Библиотека книг txt » Эллисон Харлан » Читать книгу Все звуки страха (сборник)
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Эллисон Харлан. Книга: Все звуки страха (сборник). Страница 8
Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке s

Старый алкаш облизнул запекшиеся губы.

— Да послушайте же! Я правда хочу помочь вам, Беккер! Хочу хоть что-нибудь для вас сделать. Если бы вы появились — хоть ненадолго, хоть на миг, — мы могли бы установить контакт. Сейчас или никогда…

Доктор Тедроу не договорил. Не было у него никакой возможности выяснить, что и как. Но стоило ему только, отпустив подбородок ханыги, погрузиться в беспомощное молчание, как вдруг в мерзкой физиономии бича начались странные перемены. Черты ее менялись, перетекая будто расплавленный свинец, — и на какой-то миг доктору явилось знакомое лицо. Глаза перестали быть налиты кровью и окружены синяками — в них засверкала осмысленность.

— Это вроде страха, доктор, — произнес Беккер.

И добавил:

— А теперь прощайте.

Затем проблески понимания в глазах померкли, лицо снова изменилось — и врач увидел перед собой все ту же пустую физиономию подзаборного забулдыги.

Тедроу отправил жалкого старика обратно в палату номер шестнадцать. А немного позже попросил одного из санитаров сходить за бутылкой муската.

Страх так и трещал по телефонному проводу.

— Ну, говорите же! Говорите! Что там еще стряслось?

— Я… о Господи… не могу я, доктор Тедроу… вы… вы лучше сами приезжайте и посмотрите. Тут… да что же это, Господи?!

— Что там такое? Немедленно прекратите истерику, Уилсон, и объясните мне наконец толком, что же там, черт возьми, происходит!

— Тут… этот номер шестнадцатый… это просто…

— Я буду через двадцать минут. А пока проследите, чтобы в палату никто не входил. Вам ясно, Уилсон? Вы хорошо меня поняли?

— Да, сэр. Конечно, сэр. Ну конечно… ох ты Господи! Только Бога ради — скорее, сэр!

Кальсоны под брюками задрались до колен. Тедроу, не обращая внимание на неудобство, бешено давил на газ. В лобовом стекле мелькали полуночные дороги, а зловещий мрак, сквозь который доктор гнал машину, казался наваждением самого дьявола.

Когда Тедроу наконец вывернул на подъездную аллею, привратник чуть ли не судорожно рванул на себя железный шлагбаум. Пикап зарылся было колесами в гравий — а потом осколки полетели широким веером, когда он стремительно рванул вперед. Стоило машине, пронзительно взвизгнув тормозами, остановиться у больничного корпуса, как входная дверь настежь распахнулась — и старший служитель Уилсон опрометью сбежал по ступенькам:

— С-сюда! Сюда, доктор Те…

— Прочь с дороги, балбес! Я и сам знаю куда! — Тедроу оттолкнул Уилсона и, прыгая через две ступеньки, устремился в здание.

— Это… это началось около часа назад… мы сперва даже не поняли, что происходит… мы…

— И вы сразу же мне не позвонили? Осел!

— Но мы подумали… мы подумали, это у него очередная стадия… уж вы-то знаете, как он…

Тедроу возмущенно фыркнул и на ходу скинул пальто.

Стремительной походкой он направлялся в ту часть больницы, где располагались надзорные палаты.

Распахнув тяжеленную стеклянную дверь, что вела в крыло надзорных палат, Тедроу впервые услышал вопль.

В вопле — мучительном и молящем, вопрошающем о чем-то неизъяснимом и безнадежно потерянном трепете голоса — доктору Тедроу слышались все звуки страха, что когда-либо вырывались из горла любого из обитателей этой вселенной. И куда больше того. В этом вопле каждому слышался собственный голос — каждому казалось, что то рыдает и тоскует его собственная душа.

Тоскует и рыдает о чем-то неведомом… И крик повторился:

«Свет! Дайте свет!»

Другая жизнь, другой голос, другой мир. Бессмысленная и зловещая мольба, что доносится откуда-то из пыльного угла далекой вселенной. И повисающая там в безвременье — трепещущая в безысходной и беспросветной муке. Мириады слепых и усталых, чужих и поддельных голосов, слитые в единый вопль, — все вековечные печали и горести, утраты и страдания, какие только когда-либо ведомы были человеку. Все — все это звучало там — там, в этом вопле. Казалось, все благо мира взрезано бритвой и оставлено в дерьме истекать золотистой влагой. Вот брошенный мамой звереныш, пожираемый хищной птицей. Вот сотни детей, чьи кишки наматываются на стальные гусеницы танков. Вот славный парнишка, сжимающий в окровавленных руках собственные легкие. Там были душа и боль — боль и душа — и там было само существо жизни, что угасала без света, надежды и поддержки.

«Свет! Дайте же свет!»

Тедроу бросился к двери и отдернул шпингалет наблюдательного окошка. Долгое-долгое, бесконечно долгое безмолвное мгновение он смотрел и смотрел, как вопль снова и снова сотрясает воздух, отчетливо и невесомо выплескиваясь в пустоту. Тедроу смотрел — и чувствовал, как железная волна кошмара давит его собственный крик страха и отчаянья.

Потом доктор отпрянул от окошка и застыл, прижавшись взмокшей спиной к стене, — а перед глазами его непрерывно и неотступно пылал последний облик Ричарда Беккера, последний из всех, какой кому-либо довелось видеть.

Негромкие всхлипы доктора Тедроу заставили остальных служителей остановиться. Все они молча стояли в коридоре, все еще слыша то непередаваемое эхо, что разносилось все дальше и дальше по таким же коридорам их памяти, — разносилось, оставаясь там навечно.

«Свет! Хоть немного света!»

Наугад нашарив шпингалет, Тедроу наглухо закрыл наблюдательное окошко — и руки его бессильно повисли.

А тем временем в палате номер шестнадцать Ричард Беккер, прижавшись спиной к мягкой войлочной обивке, выглядывал за дверь, выглядывал в коридор, в мир — выглядывал беспрестанно.

Выглядывал таким, каким сюда и пришел.

Безликий. От лба — и до подбородка — пустая, голая, абсолютно ровная поверхность. Пустой. Безъязыкий. Лишенный возможности воспринять и облик, и звук, и запах. Безликое и бессодержательное существо, которое всесильный Бог не удосужился одарить способностью отражать этот мир. Его Система больше не действовала.

Ричард Беккер, актер, сыграл свою последнюю роль — и теперь ушел прочь, забрав с собой Ричарда Беккера, человека. Человека, что на собственной доле познал все виды, все обличья, все звуки страха.




Зверь, в сердце мира о любви кричащий


Лениво перекинувшись парой-другой словечек с тружеником на поприще борьбы с сельскохозяйственными вредителями, что ежемесячно посещал дом Уильяма Стерога в ракстонском районе Балтимора и опрыскивал все тамошние окрестности, владелец упомянутого дома позаимствовал из грузовика работяги канистру малафиона — предельно убийственного инсектицида. И вот както ранним утром Билл Стерог проследовал обычным маршрутом своего соседа-молочника с простым и ясным намерением плеснуть в бутыли, оставленные у задних дверей семидесяти домов, изрядную дозу смертоносного зелья. Операция увенчалась полным успехом. Через шесть часов после невинной проделки Билла Стерога добрая пара сотен мужчин, женщин и детей скончались в страшных судорогах.

Затем Билл Стерог как-то прослышал, что его прозябающая в Буффало любимая маменька вот-вот окажется жертвой рака лимфатической железы. Заботливый сынок спешно помог своей матушке упаковать три чемодана, отвез старушку в аэропорт «Дружба» и посадил на самолет восточной авиалинии. В один из трех чемоданов Билл не забыл подложить простенькую, но необычайно действенную бомбу с часовым механизмом от «Вестклокс-Тревеларм». А для верности — еще четыре пачки динамита. Самолет успешно взорвался где-то над Гаррисбургом, штат Пенсильвания. При взрыве погибло девяносто три человека — включая, разумеется, матушку Билла Стерога. Семерых для ровного счета прибавили обломки, рухнувшие в общественный бассейн.

Наконец, как-то ноябрьским осенним деньком Уильям Стерог с боями добрался до Бэби-Рут-Плаза, где стал одним из 54000 фанатов, что пуще селедок забили стадион «Мемориал» — только бы не пропустить исторический матч между балтиморскими «Скакунами» и «Наездниками» Грин-Бэя. Оделся Билл потеплее — в серые фланелевые слаксы, синий пуловер с горлом и плотный шерстяной свитер ручной вязки под штормовку. Когда до конца последней четверти оставалось сыграть аккурат три минуты тринадцать секунд, а балтиморцы сливали шестнадцать-семнадцать, но вовсю давили Грин-Бэй, Билл Стерог протиснулся к выходу над сидениями нижнего яруса и сунул руку под штормовку, нащупывая там состоящий на вооружении в армии Соединенных Штатов пистолет-пулемет марки М-3. Удобное в обращении оружие Билл приобрел по почте за 49,95 бакса у торговца из Александрии, штат Вирджиния. И вот, когда мяч отскочил к главному забивале балтиморцев, уже готовому влепить ненавистному Грин-Бэю славную плюху, когда все 53999 дико вопящих фанов разом вскочили на ноги, еще улучшая радиус обстрела, — Билл Стерог от души принялся поливать свинцом плотные ряды болельщицких спин. Пока обалделая толпа добралась до удачливого стрелка, тот успел уложить сорок четыре человека.

Стоило первому Экспедиционному Корпусу к эллиптической галактике в созвездии Скульптора опуститься на вторую планету звезды четвертой величины, обозначенной Корпусом Тета Фламмариона, как, к вящему своему удивлению, астронавты обнаружили там высоченную тринадцатиметровую статую из неведомого бело-голубого вещества. Не то чтобы из камня — скорее из чего-то вроде металла. Изображала статуя человека. Босая фигура, в наброшенном на плечи подобии тоги, с тюбетейкой на макушке. В левой руке фигура сжимала непонятное устройство, навроде детской игрушки из колечка с шариком, — опять-таки из невесть какого вещества. Лицо статуи выражало странное блаженство. Высокие скулы, глубоко посаженные глаза, узенький, почти нечеловеческий ротик. Крупный нос с широкими ноздрями. Гигантская статуя нависала над искореженными и опаленными нелепой криволинейной формы строениями какого-то давным-давно позабытого зодчего. Все члены Экспедиционного Корпуса сразу подметили странное выражение на лице статуи. Догадок на сей счет было высказано немало. Но ни один из этих людей, стоявших под роскошной медно-красной луной, что делила вечернее небо с опускавшимся за горизонт солнцем, совершенно не схожим с тем, которое теперь едва-едва посвечивало над Землей, немыслимо отдаленной от астронавтов во времени и пространстве, — никто из них и слыхом не слыхивал про Уильяма Стерога. Никто из них и понятия не имел, что блаженное выражение на лице гигантской статуи в точности совпадает с тем, которое изобразил на своей длинной физиономии Билл Стерог, когда суд последней инстанции готов был приговорить его к смертной казни в газовой камере. Билл тогда сказал:

— Я люблю вас. Правда люблю. Весь мир. И всех людей. Люблю вас Господь свидетель. Люблю- Всех!

Если по правде, он не говорил. Он кричал. Дико и бешено.

В Гдекогдании — после прохода тех мысленных интервалов, что зовутся временем, — тех умозрительных образов, что именуются пространством. В другом «тогда», в ином «теперь». По ту сторону представлений; там, что в маразме упрощений наконец решились назвать «если». Сорок с лишним шагов вбок — нопозже, много позже. Там, в центре из центров, откуда все стремится вовне, невообразимо усложняясь и усложняясь, где таятся загадки симметрии и гармонии, — в том самом месте, где все распределяется равномерно и вносит меру в остальное мироздание. Там, откуда все началось, начинается и вечно будет начинаться. В центре. В Гдекогдании.

Или: за сотню миллионов лет в будущем. И: в сотне миллионов парсеков от самого дальнего края ведомого космоса. И: в несчетных искривлениях параллаксов по ту сторону миров параллельного существования. Наконец: в рождаемую умоиндуцированными скачками в запредельность бескрайнюю сферу, неподвластную человеческому разумению. Там, там: в Гдекогдании.

Маньяк ожидал на лиловатом уровне — скорчился в более темных пурпурных размывах, отчаянно пытаясь спрятать изогнутую, будто крюк, фигуру от навязчивых преследователей. Дракон, приземистый, с округлым туловищем, как же усердно подбирал он под себя жилистый хвост! Небольшие плотные пластины панциря дыбом встали над выгнутым хребтом. Пластины прикрывали все тело — аж до самого кончика хвоста, острые как бритвы — только притронься. Короткие когтистые лапы сложены и прижаты к могучей груди. Семь голов с песьими мордами древнего Цербера. Каждая голова ждет и следит, следит и ждет глаза горят голодом и безумием.

Дракон не сводил глаз с ярко-желтого светового клинышка, пока тот по случайной траектории двигался в лиловатом, все приближаясь и приближаясь. Понимая, что ему не сбежать, маньяк не мог даже двинуться с места малейший жест сразу выдаст его, а световой фантом мигом отыщет. Страх душил беглеца. Проклятый фантом уже преследовал его через невинность, застенчивость и девять других эмоциональных задвигов, за которыми пытался укрыться маньяк. Надо что-то делать. Скорее. Надо сбить их с?апаха. Но как сбить, когда на долбаном уровне больше ни души? Совсем недавно поганое местечко закрыли для очистки от нежелательных остаточных эмоций. Не будь беглец так потерян после всех этих убийств, не утони всеми семью головами в расцентровке, вот уж ни в жизнь не попался бы он в такую дешевую ловушку на закрытом уровне.

Но теперь-то чего рассуждать? Теперь-то спрятаться негде. Негде спастись от светового фантома, что неотступно висит на хвосте. Вот поймают — и все. Тогда — хана.

Тогда его прокачают.

Гады, не хочу!

И маньяк решил прибегнуть к последнему шансу. Замкнул свой разум, закрыл все семь мозгов — так же, как закрыт был лиловатый уровень. Закупорил все мысли, потушил огоньки и костры эмоций, разомкнул нейтральные цепи, питавшие энергией разум. Будто огромный механизм, гонящий вниз по кривой от пиковой интенсивности, мозг дракона резко замедлился, мысли потускнели, увяли и обесцветились. На месте беглеца образовался пробел. Семь песьих голов уснули.

С точки зрения мысли, дракон прекратил существовать — и световой фантом скользнул по нему, не нашел на чем задержаться — и двинулся дальше. Но те, что охотились за помешанным, были более чем нормальны. Вполне вменяемы. Разум их подчинялся определенному порядку, и с позиции этого порядка они расценивали реальность — в том числе и ту, в которой оказался маньяк. За световым фантомом следовали теплонацеленные лучи, за ними массовысотные сенсоры, а за сенсорами — еще и слежаки, что в два счета выискивали малейшие следы инородной материи на любом закрытом уровне.


Все книги писателя Эллисон Харлан. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий