Библиотека книг txt » Дубов Юлий » Читать книгу Меньшее зло
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Дубов Юлий. Книга: Меньшее зло. Страница 21
Все книги писателя Дубов Юлий. Скачать книгу можно по ссылке s

Утром муж вскакивал, в глазах обнаруживался прежний стальной блеск, бежал в бассейн, до третьего пота выжимал рукоятки тренажёра, принимал душ и садился завтракать — с овсяной кашей, блюдцем кураги и земляники, чашкой зелёного чая. Когда же появлялся адъютант и с еле слышным шёпотом протягивал ему телефон, муж менялся на глазах.
Лицо становилось бледным, он брал трубку и говорил:
— Слушаю.
Однажды Ленка спросила:
— Тебе трудно?
Он ответил с неожиданной искренностью, не бывшей между ними уже давно:
— Я никогда не мог представить себе, что это такой кошмар.
— Но ты же служишь.
— Кому? — горько спросил он.
— Ну… Стране… России.
— Я не знаю, что это, — признался Федор Фёдорович. — Я не знаю, что ей нужно. А те, кто знают, — не говорят.
Он, притянув к себе, взлохматил ей волосы. Но тут вошёл адъютант, и всё закончилось, не начавшись.
Ленка както чуть было не сказала мужу: «Брось все, это не твоё», но вовремя спохватилась. Не потому даже, что с этой работы не уходят просто так. А потому, что вспомнила, как в точности эти же слова были сказаны ею Серёжке Терьяну перед роковой поездкой в Питер. Какаято большая беда придвинулась совсем вплотную, и называть её по имени было страшно.
Тем более важно стало для Ленки увидеть хоть когото из прошлого, получить подпитку и поддержку.
Она не могла сама позвонить Марии. Но круг её пристрастий был известен. И Ленка решила появляться в местах, где Мария бывает чаще всего. Вот так и получилось, что они встретились.
Шеф протокола и начальник Федеральной службы охраны наперебой требовали, чтобы Елена Леонидовна загодя сообщала о культурных и иных объектах, которые намерена посетить. Потому что необходимо выявить круг возможного общения, заблаговременно выслать группу охраны… Приготовиться и подготовить что положено.
Когда Ленка в первый раз сказала, что хотела бы пообедать в ресторане «Пушкин», расстарались на славу. В дверь она вошла через коридор из кремлёвских охранников, оттеснивших обалдевшего швейцара в ливрее. Перекрытая бравыми людьми в штатском лестница оказалась пуста, а третий этаж, куда Ленку сопроводил ещё один страж, загодя очистили от публики. Ленка разозлилась, меню смотреть не стала. Спросила чашку чая, просидела над ней с полчаса и ушла, решив пожаловаться мужу.
— А что это тебя в «Пушкин» потянуло? — подозрительно спросил Эф Эф. — И потом. Существует установленный порядок. Его никто изменить не может, даже я. Люди отвечают за своё дело.
— Тото они полМосквы перекрывают, когда начальство едет, — парировала Ленка. — Я вроде не слышала, чтобы за это ктонибудь ответил. Понимаю, конечно, ты меня из дворняжек взял, в высоких материях не очень разбираюсь… Только все ужас как противно. Ты прямо как Брежнев, только молодой…
Федор Фёдорович покраснел от гнева, но сдержался.
— Ты и вправду пока ещё мало в чём разбираешься, — сказал он. — Давай договоримся. Ты считаешь, что мне нужна мишура? Сейчас решается исключительно серьёзная задача будущего государственного устройства. Чтобы она решилась успешно, по десяти, двадцати, по сотне позиций должен быть достигнут успех. А чтобы все провалить, достаточно одного дурацкого промаха. В том числе и по обеспечению безопасности.
— Я ведь сказала, что мало в чём разбираюсь. В том числе и в дурацкой благотворительности, которой ты меня заставил заниматься. Я только хочу сказать, что либо я должна сидеть здесь, в Горках, взаперти, либо давай думать, как я могу нормально бывать, где мне хочется. Без вселенского шмона и зачистки ресторана. В конце концов, если уж речь идёт о вселенских проблемах, ты своим охранникам на все сто доверяешь? Почему я им должна за сутки сообщать, куда хочу поехать? Их же целая армия. Пусть будут человека два, но надёжных, сядут, скажем, за соседним столиком, возьмут кофе и делают своё дело, за которое отвечают. И люди, между прочим, раздражаться не будут. Вот, скажут, мы тут зашли перекусить, а за соседним столиком супруга самого большого начальника спокойно и демократично чай пьёт. Так можно? Потому что если нет, то я больше из дома ни ногой! И ни в какие детские дома не поеду, гори они огнём, всё равно никто ничего сделать не может. Сплошная показуха.
Ленка никогда не думала, что ключевая, по инфокаровским меркам, должность советника, на которой Федор Фёдорович верой и правдой отпахал не один год, наложила на него неизгладимый отпечаток, раз и навсегда отбив навык принятия самостоятельных решений. На своём высоком посту он уже никому советовать не мог, мог только приказывать. А это у бывшего полковника получалось не так чтобы очень. Поэтому он и не приказывал, а все ещё советовал, но облекал это в промежуточную форму поручения.
Понятно, что подобный стиль общения у людей, привыкших к железной государственной дисциплине, вряд ли найдёт понимание, но пока холопы лишь недоуменно перешёптывались за спиной.
Както Ленка включила телевизор. Там показывали старый фильм «Член правительства», и замшелый враг народа зловещим шёпотом говорил Вере Марецкой:
— А там тебе придётся формулировать в письменном виде. Ты знаешь, что такое — формулировать в письменном виде?
И Ленке стало жалко мужа, взвалившего на неприспособленного себя неизвестную ей, но фантастически тяжёлую ношу.
Скорее всего, он в очередной раз нечто посоветовал или поручил, потому что ситуация с охраной резко изменилась. Людей больше не разгоняли, шоу с живыми коридорами не устраивали, а дали Ленке четверых в сопровождение. Двое минут за пятнадцать оказывались на объекте, все готовили к её появлению, а другие двое провожали до столика и тихо удалялись на приличное расстояние, чтобы не мозолить глаза, но быть наготове.
Выиграв этот раунд, Ленка выждала приличное время и сменила точку дислокации. Вместо осточертевшего и ей, и охране «Пушкина», и так уже сверх всякой меры прославленного журналистами в качестве любимого ресторана супруги и. о. первого человека государства, она переместилась на Чистые Пруды. Помимо известного нам ресторана «Ностальжи», там имелось ещё одно место, где Мария появлялась более или менее регулярно, — церковь Федора Стратилата в Архангельском переулке. Её Мария, среди многих в «Инфокаре» обратившихся в православие, выделяла особо.
Расписание было приблизительно известно. Суббота, никогда не почитаемая «Инфокаром» в качестве выходного дня, мало чем отличалась от понедельника, и в восемь тридцать раскрашенный и надушённый секретариат уже сидел на рабочих местах, привычно сражаясь с раскалёнными телефонами.
Мария же возникала в конторе не раньше одиннадцати, вся в чёрном, в длинной юбке по щиколотку и без следа макияжа. Дедуктивный метод Холмса уверенно подсказывал, что Мария была на литургии.

Двое охранников оставались снаружи, а ещё двое заходили с Ленкой в храм, рядом не вставали, но зорко смотрели по сторонам, неловко крестились, чтобы не слишком выделяться. Они и не выделялись, потому что на Антиохийское подворье люди забредали разные, и некоторые тоже с охраной.
В церкви Ленка плотно заворачивалась в чёрный шарф, прикрываясь от любопытных взглядов, и оглядывала присутствующих. Марию она засекла во время второго визита, убедилась, что та тоже увидела и её, и охрану.
Мария, заметив, что Ленка провожает её взглядом, подошла к свечному ящику, задержалась на мгновение, потом вернулась на место и более не оборачивалась.
В следующую субботу, минут за пятнадцать до начала службы, Ленка остановилась у свечного ящика, взяла несколько листков бумаги, неумело изобразила наверху восьмиконечные православные кресты и стала вписывать имена — за здравие рабов Божиих Платона и Федора, за упокоение рабов Божиих Сергея и Виктора.
— Серёжка с Витькой крещены не были, — раздался шёпот слева. — Здесь за них записку подавать нельзя. Это в другой церкви, у святого Уара. Конверт забери. Там всё написано. Как звонить — сама разберёшься.
В узком коричневом конверте обнаружились симкарта от мобильного телефона и аккуратно напечатанный на пишущей машинке номер.
Прямо из церкви Ленка направилась в «Ностальжи», заказала клубнику и чай, удостоверилась, что сопровождающие заняли свои места, кивнула, зашла в туалет, вставила в мобильник новую карту и набрала номер.
Мария ответила немедленно.
— Ну что, Ленка Леонидовна, — сказала она, и Ленке, возможно, впервые за последние месяцы, стало тепло и радостно, — что, ходишь по известным местам? Соскучилась по человеческому общению? Или решила пофорсить? А? Наверное, всё же решила пофорсить… Я ведь как была стервой, так стервой и осталась… Зачем приходила?
— Просто так, — ответила Ленка, в очередной раз убедившись, что Мария как была стервой, так и осталась. — Могла бы и не приходить.
— Ну уж раз пришла… Встречи у нас с тобой, чтобы с глазу на глаз, точно не получится. Наши мальчики посмотрели кругом. Тебя пасут так, что не пробиться. Причём не только твоя охрана, но и какието другие. Две машины стоят на выезде на бульвар, ещё одна в Кривоколенном. С этого телефона никому больше не звони, только на мой номер. Поняла? Тебе привет от человеческого детёныша, от нашего Маугли. И ещё от Шер Хана. Помнишь? Супругу твоему они кланяются. Вот что просят передать. Слышишь меня?
— Слышу.
— Тот, которого искали… Изза московских событий… Поняла? Они знают, где он. Есть достоверная информация, кто все это устроил. Мужу скажешь — все эти дела организовал Батя.
— Чей батя?
— Это неважно. Передай мужу, он поймёт. Его повсякому будут стараться в это дело замазать. Так и скажи. Если у него есть хоть один надёжный человек, которому он может доверять на сто процентов, позвони по вот этому телефону и скажи — дескать, из спортклуба, подтверждаем резервацию на сегодня на такоето время. Потом передай этот телефон, и пусть меня ровно через двадцать четыре часа наберут с этой карточки, по которой ты сейчас звонишь. А в следующую субботу опять приходи в храм, я тебе принесу новую карточку. Поняла?
— Да.
— Ну а вообще как тебе? — в голосе Марии послышалась сочувственная нотка. — Шапка Мономаха не давит?
— Давит, — призналась Ленка и неожиданно для себя всхлипнула. — Я же на это не подписывалась. Я ведь за него просто так пошла, когда он все бросил и оказался на улице. А сейчас все так… ужасно… Он так изменился. Пьёт, телик всё время смотрит, спорт какойто вонючий. Все его обманывают, он мучается жутко… Чемоданчик этот дурацкий за ним таскают всё время. Он сейчас совсем другой, ты бы и не узнала, если бы встретила. Я за него так боюсь…
— Теперь уж, милая, все. В здоровье и в болезни, в радости и в горести, и пока смерть не разлучит… Ты держись. Мэтр за тебя переживает, все спрашивает — как ты там. Я уж его не буду расстраивать, а?
— Не надо. Послушай… Мы ведь ещё соберёмся, все вместе?
— Обязательно. Как мэтр говорит — сто процентов. Шампусика выпьем. Ну, все. Пока. Карточку вынь из телефона и убери в надёжное место.
Когда Ленка вернулась за столик с остывающим чаем, охранник положил перед ней записку.
— Звонили вот. А у вас телефон не отвечал. Дайте проверю.

Глава 24
Передача данных

«Умы бывают трёх видов:
один все постигает сам;
другой может понять то, что постиг первый;
третий — сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может».
Никколо Макиавелли

— Мне позвонили, — сказала Ленка. — Тебе большой привет.
— Оттуда? — поинтересовался Федор Фёдорович, не отрываясь от спортивного канала. — Кто?
— Мария.
Эф Эф с трудом выбрался из кресла, прибавил звук, присел рядом с Ленкой на диван.
— Я тебя предупреждал, — прошептал он ей на ухо, — с этими людьми — никаких контактов. Как она тебя нашла?
— Это не она. Это я.
Муж встал, прошёлся по комнате и повернулся к дивану. Ленка поняла, что он еле сдерживается и сейчас будет скандал.
— Я тащу на себе, — произнёс Федор Фёдорович спокойным, но предвещающим грозу голосом, — колоссальный груз. Огромный. Я нахожусь на чрезвычайно ответственной работе. Я тебе говорил, Елена, что для успеха необходимо добиться положительного результата по сотне позиций. Для провала же достаточно поражения хотя бы в одной точке. От тебя требовалось не так уж много. Всего лишь не лезть в мои дела и полностью исключить всякое общение с бывшими знакомыми. Ты, однако, сочла возможным пренебречь моим прямым указанием. В связи с этим возникает вопрос. Могу ли я рассчитывать на тебя, или дело обстоит совершенно подругому?
— Ну и что ты думаешь?
— Я не имею права об этом думать. Просто не имею права. Я хочу, чтобы ты поняла. В ближайшее время начнут происходить события, которые… Даже я, при всём своём сегодняшнем высоком положении, не только не имею права принимать по этому поводу решений… Меня и к обсуждениюто допускают не всегда. Потому что подобный уровень связан с жесточайшей централизацией и находится оченьочень высоко. Ленка, я всю жизнь, последние годы точно, хотел от этого уйти. Я мечтал о том, чтобы стать тихим и свободным человеком, решать только за себя, говорить за себя, когда нужно. Но я понял, что это невозможно. Если хочешь знать, меня в этом окончательно именно наш Маугли убедил. Когда я увидел, что наши мальчики сделали со своей жизнью, я осознал окончательно, что все безнадёжно. Если хочешь быть понастоящему свободным, надо иметь немножко денег, уехать на остров в южных морях, построить домик с окнами на четыре стороны света, чтобы видеть закат и рассвет, ловить по утрам рыбу, сидеть в качалке на веранде, пить кокосовое молоко да раз во сколькото лет выбирать местного шерифа, который отвечает за отлов пьяниц и хулиганов. Такого, со звездой и кольтом на поясе…
— А что мешает? Денег нет?
Эф Эф присел на подоконник и скрестил руки на груди.
— Совершенно другое. Так же, как наши приятели, я уже не могу повернуть. Жизнь сложилась. Гири на ногах, тяжёлые гири… Гири обязательств и обещаний. Хотел бы уйти — да не могу. И не смогу никогда. Помнишь, как у Брэдбери — человек раздавил бабочку, и судьбы мира пошли по другому пути. Так и сейчас. Я уже раздавил бабочку. Не сегодня, не сейчас — давно. Она у меня к ботинку прилипла, раздавленная, а я заметил это только сейчас.


Все книги писателя Дубов Юлий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий