Библиотека книг txt » Беверли Джо » Читать книгу Тайна леди
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Беверли Джо. Книга: Тайна леди. Страница 9
Все книги писателя Беверли Джо. Скачать книгу можно по ссылке s


Пауик выругался, потом попросил у Петры прощения и сделал еще один большой глоток вина.

Робин более детально рассказал ему о произошедших событиях, и Пауик покачал головой.

– Вечно какие-нибудь неприятности, – пробормотал он. – Ну и что нам теперь делать?

– Будем караулить, пока не сможем уехать, но для этого не требуется сторожить всем сразу.

Петра ослабела настолько, что прислонилась к столбу.

– Первой спать отправитесь вы, – сказал он ей. Она тут же выпрямилась.

– Я могу справиться.

– Я в этом уверен, но одному из нас нужно поспать сейчас, чтобы сменить нас позже, а мне нужно составить план с Пауиком. – Она все еще колебалась, поэтому он сказал: – Я непременно разбужу вас. Обещаю.

Он не сказал когда.

Петра не стала спорить. Робин не сомневался в том, что она заснула сразу же, как только легла.

– Она очень напоминает мне вашу матушку, сэр, – сказал Пауик.

Робин удивленно посмотрел на него.

– Для нее дело прежде всего.

Насколько Робину было известно, графиня Хантерсдаун никогда в жизни не держала в руках оружия, и он не мог представить ее себе вылезающей из окна, но Робин понял, что имел в виду Пауик.

– Понятия не имею, что она задумала.

– Не настоящая монашка?

– Она клянется, что настоящая, но что-то не верится. Ведь не поймешь, где у нее ложь, а где правда. Взять хоть ее имена. Петра д'Аверио, и сестра Иммакулата, и Мария Бончерч.

– Мария Бончерч, сэр? Но…

– Это сложно.

– Ну, теперь начнем по новой. – Пауик поднялся и встряхнулся, как большая собака. – Тебе тоже нужно немного поспать, дружок.

– Ты сам еще не совсем проснулся.

– Я могу справиться с этими красотками.

– В доме еще старуха.

– Подвижная?

– Больная.

– Тогда, полагаю, я смогу справиться и с ней тоже, и посмотрю, смогу ли разбудить остальных.

Робин чувствовал себя совершенно разбитым. Пауик прав. Но грязное одеяло на земле не выглядело заманчивым.

– Я замерзла. – Хныканье одной из женщин пробудило его от полусна. Юная шлюха с большими глупыми глазами жалобно смотрела на него.

– Ничего, не умрешь.

Пауик бросил ей одеяло. Она попыталась укрыться им связанными руками, но другая женщина норовила выхватить его у нее.

– Поделитесь, – приказала мадам Гулар. Робин посмотрел в ее пустые глаза. Если бы ей представился шанс, она снова оказалась бы грозным противником.

Словно прочитав его мысли, она сказала:

– Освободите нас, когда уедете. И отдайте нам собачий ошейник. В противном случае мы скажем, что вы напали на нас. Вломились силой. Украли нашу еду и питье.

Пауик рявкнул, чтобы она заткнулась. Но в ее словах был смысл. Кому поверят местные власти? Конечно, это шлюхи, но они местные, и наверняка мужчины пользовались их услугами. Всегда легче обвинить пришлых, особенно если это англичане.

Робин направился к карете.

– Сэр, – неодобрительно произнес Пауик.

– Я слишком устал даже для готовой женщины, а наша монашка совсем не готова. У меня есть царапины, которые могут доказать это. Она даже не проснется. Я же предпочитаю бодрствующих любовниц…

«Нечего болтать чепуху», – подумал Робин и забрался в карету.

Тусклый свет снаружи почти не проникал внутрь, но Робин разглядел Петру, накрытую шелковым гобеленом, который он где-то нашел несколько часов назад, чтобы накрыться.

Она лежала посередине. Робин закрыл дверь и скользнул под гобелен, стараясь держаться от нее подальше. Он не воспользуется своим преимуществом. Ведь монашка спала.

Кто преследует тебя, Петронилла Мария д'Аверио?

Робин лег, глаза у него слипались.

«Не бойся. Я никому не позволю причинить тебе зло. Но все твои секреты я узнаю до того, как мы расстанемся».




Глава 9


Петру разбудил крик петуха.

Где она?

Что это за жесткая неудобная постель?

Она резко села.

С кем она спала?

Она была в карете Робина-малиновки. С Робином. Презренный, презренный негодяй! Она быстро ощупала свою одежду. Все как будто в порядке, если не считать чепца.

Как он посмел!

Ей захотелось снова оцарапать его, но она раздумала. Теперь этот повеса знает, что у нее короткие волосы, и должен поверить в ее историю. А он, похоже, считал монашек неприкосновенными.

Где же ее чепец?

Она ощупала постель и обнаружила чепец зажатым в руке Робина. Она смотрела на него, обезоруженная бурей эмоций. Петра потянула чепец, и Робин отпустил его. Она надела чепец и спрятала волосы. Он повеса, и к тому же еще озорник. Он снял с Петры чепец, видимо, желая подразнить ее. Как будто у них сейчас нет более серьезных дел.

Петра посмотрела на двор Гуларов. Каким обыкновенным он выглядел при свете дня! В грязи действительно копошились куры, а вокруг них расхаживал петух. Но это не была ферма, а самый настоящий бордель, и эти шлюхи пытались их убить.

Петра снова посмотрела на Робина.

Он спал на спине, подложив руку под голову, гобелен накрывал его от талии вниз. Выше на нем была одна только свободная рубашка. Две верхние пуговицы расстегнуты, открывая шею и часть груди. Утренний свет все еще был неясным, но в каком-то роде он делал его даже более красивым, более классическим. Спящий Адонис.

Петра посмотрела на этот кусочек его груди. Четыре пуговицы все еще были застегнуты. Зуб за зуб. Улыбаясь, она украдкой расстегнула одну, потом вторую. Он не пошевелился, так что скоро все шесть оказались расстегнуты, и она смогла раздвинуть ткань, любуясь его мускулистой грудью. Он был гораздо сильнее, чем выглядел. На груди у него были царапины, следы ее ногтей.

Он их заслужил, глупый, помешавшийся на похоти повеса. И все же он само совершенство.

Женщины наверняка постоянно пробираются в его постель, преследуя его за красоту и очарование. Его ли вина, что он угождает им? Какой молодой мужчина не поддастся искушению?

А вот ей надо покинуть это грешное гнездышко.

Где ее сандалии? Она заглянула в конец импровизированной кровати и встретилась глаза в глаза с недовольной на вид собачкой. Интересно, у собак болит голова?

Кокетка жалобно пискнула.

Петра взяла ее на руки.

– Ну-ну, малышка, теперь все хорошо. Плохие люди связаны, и мы скоро уедем отсюда. Твой хозяин был молодцом. То есть когда я разбудила его и выгнала. Он безнравственный негодяй, правда?

Кокетка предусмотрительно молчала, но вырвалась на свободу, едва учуяв Робина, и бросилась к двери.

Петра увидела свои испачканные грязью сандалии. Она взяла их и хотела вынести на улицу, прежде чем надеть. Робин загораживал ей путь к дверце, через которую она вошла, а другая была слишком близко к каменной стене, чтобы открыть ее.

Петра открыла дверцу для Кокетки, не зная, сможет ли собачка спуститься по ступенькам. Она смогла. Петра мрачно посмотрела на мужчину, преграждавшего ей дорогу, но не могла не обратить внимания на изящную линию его скулы и его приоткрытые губы. Будь она его женой, проснувшись рядом с ним, она могла бы лечь…

Петра одернула себя.

Накидка. Где ее накидка?

Она нашла накидку на поясе, всю измятую. Петра, как могла, разгладила ее, сложила, приколола на место и ощупала, чтобы убедиться, что надела ее ровно.

– У вас на лбу выбились волосы.

Петра замерла, потом возмущенно посмотрела вниз, в его лениво улыбающиеся глаза:

– Как вы посмели снять мой чепец? Это святотатство!

– Никакое не святотатство открыть такую красоту, Петра.

– И вы спали со мной. Вы спали со мной.

– Это была единственная кровать поблизости.

– Это возмутительно.

– Вчера мы в этой карете провели вместе несколько часов, – заметил он.

– Тогда это было сиденье. Теперь это постель.

– Это просто карета, загруженная чемоданами и сундуками.

– Это кровать. Мы спали в одной кровати. Что, если кто-нибудь услышит об этом?

– Кто, Петронилла mia?

– Кто угодно. Ваши люди разболтают…

– Они не будут говорить ни о чем, о чем я не хочу, чтобы они говорили. – Спокойная уверенность этих слов заставила ее замолчать, но всего на минуту.

– Ну а как же шлюхи?

– Не глупите.

Она сжала кулак и занесла его, но он мгновенно схватил ее за запястье.

– Больше никаких когтей.

Она попыталась высвободиться.

– Я сжала кулак, если вы заметили. Отпустите меня.

– Перестаньте вырываться.

– Отпустите меня!

– Почему? – спросил он, улыбаясь. Его улыбка сводила Петру с ума. И он видел это. Она махнула другим кулаком. Он поймал его, без усилий увернувшись, улыбаясь, глядя на ее губы…

Кто-то постучал в дверцу кареты, заставив их замереть на месте.

– Месье? Простите меня, но что вы делаете со святой сестрой?

Это был форейтор. В какой-то момент коварный негодяй закрыл дверь. Не могло быть никаких сомнений в том, что он собирался сделать.

Робин насмешливо поднял бровь, ни на дюйм не ослабив хватку.

– Я в безопасности, сэр, – крикнула Петра. – Мы готовимся выйти из кареты, а места здесь маловато.

– Вам не следует быть там с мужчиной, сестра, – настаивал форейтор.

– Я с моим братом, сэр. Он защитит меня в случае необходимости. Ночь предстоит опасная.

Глаза Робина сияли. Этот разговор он находил забавным.

– Идите проверьте дорогу, друг мой. Если она достаточно твердая, мы скоро уедем.

Видимо, форейтор ретировался, поскольку голоса больше не подавал.

– Лучше бы он помогал караулить женщин, – прошипела Петра.

– Этим занимается Пауик, и Фонтейн должен был уже проснуться.

– Вы… – Но презренный негодяй улыбался Петре, и ее бесстыдное тело желало его. Она надеялась, что Робин снова поцелует ее. Но он поцеловал костяшки ее сжатой в кулак правой руки и отпустил ее.

– Вам лучше выйти, иначе он вернется.

«Будь ты проклят, проклят, проклят!»

– Сначала вы, – сказала она.

Он снова лег, закинув руки за голову.

– Нет-нет, сначала дама. Я настаиваю.

– Мистер Бончерч, я не собираюсь доставлять вам удовольствие, переползая через вас.

Робин расхохотался и откатился в сторону.

– Пауик, – позвал он, выглянув наружу. – Найди мне чистые чулки и подай сапоги, будь любезен.

Чистые чулки были поданы, также как и чистые сапоги, но камердинером, а не грумом.

– Я сделал все, что мог, чтобы отчистить грязь, сэр.

– Фонтейн, ты идиот, я все равно опять их испачкаю. – Но тон Робина был теплым, и он добавил: – Спасибо. Я чертовски рад, что ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы суетиться.

– Я выживу, сэр. Дайте мне ваш сюртук, я попытаюсь привести в порядок и его тоже.

Когда Робин повернулся, чтобы взять сюртук, Петра увидела его озабоченное лицо. Робин беспокоился о слуге. Камердинер, видимо, сильно пострадал от отравы.

– Я тоже рада, сэр, что вы поправились, – сказала Петра. Фонтейн только фыркнул, прежде чем уйти.

– Я предупреждал вас, – сказал Робин, натягивая чулок. У него были необыкновенно изящные стопы. – Когда сомневаешься, вини женщину.

Петра отвела взгляд от его ноги.

– Он прав. Это я во всем виновата.

– Значит, вы все-таки сообщница мадам Гулар?

– Конечно, нет. Но если бы вы не встретили меня, не уехали бы из Аббевиля.

– Я сам решил остановиться здесь.

– Буря не оставила нам выбора.

– Выбор есть всегда, Петра mia. Помните об этом.

– Я не ваша Петра, и не существует выбора, когда дело касается греха. Или долга. Мой долг был остаться с леди Содуэрт.

– Не могу представить почему. Она заботливо относилась к вам?

– Нет.

– Она хотя бы платила вам?

– Нет, но…

Он опять отвернулся.

– Если вы намерены побеседовать со своей совестью, я вас оставлю. Но делайте это быстро. Мы уедем, как только представится возможность.

Он натянул второй сапог, выпрыгнул на улицу и пошел по грязному двору. В одних только бриджах и мятой рубашке он все равно умудрялся выглядеть вельможей. Сердито глядя ему вслед, Петра знала, что точно так же грациозно и небрежно он будет идти по королевскому двору, одетый в атлас и кружева.

Петра заметила его измятый жилет в складках гобелена и вытащила его, чтобы разгладить. Потом передумала, отложила жилет, выбросила свои сандалии из кареты, а сама спустилась по ступенькам босиком. Ноги у нее все равно грязные. Она осмотрела сандалии и как могла, очистила с них грязь подолом рясы. В данный момент Петра мечтала лишь об одном: вымыться и переодеться.

Она проверила женщин, но они были все еще привязаны, съежившиеся под одеялом, и, очевидно, спали. Что они будут с ними делать?

Петра присела за каретой, чтобы облегчиться, стараясь не испачкать юбку, затем вернулась во двор и обнаружила, что утро выдалось прекрасное.

Небо над стенами сияло розовым перламутром, а саму стену смягчали пучки цветов. Здесь был даже небольшой огородик. Она увидела куст шалфея, белену и болиголов.

Куры были мелкие. Наверняка где-то есть яйца, но она больше ничего не будет здесь есть. Петух, несмотря на свой размер, расхаживал величественно, глядя блестящим глазом на пришельцев. К нему подошла Кокетка. Петух запрокинул голову и угрожающе прокукарекал.

Петра взяла собачку на руки.

– В этом дворе вообще слишком много петухов, и некоторые из них опасны.

Она увидела, что Робин помогает груму открыть осевшие ворота.

– Мы уезжаем? – крикнула Петра.

– Пока нет. Там есть небольшое поле, надо выпустить лошадей попастись.

Разумно. За дорожкой на небольшом огороженном лугу паслись козы. Все остальное в округе, видимо, было под посевами. Значит, поблизости есть фермы.

Она снова посмотрела на связанных скорчившихся женщин и вспомнила угрозу мадам Гулар заявить, что Робин и его люди напали на нее. Даже если люди в округе знали, чем она занимается – а кто, кроме местных мужчин, мог быть ее клиентами? – они могли ей поверить. Путешествуя с леди Содуэрт, Петра узнала, что французы считают англичан врагами и отвратительными еретиками. Тогда ее присутствие как монахини помогало, но здесь, в такой постыдной компании, оно могло лишь навредить. Удовлетворит ли судью легенда, которую они выдумали ранее?

В лучшем случае они могут застрять в этом месте на несколько часов или даже дней, запутавшись в юридических сложностях. А в худшем их самих могут бросить в тюрьму. И тогда она будет поймана, если Варци действительно ее преследует. Петра задрожала, но не от страха, а из-за сырого утреннего воздуха. Она поставила собачку на землю и пошла за плащом. Но плащ был влажный и по подолу испачкан грязью. Петра расстелила его на колесе, чтобы высушить, и обхватила руками плечи.


Все книги писателя Беверли Джо. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий