой обивкой гроба (подумать только! восемьдесят два - а почти и не поседел!). Лежит в выходном черном костюме. Белоснежная рубашка с длинными манжетами. А шею стягивает желтый галстук. Ну прямо загляденье! Наверняка разглядывает себя из Рая. Старик всегда верил, что Рай - это где-то наверху. Смотрит вниз на себя - такого шикарногошикарного, ухмыляется и гордо пыхтит: "Так-то, сэр!"

А на каждом глазу по серебряному доллару.

Плата за переправу с Сыном Человеческим через Иордан.

Не вошел я туда. Даже не собирался. Слишком много вопросов. Кто-то мог бы и припомнить. Другие заблудшие овечки - это уж как пить дать. Так что я, прислонясь к косяку, стал дожидаться приватной беседы со стариной Йедом.

Службой особенно затрудняться не стали. Так, повыли для приличия. Потом закончили и медленно, гуськом потопали мимо гроба - и на выход. Пара-д ругая баб пали грудями ниц и попытались что-то засунуть в ящик. Догадываюсь что. Еще догадываюсь, что Йед с этим бы сделал. Я все стоял и ждал, пока публика очистит наконец помещение. Проповедник с парочкой братьев немного прибрали. Стулья, впрочем, решили до утра оставить. Потом погасили свет и свалили. Осталось только безмолвие - да сонмы теней. И свечи медленно источали воск. Я ждал долго. Для верности. Потом еще чуть-чуть приоткрыл дверь и стал было проходить.

Но тут же что-то стукнуло у входа - и я отскочил назад. А потом увидел, как растворилась дверь и высокая стройная женщина, миновав ряды стульев, направилась к открытому гробу. Лицо женщины скрывала вуаль.

Тогда-то мой мешок совсем и опустел. Подкладка горела синим пламенем. Еще минута - и женщина расслышала бы, как там грохочет. Эх, побрызгать бы туда хоть желудочным соком. Тогда бы я еще кое-как протянул. Пока не добрался бы до сорняков и воды. А так - просто пламя адово.

Лица под вуалью было не видно. Наконец женщина подошла к гробу и пристально-пристально уставилась на Йеда Паркмана. Потом рукой в перчатке коснулась мертвеца. Отдернула руку. Попробовала снова - и задержала ладонь над холодной плотью. Наконец медленно-медленно отвела вуаль поверх широкополой шляпки.

Тут я глубоко вдохнул и замер как столб. А женщина то - белая. И красивая. Нет, не просто красивая. Ослепительно красивая. Бог, надо думать, специально таких штампует - пусть остальные любуются. Я даже дыхание затаил. Кровь так бешено колотилась в висках, что стук мог спугнуть женщину.

Красавица все так же пристально разглядывала труп - а потом все так же медленно протянула к нему руку. Осторожно, ой как осторожно сняла монеты с мертвых глаз Йеда и положила к себе в сумочку. Опустила вуаль и вроде уже отвернулась. Но вдруг замерла. Потом опять повернулась к гробу, поцеловала кончики пальцев и коснулась ими холодных губ мертвеца.

Наконец резко повернулась и стремительно вышла из ризницы.

Я застыл как столб. Весь трясся. И глядел куда-то в пустоту.

Если с глаз мертвеца взяли монеты, значит, ему нечем будет заплатить за вход в Рай.

И эта белая женщина отправила старого Йедедию Паркмана прямиком в ад.

Я пошел за ней.

Эхма, не свались я по дороге, успел бы перехватить ее еще до поезда.

Не так уж далеко она утрюхала. Но трубы так разгорелись - хоть стой, хоть падай. Не ходок я уже был. Совсем без травы и сорняков удолбался. Раз такое уже бывало - в Сиэтле. И как только тогда успел выбраться из рентгеновской камеры, пока не врубили облучку? Сам не знаю. Помню, как вломился на больничную кухню и засадил в мешок пару банок кесарского салата. Разбавил бутылочкой минералки. И вылез на улицу этого вонючего Сиэтла трескучей зимой. Блин, чуть не околел.

Не успел я вспомнить Сиэтл, как брякнулся мордой в грязь метров за двести от денвильской станции. Копыта полетели куда-то наверх. Хрен моржовый! Хорошо хоть успел обернуться тьмой до того, как грохнулся. А то любая машина бы переехала. Не знаю, сколько я там лежал. Надо думать, недолго. Лежал там как кусок говна. А потом, будто какая рептилия, пополз на брюхе к полоске травы. Напихал, сколько мог - так, чтобы встать. Потом доковылял до станции и присосался к бившему из стены фонтанчику. Глотал и глотал. Глотал, блин. Наконец из окошка кассы высунулся дежурный. Косо, очень косо он на меня поглядывал. Глядел прямо на меня ~ тут тьмой уже не обернешься.

- Эй, тебе чего надо?

Лава, похоже, осела. Я понял, что на ход ноги уже набрал. Тогда подошел поближе к дежурному и забулькал:

- Тут вот какое дело... невеста, значит, у меня... мы... ну, поссорились, значит... так она куда-то сюда направилась... - Тут я поперхнулся. Козел внимательно меня разглядывал, но пасть не раскрывал.

- Мы, значит... знаете, мы через неделю пожениться собирались... а тут такое дело... накричал я на нее. Чертовски был бы благодарен... вы ее случайно не видели? Высокая такая девушка... вся-вся в черном... и с вуалью на лице. - Н-да. Слишком уж смахивало на описание Маты Хари.

Старик поковырял щетину.

- А-а, эта. Взяла билет до Кей-Си. Поезд уже отходит.

И только тут до меня дошло, что все это время я слышал тяжелое пыхтение паровоза. Но, если мешок у меня в порядке - тогда все ништяк. Я наклонился к прилавку.

Щупал, выслушивал, вынюхивал. А потом рванул за дверь. Поезд вот-вот отходил - груженый транспортный экспресс. Позади ревел дежурный:

- А билет? Эй, а билет?

- Возьму у проводника! - рявкнул я и выскочил на пассажирскую платформу. Поезд тронулся.

Распахнув дверь в вагон, я быстро пробежал глазами по рядам пульмановских сидений. Вот она. Уставилась в темень за окном. Направился я было к ней - но потом остановился и призадумался. Тут еще десятка два пассажиров. Нет, пока не время. Тогда я плюхнулся на свободное сиденье. Благо их в достатке оказалось. И только пыль заклубилась в воздухе.

Потом я потянулся к правому ботинку. Там, в носке, лежали двадцать долларов. Все мое богатство. Не в жилу мне, чтобы проводник явился и взял за жопу, как взяли Йеда Паркмана. Мой проезд будет оплачен.

А все делишки уладятся в Канзас-Сити.

Сдачу я сунул на место.

Девушка вошла в телефонную будку. Номер набирала не глядя. Я, понятное дело, ждал. Потом красавица вышла и встала у автобусного кольца. Вскоре подкатила машина, где уже сидели две бабы, и моя знакомая присоседилась. Я обернулся тьмой, открыл заднюю дверцу и проскользнул внутрь. Все обернулись, но ничего в роившихся позади тенях не разглядели. Водила тяжелый амбал - недовольно рыкнул:

- Чего еще за струйня?

Прыщавая дамочка посередке, чуть не смахнув об меня свой парик, потянулась и придавила кнопочку.

- Ветер, - пояснила она

- Какой на хрен ветер? - рявкнул амбал. Но дамочка не затруднила себя ответом. И правильно.

Всегда я любил Кей-Си. Славно по нему прокатиться.

Даже зимой. А вот баб я не терплю. Всех до единой.

Подкатили мы к самой границе Миссури - в направлении Вестона. Знавал я там разливуху. Круче тамошнего бурбона ничего не припомню. Амбал тормознул у большого дома. А кругом - невзрачные домишки. Трущоба как трущоба. Фонарь только на одном углу. Публичный дом, не иначе. Так и оказалось.

Я еще ни во что не врубался. Ничего, скоро с Божьей помощью разберусь. Я-то уже прибыл - а старина Йед все плутает.

- Максаешь девочке, - сказал амбал.

Я, понятное дело, выбрал ту высокую и стройную - в гаремных штанишках и с какой-то уздечкой на груди. "Будь я проклят, - подумал я, - если у нее в голове хоть капля мозгов". С такой внешностью - и в таком обезьяннике... Дура она, что ли, непроходимая? А может, не дура?

Поднялись наверх. Комнатка - вроде любой другой спальни. На покрывале разные животные вышиты. Розовый жираф. Коала. Еще не то гофер, не то ондатра. Хрен их различишь. На зеркале комода - фотка какой-то экранной звезды. Девчонка первым делом стянула штанишки. Тут я сказал:

- Просто поговорим.

Знакомый взгляд: "Опять импотент".

- Тогда еще два бакса, - потребовала девочка.

- Еще пять баксов. И за все.

Она кивнула и присела на кровать. Вытянула ножки стройные, не откажешь.

Долго мы друг друга разглядывали.

- Скажи-ка мне вот что, детка. Зачем это ты старину Йеда в ад спровадила?

Девчонка резко вскинулась. Точно сука, когда след берет. Еще не знала, как со мной разговаривать.

- Выметайся к чертовой матери!

- А пять баксов? Они, кажется, за все?

Тогда девчонка соскочила с кровати и метнулась к двери. Толком ее не открыв, уже завизжала:

- Брен! Брен! Сюда, Брен! Разберись тут!

Ну, что тут было. С соседних холмов загрохотала тяжелая артиллерия, и весь дом затрясся до основания. А потом на меня двинулось что-то большое и мохнатое. Очень большое и очень мохнатое. В дверь животному пришлось протиснуться боком. Мне только и оставалось, что руки поднять. Тогда Брен швырнул меня в другой конец комнаты - прямо в комод. Я больно треснулся спиной об угол проклятого комода, а этот мохнатый принялся ломать меня и корежить - пока потолок не полетел мне навстречу. Девчонка, вопя благим матом, вылетела в коридор. Только дверь за ней захлопнулась, удовольствие для Брена я прекратил.

Окно было зарешечено. Я стал спускаться по плющу, но он, зараза, оборвался, и полпути пришлось пролететь.

Той ночью я пристроился на веранде ближайшего домика. Лежал там в гамаке и смотрел, как приезжают и уезжают сначала карета скорой помощи, а потом две полицейские машины. Совсем поздно тормознули еще два мусоровоза. Причем без опознавательных знаков. Не думаю, что ребята были на дежурстве.

Двое суток я выжидал. Все на той же веранде. Пожалуй, следовало почаще оборачиваться тьмой, но я так прикинул, что кругом одни пустыри, а хозяева домика с верандой явно куда-то свалили. Наверное, в зимний отпуск. Сорняков и травы кругом было хоть завались, а снег я растапливал в молочном бидоне. Ночью обернулся тьмой и спер из круглосуточного универсама молоко, печенье и солонину. Вообще-то я много не ем. Жаль, кофе свистнуть не удалось.

На следующий день я вскрыл одно из окон пустого дома.. Так, на всякий пожарный.

А следующим вечером девчонка вышла.


Назад 1 2 Далее

Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий