Библиотека книг txt » Бондарев Юрий » Читать книгу Батальоны просят огня
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Бондарев Юрий. Книга: Батальоны просят огня. Страница 6
Все книги писателя Бондарев Юрий. Скачать книгу можно по ссылке s
Назад 1 2 3 4 5 6 Далее

- Вопросы? - повторил отчетливо Иверзев. - Полковник Гуляев, вам все ясно? Кстати, кажется, вам передали записку? Может быть, она представляет интерес для всех?
Гуляев грузно встал, будто отяжелевший в ногах, и молчал так длительно, что лица офицеров напряженно оборотились в его сторону.
- Что вы молчите, Василий Матвеевич? - с какой-то надеждой спросил подполковник Савельев, и тогда Алексеев сказал:
- Дайте Василию Матвеевичу подумать...
- Товарищ полковник, - размеренным голосом проговорил Гуляев,
ссутулив широкую спину, - приказ ясен... Но вот что... Из четырех орудий
полковой батареи два на плацдарме. Два разбиты при переправе... Кого мне
прикажете посылать? Я прошу дополнительных огневых средств.
- Два? Как два? - изумленно переспросил Иверзев. - Почему так поздно докладываете?
- Виноват, товарищ полковник, - выговорил Гуляев. -
Я не мог знать. Я выполнял ваше приказание на станции Узловая.
- С орудиями мы решим, - утвердительно сказал полковник Алексеев. -
Да, да. Придется, видимо, взять взвод в артполку Да, придется.
- Товарищи офицеры! - сухо произнес Иверзев. - Всем немедленно приступать... Никого не задерживаю. Все свободны...
Из тепла, из света комнаты командиры батальонов стали выходить в плотную тьму улочки, в шум деревьев, на холодный ветер, сквозь который понеслись колыхающиеся голоса:
- Липтяев, лошадь!
- Сиволап, давай сюда! Где пропал?
Продрогшие ординарцы подводили лошадей ближе к крыльцу, застоявшиеся лошади, привыкшие к фронтовой темноте, косили глазами на свет из дверей, фыркая, шевелили влажными ноздрями. Осенний воздух был зябок; и черное небо, вымытое в выси октябрьскими ветрами, мерцало студено, звездно, и ясен и чист был, как снежная дорога, Млечный Путь в холодных черных пространствах над этой деревушкой, над Днепром, над немецкой обороной по правому его берегу.
Командир первого батальона майор Бульбанюк, тяжко крякнув, перекинул сильное тело в седло, буднично спросил Ермакова, который, сходя по ступеням крыльца, закуривал, чиркал зажигалкой:
- Капитан, что там за ерунда на станции приключилась?
- Начальника тыла под суд отдают, кажется.
- Виноватого найти легко, - сказал Бульбанюк. - Липтяев, поехали!
И пустил коня рысью, опережая ординарца. Полковник Гуляев вышел на крыльцо вместе с Алексеевым. В желтом квадрате распахнувшихся дверей Ермаков увидел их фигуры: невысокую, налитую полковника Гуляева, длинную, узкоплечую - Алексеева. И мгновенно в свежем воздухе запахло цветочным одеколоном - чистоплотный запах чего-то мирного, давным-давно забытого.
- Капитан Ермаков, - сказал Алексеев вполголоса, спускаясь по
ступеням, - вы получите в артполку два орудия с расчетами. Добавите своих
людей. По вашему усмотрению. Ну, дорогой мой, ни пуха вам ни пера! И
людей... людей берегите, дорогой мой!
Это странное "дорогой мой", фраза "ни пуха вам ни пера" - обращение и непростое и необыденное - вдруг сказало все: то, что было несколько минут назад в штабе, очень серьезно, и если после боя он останется жив, то не услышит больше необычное "дорогой мой", не почувствует больше невоенного пожатия руки Алексеева - это переступало установленные взаимоотношения. К штабу полка шли молча, на ощупь обходя рытвины, наталкиваясь на влажные от росы повозки, и Ермакову казалось, что в сыром воздухе еще таял ненужный, беспокоящий запах цветочного одеколона, напоминая о том, что простая, недавно тихая жизнь круто изменила русло, и это возбуждало его.
- Одного не понимаю, - сказал Ермаков и швырнул папиросу под ноги. - Зачем унижаться перед Иверзевым? Почему вы мало попросили огневых средств для батальонов? Посмотрели бы на комбатов - все ждали...
- Молчать! Мальчишка! - гневно перебил Гуляев. - Приказ есть приказ. Тысячу раз спрашивай о средствах - их не дадут, а приказ не отменишь! Фланги! - Гуляев зло рванул его за рукав шинели. - Ничего не понимаешь?
- На войне везде риск. Это нетрудно понять.
- Молокосос! Зяблик! Все с риском живешь, а не с умом! Ермаков сказал:
- Я не хотел бы ссориться, товарищ полковник.
- Молчи! - прервал Гуляев. - Пойдем ко мне. Поужинаем. - И внезапно, как никогда этого, не делал, притянул Ермакова к себе, стиснул до боли в плечах. - Успеешь. Дам лучших лошадей. Успеешь... туда, успеешь...
Глава пятая
По дороге в штаб батальона он не думал о Шурочке; лишь вскользь вспомнил насупленное лицо Гуляева за торопли-
вым ужином: тот залпом выпил кружку водки, некстати сказал, что домой
матери о своем возвращении из госпиталя хоть строчку бы черкнул, и, не
закусывая, точно скорее хотел проститься, наконец остаться один, крикнул:
"Жорка, двух лошадей. Поедешь с капитаном!" - и, даже не обняв на
прощание, закончил сумрачно: "Все!"
Каждый раз, когда капитану Ермакову приходилось выкатывать батарею на прямую наводку или, стоя впереди пехоты, стрелять по танкам, было это "все". "Все" - это конец прежнего, грань нового, черта жизни и смерти: сумасшедший огонь, раскаленные стволы орудий, тошнотворная вонь стреляных гильз, страшные в копоти глаза наводчиков. Это называлось подвиг, почетный поступок, вызывающий потом зависть у тыловых офицеров, отмеченный, как правило, боевым орденом или очередной звездочкой на погонах, но тяжелый, грубый, азартный, с солью пота на гимнастерках в тот момент, когда человеческие чувства предельно оголены, когда ничего в мире нет, кроме ползущих на орудия танков. Ермаков любил эти минуты и, не задумываясь, не жалел ни себя, ни людей: он честно рисковал, честно был там, где были все. Он верил в справедливую жестокость судьбы. В жестокость к тем, кто был уверен, что каждая взвизгнувшая пуля летит в него. На войне много раз было это "все", и сейчас это новое "все" не угнетало, не беспокоило его опасностью, - наоборот, он чувствовал подъем духа, возбуждение.
- Жорка, не отставать! - крикнул Ермаков, хлестнув коня, и разом стало холодно глазам от хлынувшего из тьмы ветра.
- И не думал даже, - ответил Жорка, на рыси притирая вплотную коня к стремени капитана, - как часики, успеем.
Ему нравился этот Жорка, ясный, спокойный, как летний день, и он спросил весело:
- Жуешь все? Есть галеты?
- Все вашим артиллеристам оставил. Карманы чисты, как душа.
- Черт бы тебя взял, - неопределенно сказал Ермаков.
В землянке штаба батальона никого из офицеров не застали. Единственный телефонист, устало дремавший на со-
ломе возле аппарата, сонным голосом сообщил, что роты полчаса назад
снялись, а он по приказу уходит отсюда минут через двадцать. Ермаков
спросил:
- Связь с артиллеристами, что на острове, есть?
- А на кой нам с ними-то, товарищ капитан? Только со штабом полка. И то снимаемся.
Ермаков раздраженно выругался, взглянул на фосфоресцирующий циферблат ручных часов (подарок наводчика Елютина), подозвал Жорку, державшего в поводу лошадей:
- Мигом скачи в батарею к Кондратьеву. Скажешь: в мое распоряжение Кравчука, Бобкова, Скляра и... Шуре - ни слова. Всех посадить на лошадей.
- Есть!
- Подожди. Встретимся в Золотушине. Это по дороге вдоль Днепра. На
юг. Через час быть там. Ни минуты опоздания. Я в артполк. Ну, как ветер!..
В четвертом часу ночи прямо на огневых позициях артполка, стоявшего в лесу, Ермаков снял два орудия с полными расчетами.
Здесь уже знали приказ Иверзева. Орудия были приведены в походное положение, заспанные, ничего толком не понимающие солдаты жались кучками на станинах, зябко кутались в шинели. Командир батареи капитан Ананян, с осиной талией и тонкими усиками, и молоденький командир взвода лейтенант Прошин были тут же, на огневой. А когда Ермаков подал команду "на передки", и расчеты забегали, выкатывая орудия из двориков, и, звеня вальками, упряжки подкатили передки к огневым, капитан Ананян сказал:
- Помни, как сдаю тебе орудия и людей, так и получаю. Понял меня?
Ермаков ответил:
- Лейтенанта Прошина я мог бы не брать. Пусть остается в батарее.
- Но это же мой взвод, товарищ капитан, - умоляющим голосом заговорил лейтенант. - Я прошу вас, очень... Мне надо быть с людьми.
- Совершенно верно, - подтвердил серьезно Ананян.
Ермаков вскочил в сухо скрипнувшее седло; не ответив Ананяну, направил лошадь к орудиям, скомандовал:
- Держать самую короткую дистанцию. За мной! Ма-арш!
Через полчаса он вывел орудия на знакомую лесную дорогу, по которой вчера мчался на "виллисе" к Днепру Теперь эта дорога вела в тыл, и пулеметные очереди за спиной, мигание ракет над вершинами леса, кишевшего войсками, - все сейчас отдалялось, затихало. И мнилось уже Ермакову, что в госпитале он вовсе не лежал, что вчерашнее было несколько месяцев назад. Просто вернулось знакомое: понтонный мост, где, громыхая, еще двигались повозки, темные буфы убитых лошадей, разбитый "студебеккер" на обочине дороги, воронки бомб; всплыло вдруг в памяти полное румяное лицо Иверзева, потом холодные, неподвижные губы Шурочки, донесся запах цветочного одеколона, - чувствуя, что первое возбуждение прошло, он рванул повод, тряхнул головой.
- Рысью марш!..
От небольшой деревеньки, битком набитой тылами, по ее улочкам,
насквозь пропахшим кухонным дымом, Ермаков повернул взвод на южную дорогу,
в сторону Золотушина; теперь она петляла в лесу вдоль фронта, в нескольких
километрах от Днепра. И отсюда не было видно фиолетового света ракет, не
было слышно пулеметов, лишь иногда с обвальным ухающим грохотом рвался
одинокий тяжелый немецкий снаряд в сырой чаще, и эхо долго, замирая,
бродило по своим воздушным тропам.
- Рысью ма-арш!..
Он повторял эту команду, чтобы не ослабить нервное напряжение. Глаза его давно свыклись с темнотой, но Ермаков скорее угадывал дорогу, инстинктивно нагибаясь, когда черные лапы елей влажно ударяли по фуражке; слышал, как сзади легонько звенели вальки передков, как колеса орудий тупо стучали по корневищам; и, оглядываясь, не видел во тьме, а представлял расчеты, цепко облепившие станины и передки: там их было пятнадцать человек.
- Стой, стой! - раздался крик сзади и оборвался в вязкой тишине.
Ермаков круто повернул лошадь, ударил ее плеткой, подскакал к орудиям.
- Что у вас еще?
Было тихо. Первое орудие стояло. Ездовой, ползая на коленях, со
злобой ругаясь шепотом, возился около лошадей выноса, словно кнут потерял,
шипел сквозь зубы:
- Ногу, ногу же, упарилась, дура... Да ногу же...
- Быстрей! - поторопил Ермаков. - Что возитесь? Он нетерпеливо соскочил на дорогу.
- Быстрей, быстрей, - послышался неуверенный голос лейтенанта Прошина, и узкая фигура с поднятым до ушей воротником приблизилась к Ермакову, потом рядом он услышал шепот: - Что-то очень тихо, товарищ капитан... Замечаете? Возможно, тут еще немцы? Подозрительно как-то...
- Возможно, Прошин, - насмешливо ответил Ермаков. - Если уж напоремся на немцев, развернем орудия на дороге. А на всякий случай всегда сохраняйте один патрон в пистолете. Ну? Готово там? - И оглянулся в темноту на орудия.
- Готово, - ответил недовольный голос.
- Садись! Держаться самой короткой дистанции! Марш! Рассвет он почувствовал по туману, сначала смутно, островами забелевшему в глубине чащи, затем справа и слева у дороги. Воздух вокруг посинел, заметно прояснилось впереди, и там заколыхалось что-то невесомое, живое, трепетное, как будто белый дым пополз от костра через кусты на дорогу. Мокрыми монетами заблестели в старой колее облитые росой опавшие листья. Сразу похолодало; по разгоряченной спине проползла сырая зябкость, рукава шинели покрылись влагой. Ермаков, поеживаясь, глянул назад: проступившие силуэты орудий двигались в серой мути рассвета.
- Подтяни-ись!
Внезапно впереди распались леса, и внизу открылась долина, до краев залитая туманом. В этом тумане угадывалась близкая вода, запахло рыбой, сыростью, намокшей осокой; купы кустов расплывчато темнели, над ними тянулась молочная мгла. Лесная дорога обрывисто уходила туда, вниз, в туман.
- С рыси на шаг! Одерживай! - скомандовал Ермаков и попридержал
лошадь у обочины: он хотел посмотреть при свете утра на орудия, на расчеты.
Первая упряжка на рыси вынырнула из лесного сумрака, следом - другая; увидев спуск, выносные ездовые осадили потных, дымящихся лошадей; лейтенант Прошин, уже отогнув воротник шинели, легко мелькая хромовыми сапожками, первый спрыгнул на дорогу, побежал, споткнулся, скомандовал притворно бодро: "Всем орудиям одерживать!" - и живо посмотрел вокруг неестественно зеркальными после бессонной ночи глазами. И Ермаков понял его взгляд: видите, все хорошо, ночь прошла без осложнений, а теперь утро
- как ни говорите, страшного ничего не случилось! - и понял он мимолетные недобрые взгляды невыспавшихся солдат, вразброд, неуклюже соскочивших со станин; угрюмые лица, торчащие, влажные от росы воротники, сгорбленные спины. Почти на каждом крепкие ботинки, новые, неумело и туго накрученные обмотки: наверняка пополнение из освобожденных районов. "Кто ты такой? - мрачно спрашивали эти взгляды. - Куда нас ведешь? Зачем?" И Ермаков вдруг разозлился на капитана Ананяна (кого послал?) и на этих людей (лежали, милые мои, на горячей печке у баб под боком, когда другие мерзли в окопах!) и, поморщившись, так сильно махнул плеткой, что лошадь под ним шарахнулась в сторону.
- Всем опустить воротники! Не толкаться возле орудий, а лошадям помогать! Да дружней!
Командиры орудий, два ладных, подтянутых сержанта одинакового роста, торопливым эхом повторили команды, солдаты, кто суетливо, кто нехотя, опустив воротники, забегали у колес орудий, выказывая нарочитую старательность.
- Лейтенант Прошин, ведите первое орудие. Командиры орудий, ко мне!
Первая упряжка тронулась. Ездовые что есть силы натягивали поводья, коренные лошади, хрипя, мотая головами, приседали на задние ноги; передок, тяжестью орудия наваливаясь на коренных, вальками ударял по ногам. Упряжка спускалась в туман. Когда же второе орудие нырнуло в белесую мглу, Ермаков строго взглянул на командиров орудий и, несколько удивленный, помолчал. Перед ним стройно вытягивались два одинаково молодых сержанта, одинаково большеглазых, одинаково широкоплечих.
- Кажется, я не пьян, - немного отходя от прежнего чувства злости, сказал Ермаков, - но у меня вроде двоится в глазах. Вы что, близнецы?
- Так точно, товарищ капитан, - ответил один из сержантов.
- Что же, все время вместе воюете? Давно на войне?
- Так точно, товарищ капитан, второй год.
- Вы откуда сами?
- Из Москвы, товарищ капитан.
- Здорово! Земляки, значит! Где жили?
- На Таганке, товарищ капитан, а вы?
Один из братьев улыбнулся детской, чистой улыбкой, и другой улыбнулся тоже, словно в зеркале отразилось.
- Я? В Сокольниках! Ну, как же мне различать вас, братцы? Ваша фамилия?
- Березкины, товарищ капитан. А в батарее нас различают по именам: сержант Николай Березкин и сержант Андрей Березкин. Это только сейчас так. Вы к нам привыкнете. Будете различать.
Ермаков засмеялся.
- Черт его знает, первый раз на войне встречаюсь с близнецами! - И, перегнувшись с седла, спросил: - Вы мне вот что скажите, Березкины: состав расчетов из пополнения?
- Так точно, товарищ капитан. Из Сумской области.
- В боях были? Или прямо к Днепру от печек?
- Никак нет, были в одном бою. Ничего. Конечно, не совсем.
- Ладно, проверю! По местам, Березкины!
Спуская коня по покатой дороге в долину, к орудиям, он услышал свежий голос лейтенанта Прошина. Лейтена

Конец ознакомительного фрагмента
Полную версию можно скачать по ссылке


Назад 1 2 3 4 5 6 Далее

Все книги писателя Бондарев Юрий. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий