Библиотека книг txt » Беверли Джо » Читать книгу Зимнее пламя
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?

Качаю книги в txt формате
Качаю книги в zip формате
Читаю книги онлайн с сайта
Периодически захожу и проверяю сайт на наличие новых книг
Нету нужной книги на сайте :(

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Беверли Джо. Книга: Зимнее пламя. Страница 6
Все книги писателя Беверли Джо. Скачать книгу можно по ссылке s


Наконец, закрыв за собой дверь, она со вздохом облегчения прислонилась к ней. Смешно думать, что ей грозит опасность. Будь маркиз страшным, как Люцифер, он не попытается овладеть ею в постели своей тетушки. Опасность таилась в другом, и Дженива это понимала. Жар в ее крови! Она откликалась даже на его взгляд, до того ей хотелось снова сразиться с ним.

Пришла Реджина и помогла Талии лечь в постель. Слава Богу, она, по-видимому, не очень сердилась из-за ребенка. Когда француженка шепотом попросила не шуметь, чтобы не побеспокоить «ангелочка», Дженива подумала, что у нее есть надежда на покой, хотя бы здесь.

Шина О'Лири и Чарли Керью действительно крепко спали на выдвижной кровати, как два невинных ангелочка, но… Кормилица едва ли может быть невинной. Должно быть, Шина родила ребенка, и этот ребенок скорее всего умер.

Некоторые кормилицы кормили двоих, некоторые отдавали своего ребенка другой матери, чтобы заработать побольше денег, ибо кормилице, посвятившей себя целиком заботам о ребенке нанимателя, платили больше. Но к данному случаю не подходило ни то, ни другое, и сердце Дженивы сжалось от жалости.

Было непохоже, что Шина замужем; бедная девушка, вероятно, пережила позор, вынашивая незаконного ребенка, а затем горе от потери его. Неудивительно, что она воспользовалась случаем сбежать и зарабатывать себе на жизнь таким образом. Бедная, бедная Шина! Казалось, она перенесла всю свою материнскую любовь на маленького Чарли.

Это не оставляло Джениве никакого выбора. Она поклялась, что невинного сына лорда Эшарта и Шину не разлучат и они будут в безопасности, даже если ей ради этого придется воспользоваться своим пистолетом.




Глава 8


Ребенок издал слабый мяукающий звук, и Дженива в очередной раз проснулась. Обычно ее трудно было разбудить, но в плаче младенца слышалось что-то странное. Тихий гэльский говор за сдвинутыми занавесками, полная молока грудь, и снова наступала мирная тишина.

Дженива опять легла, однако на этот раз сон не шел к ней. Она заворочалась, устраиваясь поудобнее на подушке. Надо поспать, чтобы завтра иметь свежую голову, ведь ей потребуется вся острота ее ума для встречи с лордом Эшартом.

В отдалении часы пробили три — время гоблинов и злых духов, когда мрачные чудовища проникают в самые безмятежные мысли, а ее мысли были далеко не безмятежными: они метались от путешествия к ребенку, от ребенка к маркизу, а затем, тяжелые, давящие, к ее больной проблеме, к ее жизни теперь, когда отец снова женился.

Она пыталась прогнать их, но гоблины оставались безжалостными.

Если бы была жива ее мать!

Мэри Смит болела всего один день и умерла от неожиданного внутреннего кровотечения, это случилось посреди Атлантического океана, и ее похоронили в море, что стало особенно тяжелым ударом. Дженива была рассудительной по натуре, но боль пронзала ее сердце каждый раз, когда она вспоминала, как завернутое тело матери с плеском погрузилось в воду. Она отдала бы все, только бы иметь могилу, за которой можно было бы ухаживать. Она ждала подходящего момента, чтобы предложить установить камень в память о матери в Танбридж-Уэллз или мемориальную плиту в местной церкви. Это казалось таким простым, но Дженива чувствовала, что это может встретить сопротивление, хотя и не представляла, как ее мачеха сумеет возразить против этого.

Ее мачеха. Эстер Пул, как ее прежде звали, теперь звалась Эстер Смит.

Если бы Дженива невзлюбила Эстер, было бы проще, но она признавала, что та была доброй и приятной женщиной. Капитан Смит не выбрал бы другую. Просто Эстер и Дженива оказались очень разными.

Оставалось загадкой, почему отец выбрал женщину, так непохожую на его вольнолюбивую жизнерадостную Мэри, но, вероятно, этому способствовали сначала отставка, а затем переезд в дом Эстер в Танбридж-Уэллз, находившийся далеко от моря.

Дженива не думала, что переезд окажется таким тяжелым, но спустя три месяца она была готова прогрызть стены и убежать. Дом Эстер являлся весьма заурядным домом, ее семья и друзья — весьма заурядными людьми. Дженива чувствовала, что, если бы не старушки леди Трейс, она бы уже давно сошла с ума.

Все, о чем она могла думать тринадцатого декабря, так это об исключительно простой вещи — о вертепе.

Установка этого итальянского ящика с изображением Рождества была семейной традицией: всю жизнь тринадцатого декабря его доставали в ожидании кануна Рождества Христова, который имел для Дженивы особое значение еще и потому, что был днем ее рождения. Однако она бы не поняла, как это важно для нее, если бы однажды Эстер мягко не отказалась выставить вертеп в своей гостиной.

«Прости меня, Дженива, дорогая, но не находишь ли ты, что в этом есть что-то католическое? И вид у него жалкий? В Рождество в моем доме бывают некоторые известные в Уэльсе люди…»

Жалкий вид? Дженива все еще чувствовала этот укол в сердце, тем более что это была правда: вертеп оставался в ее памяти позолоченным, но краска на деревянных фигурках потускнела, а золото местами облетело. Вышитое белое льняное покрывало, на которое ставили вертеп и которое ее мaть называла «цветами на снегу», пожелтело от времени, и на нем даже появились пятнышки плесени, а часть вышивки протерлась.

Разумеется, Дженива подкрасила фигурки и сделала новое покрывало, но слова Эстер причинили ей боль. Сдерживая слезы, она свернула его, но больше всего ее обидело то, что отец так ничего и не возразил. Он помог ей и даже по-своему извинился, но она поняла, что вертеп принадлежал к тем вещам, которые отец хотел бы оставить в прошлом. Так же он мог относиться и к ней самой. Он по-прежнему любил ее, Дженива в этом не сомневалась, но она была кукушонком в его новом гнезде…

Она очнулась от беспокойного сна и села.

Цветы на снегу! Она забыла новое покрывало в гостиной!

Перед тем как втащить Талию в спальню, Дженива бросила все, что несла в руках, на стол, рядом с умывальным тазом. Что, если покрывало уже испачкали? Она должна пойти и забрать его.

Была еще ночь, однако, когда Дженива выглянула из-за полога, она увидела, что камин уже разожгли: огонь лишь подбирался к поленьям, а значит, кто-то совсем недавно пробрался сюда и растопил камин. Может быть, именно это и разбудило ее…

Дженива сунула ноги в комнатные туфли и вытащила шерстяной халат из-под пухового одеяла, куда положила его, чтобы он согрелся. Завернувшись в халат, она достала часы и поднесла к камину, где было светлее. Десять минут девятого! Последние пару дней они вставали на час раньше. Должно быть, кто-то распорядился о более позднем времени отъезда. Дженива с удовольствием обвинила бы в этом лень маркиза, но изменение показалось ей вполне разумным — в короткие зимние дни у них оставалось меньше восьми часов светлого времени на дорогу, поэтому приходилось вставать рано, однако сегодня путь обещал быть коротким, и они могли позволить себе еще немного полежать в постели.

Просунув голову за оконные занавески, Дженива проскребла дырочку в инее, намерзшем на окне. В слабом свете зари белела земля. Слава Богу, это не снег, а иней, но крепкий мороз обещал еще один тяжелый день.

Дженива повернулась и взглянула на дверь, ведущую в соседнюю комнату. Если она встала, то наверняка и маркиз тоже встал. Ничего страшного, если она посмотрит: вдруг он все еще спит?

Подобравшись ближе к двери, Дженива прислушалась и тихонько приоткрыла ее. При свете разожженного камина она увидела на тюфяке неподвижную фигуру, от холода с головой закутанную в одеяла. Сверху для тепла маркиз набросил свой плащ с волчьим мехом.

Будучи справедливым человеком, Дженива вынуждена была признать, что он спокойно воспринял свое положение и маркиза Эшарта нельзя назвать избалованным претенциозным типом.

Она осторожно вошла в комнату. Огонь в камине горел достаточно ярко, и девушка разглядела свои пяльцы с вышиванием, по-прежнему лежавшие на столе рядом с тазиком и кувшином с водой. С ними ничего не случилось, но все-таки лучше, если она их возьмет.

Она сделала несколько шагов, взяла пяльцы, затем снова посмотрела на маркиза. Плащ лежал мехом наружу, и, видимо, поэтому в свете камина черты лица маркиза казались такими мужественными. Темные ресницы казались на нем слишком изящными, словно нанесенные умелой китайской щеточкой, волосы были распущены, и одна длинная прядь лежала на щеке, совсем близко от слегка приоткрытых губ. Ее рука потянулась как бы для того, чтобы убрать ее, но Дженива не подошла ближе, поскольку ощутила, как в глубине ее тела шевельнулось греховное желание.

Она сохранила как добродетель, так и невинность, но ее тело познало страсть. Она была помолвлена, собиралась замуж и позволяла Уолсингему некоторые вольности.

Тем летом они находились в Средиземном море. Знойные дни и темные душные ночи — сочетание, губительное для соблюдения приличий, вероятно, потому, что сама природа заставляла сводить одежду до минимума.

Но этого мужчину скрывала куча одеял, и ей были видны лишь его волосы и тонкий овал лица. Как они могли так сильно возбуждать ее?

Она все еще смотрела на него, когда его ресницы затрепетали и тут же в его руке оказался пистолет, направленный на нее.

Дженива отступила назад и, зацепившись за что-то туфлей, со стуком села на пол, какое-то мгновение они смотрели друг на друга.

Наконец маркиз потряс головой и, опустив пистолет, щелкнул предохранителем.

Неужели она была на волосок от смерти?

Когда он смахнул спутанные волосы с лица, искрами сверкнули изумруд в его кольце и золото серьги.

— Простите, если я напугал вас, мисс Смит. Вам что-то нужно?

Его ночная рубашка распахнулась на груди. Разумеется, Дженива, как и любая женщина, находившаяся какое-то время на борту корабля, видела обнаженные торсы мужчин и, хотя в большинстве случаев это не были торсы героев, она умела отличить прекрасно сложенное тело.

Дженива облизнула губы.

— Нет, милорд, ничего. То есть ничего, кроме моего рукоделия. — Она помахала покрывалом, словно пытаясь оправдаться.

— Не слишком ли сейчас темно для такой работы?

Возможно, в том что Дженива так растерялась, был виноват плащ, восхитительный мужской торс поднялся из огненно-золотистого меха, как морской бог из пены. А вот она…

Она определенно сошла с ума! Ей хотелось зарыдать от того, что на ней простая, скромная ночная рубашка, а волосы заплетены в прозаическую косу. Что он теперь о ней подумает?

Неловко встав на ноги, Дженива чуть не упала снова, запутавшись в полах своего халата. Пытаясь удержаться, она схватилась за спинку стула.

— Что это?

— Что? — Ошеломленная, она проследила за его взглядом и, увидев в своей руке пяльцы и кусок ткани, ухватилась за простой ответ, как будто он мог все объяснить: — Это мое рукоделие.

— Да, но что это? Вчера я любовался им, но это не носовой платок — золотые нити могут расцарапать нос до крови… — Маркиз сел, опершись рукой на поднятое колено, как будто в разговоре в спальне с полуодетой леди для него не было ничего странного. Впрочем, чего, собственно, она ожидала от распутника?

— Я вышиваю покрывало под вертеп, милорд. Вертеп — это изображение Рождества, золото — солома.

Он потянулся и протер глаза.

— Ах да, я действительно видел такое в Италии… Может быть, там они уже встречались? Жаркое солнце Средиземного моря, знойные ночи…

Огонь отразился в его серые, и она подмигнула Джениве, словно насмехалась и звала ее куда-то.




Глава 9


Хмурясь, Эшарт с озадаченным видом смотрел на нее. Еще бы! Почти незнакомая женщина вломилась к нему в комнату и теперь стоит перед ним как статуя!

— Между вами и Молли Керью есть какая-то связь?

— Что? — Этот удар оказался не слабее того, который она получила, падая. Так он все еще считает ее подлой интриганкой? — Никакой, за исключением вашего ребенка, милорд.

— Он не мой, и я вам об этом уже говорил, — раздраженно буркнул маркиз. — Вы, разумеется, не знали о ее существовании до вчерашнего дня?

Гнев наконец привел в порядок ее мозги.

— Вы все о том же, милорд? Если вы негодяй, то это еще не значит, что и я должна быть такой же!

— Я не негодяй!

— Вы хотите отослать этого невинного младенца в приют? — прошипела она, махнув своим вышиванием в сторону соседней комнаты, но не забывая понизить голос.

— Я думал, мы договорились. Если бы я мог поверить, что вы с Молли…

— Если бы?

— Хорошо! Я вам верю. — Ему тоже с трудом удавалось понизить голос. — В таком случае она — враг, а мы — союзники.

Джениве хотелось возразить, но ведь дело касалось ребенка… Может быть, он и прав.

— Вероятно, да, милорд.

— Перестаньте как попугай повторять «милорд», я уверен, это слово каждый раз застревает у вас в горле. Почему, мисс Смит, вы меня так не любите?

— Вы оскорбили меня, сэр!

— А, это!

Дженива попыталась найти глазами ночной горшок, но безуспешно, иначе она опрокинула бы его на его проклятую голову!

— Это был способ, мисс Смит. Как говорится: «В любви и на войне все способы хороши». Тогда мы были в состоянии войны. Теперь…

— …в состоянии любви? — любезно подсказала она и тут же по изменившемуся выражению его глаз поняла, что поступила крайне неразумно.

— Какая восхитительная мысль! — Он протянул руку: — Идите ко мне. Ближе, ближе…

Она посмотрела ему в глаза:

— Милорд, уж лучше я повешусь.

Он поднял брови, и его губы насмешливо скривились. Будь он проклят!

— В самом деле?

И тут здравый смысл восторжествовал.

— Ну хорошо, нет. Но клянусь, вы пострадали бы от этого не меньше меня.

— Так вы девственница?

Дженива почувствовала, как на ее лице вспыхнул румянец.

— Это не имеет никакого отношения к вам.

— Напротив, я должен быть уверен, что пребывание в моей постели не причинит вам страданий. Но даже если вы не склонны к развлечениям, давайте останемся просто союзниками. Вы должны мне помочь убедить Талию не брать ребенка в Родгар-Эбби.

— Должна? — переспросила она, подражая тону, которым он говорил накануне.

Маркиз широко улыбнулся:

— Туше. Моя дорогая мисс Смит, я покорно прошу вас помочь мне убедить Талию не брать ребенка в Родгар-Эбби.


Все книги писателя Беверли Джо. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий