Библиотека книг txt » Эллисон Харлан » Читать книгу Миры Харлана Эллисона. Том 3. Контракты души
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Эллисон Харлан. Книга: Миры Харлана Эллисона. Том 3. Контракты души. Страница 27
Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке s

— Вик, мы вместе уже три года. Всякое было, плохое и хорошее. Но это может оказаться самым плохим. Я боюсь, парень. Боюсь, что ты не вернешься. А я голоден, я не хочу искать себе напарника… ты же знаешь, одиночек сейчас мало, почти все сбиваются в банды, я не хочу быть бродячим псом. Я ведь уже не молод. И я ранен.

Я кивнул. Блад говорил по деду. Но в голове у меня застряла эта сука Куилла Джун, девчонка, которая меня провела. И ее мягкие груди… и звуки, которые она издавала, когда я был на ней…

Я потряс головой. Я должен был отомстить.

— Я должен это сделать, Блад. Просто должен.

Он тяжело вздохнул и еще глубже втянул голову в плечи. Он понял, что все бесполезно.

— Ты даже не понимаешь, что она с тобой сделала, Вик.

Я поднялся.

— Я постараюсь вернуться быстро. Подождешь?

Он долго молчал, а я ждал его ответа. Наконец он произнес:

— Немного подожду. Может, я буду здесь, может, нет.

Я понял. Обойдя вокруг столба из черного металла, я нашел прорезь и сунул в нее карточку. Раздалось негромкое гудение, затем секция столба скользнула в сторону. Я и не заметил, что столб состоит из секций.

Перед тем как сделать шаг вперед, я повернулся и увидел Блада. Мы смотрели друг на друга, а столб продолжал гудеть.

— Пока, Вик.

— Береги себя, Блад.

— Возвращайся скорее.

— Постараюсь.

— Ну, давай.

После этого я повернулся и шагнул внутрь. Секция за мной стала на место.

Надо было быть умнее. Следовало знать, следовало хотя бы заподозрить. Конечно, время от времени телки из подниза выбираются поглазеть, что творится на поверхности, что случилось с городами (еще как случилось). Потому я и поверил, когда она, свернувшись калачиком, рассказывала, как хотела посмотреть в кино на девушку с мужчиной — мод, в Топеке все фильмы скучные, жалостливые и тупые, девчонки в школе только и говорят яро порнуху, а у одной даже была книжка-комикс на восьми страницах… Да, я ей поверил. В этом была логика. А следовало ведь заподозрить, когда она оставила эту металлическую пластинку? Это было так очевидно.

Блад пытался мне втолковать… Придурок? Мягко сказано.

Как только стальной круг встал на место, гудение усилилось и со стен заструился холодный свет. Со стены. Я находился в круглом помещении с одной стеной, у которой было две поверхности — внешняя и внутренняя. Стена излучала свет и гудение, а затем пол, на котором я стоял, разошелся в стороны точно так же, как секция на входе. Я остался стоять, как мышь в картонке, только пола подо мной уже не было; если не смотреть вниз, можно было и стерпеть.

Я осторожно огляделся. Пол сомкнулся над моей головой, а я летел вниз по трубе, почти не набирая скорости. По крайней мере, теперь буду знать, что такое шахта падения.

Время от времени мимо мелькали непонятные указатели, вроде "10 УРОВ. о, или "АНТИПОЛ 55", или «БРИДЕРСОН», или «НАСОСНАЯ-6»… я с трудом разбирал надписи. Падение не прекращалось.

Наконец я долетел до самого низа, где было написано "ГРАНИЦЫ ГОРОДА ТОПЕКА. НАС. 22860".

Я приземлился без труда, слегка подогнув колени, чтобы смягчить удар, но и это оказалось излишним.

Я снова воспользовался металлической пластиной, и диафрагма, на этот раз гораздо большего размера, раскрылась. Впервые в жизни я увидел подниз.

Он простирался передо мной миль на двадцать, а в конце его ограничивал мутный светящийся горизонт цвета консервной жести. Горизонт загибался вверх, вверх, вверх и тянулся до того места, где стоял и пялился на него я, после чего шел вниз, вниз, вниз и замыкал собою огромную трубу высотой в одну восьмую мили. На самом дне этой трубы кто-то выстроил город, как две капли воды похожий на фотографии из промокших книжек, которые иногда попадаются в разрушенных библиотеках наверху. Я видел такую фотографию, один к одному. Аккуратные домишки, изогнутые улочки, подстриженные лужайки, деловой центр — короче, все, что должно быть в Топеке.

Кроме солнца, кроме птиц, кроме облаков, кроме дождя, кроме снега, кроме холода, кроме ветра, кроме муравьев, кроме грязи, кроме гор, кроме океана, кроме бескрайних полей пшеницы, кроме звезд, кроме луны, кроме лесов, кроме диких животных, кроме…

Кроме свободы.

Они были законсервированы здесь, как сардины в банке. Законсервированы.

У меня перехватило горло. Мне захотелось наружу. Наружу!.. Я задрожал, руки похолодели, на лбу выступил пот. Каким безумием было спускаться сюда. Надо немедленно выбраться наружу. Наружу!

Я повернулся к трубе шахты, и в это мгновение меня схватили.

Ну Куилла Джун, ну сука!.. Как же я не догадался!

Штуковина которая меня схватила, оказалась квадратной, словно ящик, и зеленой, вместо рук у нее были щупальца с варежками на конце, и она каталась по рельсам.

Ящик оторвал меня от земли, сдавливая ненавистными варежками, и я ничего не мог сделать, разве что пнул его пару раз в огромный глаз впереди — не нанеся, впрочем, никакого вреда, он даже не отреагировал. Высотой машина была фута четыре, я почти касался земли кроссовками. Ящик покатил по рельсам в сторону Топеки, волоча меня за собой.

Повсюду были люди: сидели в креслах-качалках у дверей, косили газоны, слонялись по заправочной станции, кидали деньги в автоматы, размечали белой полосой дорогу, продавали газеты на углах, слушали небольшой оркестр в парке на площадке в виде раковины, играли в классики и прятки, начищали до блеска пожарный насос, сидели на скамейках, читали, мыли окна, подстригали кусты, приподнимали шляпы при виде дам, везли в проволочных тележках молочные бутылки, расчесывали лошадей, швыряли палку собакам, плескались в общем бассейне, выписывали мелом цену на овощи возле лотка, гуляли с девушками, взявшись за ручки — и все смотрели на везущую меня металлическую сволочь.

А в ушах у меня звучал голос Блада, когда он говорил за минуту до того, как меня понесло в шахту:

— Там все продумано и отработано. Они знают всех своих и ненавидят одиночек. И без тебя достаточно бандитов пытались проникнуть в подниз, чтобы насиловать и красть. У них хорошая защита. Тебя просто убьют.

Спасибо, псина!

Прощай.

Зеленый ящик въехал в деловую часть города и свернул к зданию. Я едва успел разобрать надпись: "Бюро контроля услуг", а потом ящик вкатился в открытую дверь, за которой меня ожидали с полдюжины мужчин, два старика, причем один совсем старый, и несколько женщин. Зеленый ящик остановился.

Ко мне подошел здоровенный тип, забрал из руки металлическую карточку и передал ее старейшему из присутствующих — иссушенному коту а мешковатых штанах и зеленом козырьке от солнца. Рукава его клетчатой рубашки держались на подвязках.

— Куилла Джун, Лью, — доложил тип старику.

Лью бросил карточку в левый верхний ящик стола и сказал:

— Не мешает его обезоружить, Аарон.

Тип, забравший карточку, поснимал с меня все оружие.

— Теперь освободите его, — распорядился старый дурень.

Аарон зашел за ящик, что-то щелкнуло и щупальца в перчатках втянулись в ящик. Я шлепнулся на пол. Руки онемели, и я принялся растирать одну, потом вторую.

— Ну что, мальчик… — начал было Лью.

— Не перди, жопа!

Женщины покраснели. Лица мужчин напряглись.

— Я же говорил, что ничего не выйдет, — сказал, обращаясь к Лью, другой старик.

— Да, дела плохи, — пробубнил кто-то из молодых.

Лью наклонился в своем кресле с прямой спинкой и вытянул в мою сторону скрюченный палец:

— Тебе лучше быть повежливее, мальчик.

— А тебе лучше было не рожать выблядков!

— Все без толку, Лью, — произнес кто-то.

— Беспризорник, — фыркнула одна из женщин с носом большим и изогнутым, будто клюв.

Лью таращился на меня маленькими злобными глазками. Я знал, что во рту этой мрази — безобразной черной щели — нет ни одного зуба, который бы не сгнил и не вонял. Ну и рожа. Он походил на птицу, которая собиралась клевать мои кости.

— Аарон, думаю, стоит снова его зафиксировать.

— Ладно, подождите, — я поднял руку.

Аарон остановился и посмотрел на Лью. Тот кивнул и снова погрозил мне скрюченной лапой.

— Ты будешь себя хорошо вести, сынок?

— Думаю, да.

— Ты лучше не думай, а веди себя по-человечески.

— Ладно. Не бзди.

— И поосторожней в выражениях.

На это я ничего не ответил. Старый осел.

— Ты — часть нашего эксперимента, парень. Мы перепробовали много способов, чтобы затащить сюда одного из вас. Посылали на захват хороших людей, но никто из них не вернулся. Так что мы пошли на хитрость: решили заманить одного из вас.

Я улыбнулся. Куилла Джун… Ну, я с ней разберусь!

Одна из женщин, немногим моложе Птичьего

Клюва, подошла ко мне и уставилась прямо в лицо:

— Лью, ничего не выйдет. Это же грязный маленький убийца. Посмотри на его глаза.

— А что, если воткнуть тебе ствол в задницу, сука?

Тетка отпрыгнула. Лью рассердился.

— Извините, — сказал я. — Не люблю, когда обзываются. Дело чести, понятно?

Старик откинулся в кресле и пробурчал:

— Оставь его в покое, Мез. Я пытаюсь договориться, а ты все осложняешь.

Мез отошла и уселась вместе с остальными.

Да это просто Бюро добрых услуг какое-то!.. Уроды.

— Как я уже говорил, мальчик, мы проводим эксперимент. Мы здесь в Топеке около двадцати лет. Внизу хорошо. Спокойные, уважаемые люди, которые по-доброму относятся друг к другу, почитают старших, и вообще жизнь размеренная и приятная во всех отношениях. Мы растем и процветаем.

Я терпеливо ждал.

— Но, как оказалось, некоторые из нас не могут больше иметь детей, а женщины рожают в основном девочек. Нам нужны мужчины. Мужчины определенного типа.

Я захохотал. В подобную удачу даже не верилось. Меня хотят сделать жеребцом-производителем!..

Я просто не мог остановиться, все смеялся и смеялся.

— Грубиян! — не выдержала одна из женщин.

— Это весьма щекотливое дело, парень, не осложняй его еще больше. Мне показалось, что Лью смущен.

Ну надо же, я всю жизнь мотался как угорелый в поисках бабы там, наверху, а они предлагают мне обслуживать женское население целого города!..

Я сел на пол и хохотал, пока по щекам не потекли слезы.

Наконец я успокоился:

— Отлично. Заметано. Но у меня тоже есть несколько пожеланий.

Лью ждал.

— Первое, это Куилла Джун. Я хочу затрахать ее до потери пульса, а потом треснуть по башке, как она меня!

Они закудахтали, поднялся шум. Наконец Лью прошамкал:

— Мы не потерпим здесь никакого насилия, но что касается Куиллы Джун, то начать можно и с нее. Она ведь способна рожать детей, Айра?

Тощий желтолицый человек кивнул. Ему все это явно не нравилось. Сто процентов, папаша Куиллы.

— Ладно, пора начинать, — сказал я и расстегнул джинсы. — Выставляйте телок.

Женщины завопили, а мужики схватили меня и отволокли в гостиницу. Там мне объяснили, что, прежде чем приступить к работе, я должен хоть немного ознакомиться с Топекой, потому что все это… как бы сказать… необычно, и людям надо дать привыкнуть к мысли, что это неизбежно… Если я выполню их условия, они затянут еще пару бычков с поверхности, а потом выпустят нас на волю.

Так началась моя жизнь в Топеке, началось знакомство с людьми и их жизнью. Все было здорово, по-настоящему здорово. Люди сидели в креслахкачалках у дверей, косили газоны, слонялись по заправочной станции, кидали деньги в автоматы, размечали белой полосой дорогу, продавали газеты на углах, слушали небольшой оркестр в парке на площадке в виде раковины, играли в классики и прятки, начищали до блеска пожарный насос, сидели на скамейках, читали, мыли окна, подстригали кусты, приподнимали шляпы при виде дам, везли в проволочных тележках молочные бутылки, расчесывали лошадей, швыряли палку собакам, плескались в общем бассейне, выписывали мелом цену на овощи возле лотка, гуляли с девушками, взявшись за ручки, и все это до смерти мне надоело.

Через неделю я готов был волком выть.

Мне казалось, что эта консервная банка меня задушит. Я чувствовал на себе давление земли.

Питались они искусственным дерьмом: искусственные груши, имитация мяса, поддельные цыплята, эрзац-кукуруза и фальшивый хлеб. На вкус все это отдавало мелом и пылью.

Вежливость? Господи, да от ихних слащавых и лживых манер меня тошнило. Это у них называлось «культура».

"Здравствуйте мистер такой-то. Ах, здравствуйте, мистер другой-то. Как вы поживаете? А как малышка Джейн? Идете на собрание общины во вторник?"

Меня просто выворачивало.

Такой чистотой, аккуратностью и вежливостью человека можно в могилу свести. Не удивительно, что мужики здесь раскисли и ни на что не способны; по крайней мере не способны делать детей с палочками вместо щелочек.

Первые дни на меня все смотрели со страхом, будто только и ждали, что вот сейчас я взорвусь и забрызгаю все дерьмом. Потом, мало-помалу, ко мне привыкли. Лью сводил меня в лавку, где подобрал комбинезон и рубашку, в которую любой одиночка попал бы с расстояния в милю. Мез, выжившая из ума старая сука, та самая, которая назвала меня убийцей, изъявила желание меня подстричь, чтобы я выглядел ци-ви-ли-зо-ван-но. Но меня от нее тошнило, и я сказал:

— Чего лезешь, ведьма? Или твоего старика тебе не достаточно?

Она аж кулак в рот засунула, а я заржал как конь:

— Можешь отстричь у него яйца, если хочешь, а мои волосы не тронь.

Убежала как наскипидаренная.

Так оно и шло. Я слонялся без дела, меня кормили на убой и до поры до времени прятали от меня молодое мясцо, все ждали, пока город дозреет.

От такой жизни у меня на время, наверное, поехала крыша. Я стал бояться замкнутых пространств, все время выскакивал на крыльцо и там коротая ночи. Затем это прошло; я начал нарочно орать, ругался, хамил… Потом и это прошло, я утих, все надоело, мне стало скучно. Смертельно скучно. Как в консервной банке.

И стал а подумывать о том, как бы отсюда дернуть. Началось с того, что я вспомнил пуделя, которого скормил Бладу. Он мог прийти только из подниза. И он не мог подняться по падающей шахте. Значит, есть и другие выходы.

Мне предоставляли достаточно большую свободу передвижения по городу. Лишь бы я вел себя хорошо и не делал ничего неожиданного. Зеленый ящик караульная сволочь — находился всегда поблизости.

И я нашел выход. Ничего особенного: я знал, что он должен быть, и я его нашел.

Затем я выяснил, где хранят мое оружие, и я был готов.

Почти готов.

9

Наконец наступил день, когда Аарон, Лью и Айра пришли за мной. Я к тому времени совсем одурел. Сидел на крылечке своей гостиницы и покуривал трубку из початка кукурузы. Рубашку я снял, чтобы немного загореть. Только вот солнца тут у них не было.


Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий