Библиотека книг txt » Беверли Джо » Читать книгу Зимнее пламя
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Беверли Джо. Книга: Зимнее пламя. Страница 15
Все книги писателя Беверли Джо. Скачать книгу можно по ссылке s


— Вам холодно, — с заметным удивлением произнес он. Бесспорно, человек, который по доброй воле весь день ехал верхом, не мог ощущать холода так же, как остальные люди.

Отпустив ее, маркиз взял ее руки в свои удивительно теплые ладони и принялся нежно растирать их, при этом она с трудом подавила стон наслаждения.

— Послушайте, Дженива, — тихо проговорил Эшарт, — я предлагаю всего лишь игру, и не более того. Рождество — время игр, и это поможет нам разыграть наши роли.

— Ваши игры больше похожи на испытания. — От его теплых прикосновений она просто таяла и только удивлялась тому, что до сих пор не стекла на пол, как растаявший снег.

— Это легкое испытание. — Он поднял ее руки и по очереди подул на ладони. — Чтобы избежать штрафа, вам надо лишь перестать мне приказывать. Вы можете приказывать только в одном случае — когда захотите поцелуя.

Уверенность в его взгляде должна была бы придать Джениве силы для сопротивления, но вместо этого ей еще больше захотелось поиграть в эту игру.

— А что, если я потребую штраф за то, что вы поцелуете меня?

— Как-то однообразно, но почему бы и нет? Чем я буду платить? Новыми поцелуями? Что ж, давайте двигаться по кругу удовольствий. Нет, по спирали, как в водовороте…

Испугавшись этого сравнения, Дженива поспешно вырвалась.

— Лучше гинеями.

Маркиз подозрительно взглянул на нее, и все его добродушие вмиг исчезло.

— Не думал, что вы так меркантильны.

Она отступила и холодно посмотрела на него.

— Не вижу причины, почему бы мне не быть такой, тем более что эти гинеи не для меня, а для ребенка.

Заметив, какое раздражение вызвали ее слова, она задрожала, и дрожь, пробежавшая по ее коже, была на этот раз вызвана далеко не удовольствием.

Дженива гордо подняла голову:

— Может быть, я не могу заставить вас признать свою ответственность и позаботиться о Чарли, милорд, но я могу заставить вас обеспечить его деньгами и сделаю это, как только мне представится возможность.

Маркиз внезапно рассмеялся:

— Годится, моя прекрасная амазонка. Гинея за поцелуй. Интересно, сколько потребуется гиней, чтобы содержать ребенка всю его жизнь? Сотня? Тысяча? — Его голос перешел в соблазняющий шепот. — И сколько дней?

У нее пересохло в горле. Ничего удивительного, что он смеется.

— Так мы пришли к соглашению, мисс Смит? Поцелуи, всего лишь поцелуи, подумала Дженива. Она уже не могла отступить и не отступит. Все будет в ее власти.

— Да, милорд. — Она с трудом сумела сглотнуть. Он снова взял ее за руку и притянул к себе.

— Так откроем наш счет!

Каждая клеточка мозга предупреждала Джениву об опасности, но воля ее слабела, и она погружалась в водоворот, где его губы в последний раз что-то прошептали и прижались к ее губам. Она жаждала этого еще с того утреннего поцелуя, и желание все росло во время их горячего спора.

Его опытные, умелые руки блуждали по ее телу, и она делала то же самое. Ее рука скользнула под его камзол, и Дженива с восторгом ощутила жар и твердые линии его груди, бедер и спины. Другой рукой она обхватила его голову, притягивая ее к себе, как будто он мог попытаться освободиться от нее, прежде чем она насладится им.

Много, слишком много времени прошлое тех пор, когда она так целовала мужчину…

Его губы были горячи и искусны, их вкус она помнила с того давнего утра, и уже тогда он казался ей восхитительным. Его губы пробуждали в ней ощущения, которых она не могла и вообразить. Ее тело требовало его, прижимаясь, терлось о его тело, как бы ожидая, что одежда растает, исчезнет и они наконец почувствуют горячую кожу друг друга…

Эшарт первым прервал поцелуй и отступил от нее.

Спасая свою гордость, Дженива заставила себя не дотрагиваться до него, хотя он выглядел таким же возбужденным, как и она. Его глаза потемнели, и он тяжело дышал. Расстегнутый камзол, смятый шейный платок и растрепанные волосы, насколько понимала Дженива, были делом ее рук.

Ей пора что-то сказать, что-то такое, что скрыло бы ее чувства…

— Я думаю, это стоило больше гинеи, милорд.

— Какова же тогда стоимость одной ночи?

Придя в себя от потрясения, она ударила его по щеке и вскочила на ноги, пытаясь убежать, но он удержал ее.

— Простите, это вырвалось у меня нечаянно. — Он рассмеялся. — Я вовсе не хотел вас оскорбить. Боже, кажется, я и сам не знаю, что говорю.

Она оттолкнула его и, насколько это было возможно, взяла себя в руки.

— Я принимаю ваше извинение, милорд. Думаю, мы оба немного увлеклись.

— Немного, да…

Дженива постаралась скрыть, как сильно она возбуждена. Если бы маркиз понял это, он бы не отпустил ее, и она утонула бы в пламени страсти. Впрочем, разве можно утонуть в пламени?

— Такое не должно повториться, — решительно сказала она с подчеркнутой гордостью.

— Но все равно повторится, — тихо возразил он.

Она вытянула руку, отгораживаясь от него, но он не пошевельнулся.

— Мы обязаны вести себя как влюбленные еще день или два, Дженива.

— Но не так!

— Нет, увы. Не так.

Она приготовилась к новому нападению и опасалась, что не устоит, но маркиз повернулся и что-то подобрал со скамеечки в оконной нише. Это были шпильки и гребни из ее прически.

Подняв руку, Дженива обнаружила, что ее волосы в ужасном беспорядке, они были тяжелыми, густыми и сбились в спутанную массу.

Дрожащими руками она собрала их в тугой узел и взяла протянутую шпильку, чтобы закрепить его. Затем другую и еще одну, постепенно превращаясь в Джениву Смит, рассудительную женщину. Гребни были лишь украшением, и она воткнула их последними. От искусной прически, сделанной Реджиной, ничего не осталось, но по крайней мере теперь ее волосы были уложены почти так же, как она обычно причесывала их.

Маркиз стоял спиной к окну, наблюдая за ней, а его лицо оставалось в тени. Слышал ли он, как бьется ее сердце? Чувствовал ли аромат ее духов так же, как она ощущала легкий пряный запах, исходивший от него?

Она постаралась сдержать его словами:

— Не забудьте, милорд, если вы соблазните меня, я не расторгну нашу помолвку.

Он кивнул:

— Тогда будьте сильнее за нас обоих, Дженива Смит, мы кружимся слишком близко от огня…

Эшарт подобрал ее шаль, намереваясь завернуть в нее Джениву, но она выхватила шаль и попятилась.

— Не провожайте меня, милорд!

Он остался стоять на прежнем месте, освещенный лунным светом, олицетворяя собой холодную, невозмутимую притягательную элегантность.

— Я надеюсь, вы знаете дорогу обратно.

— Обратно куда?

— Интересный вопрос. Ибо мы уже не там, где были, когда вы вошли в эту комнату, не так ли?

От этих слов у Дженивы перехватило дыхание, однако она постаралась успокоить его, повернулась и вышла из галереи.

Эш рассеянно смотрел на место, где только что стояла Дженива Смит, его тело пылало от желания, опасного, безумного, плотского.

Эта женщина была великолепна, но она пугала его. Казалось, она не приемлет никаких границ, а он не хотел, чтобы Дженива пострадала от того, что могло произойти здесь. Он жаждал ее, но это привело бы к губительному браку. Не такая жена была ему нужна. Он вспомнил свои грубые, ужасные слова и тяжело вздохнул. Когда еще он произносил такую нелепость?

Вероятно, никогда.

Но почему? Почему эти слова сорвались с его губ?

Потому что таковы были его мысли. Они бунтовали в его голове, в его крови, в возбужденной плоти. Черт! Дженива воспламеняла его, как искра воспламеняет трут.

Он сжал руками виски. Достаточно одного раза. Ни одна женщина не разрушит его жизнь своими пышными формами и греховными проницательными глазами.

Коснувшись пальцами волос, Эшарт только теперь обнаружил, какой беспорядок внесла Дженива в его одежду. Он потянул за конец полуразвязанную ленту и вздрогнул от пришедшей в голову мысли. Если мисс Смит проникла в дом тетушек именно с таким намерением, то Родгар правильно выбрал оружие.

Сделав несколько шагов, маркиз остановился перед портретом своего кузена.

— Мой враг, как всегда, — чуть слышно произнес он. — Не ты ли скрываешься за спиной Молли? Не твое ли оружие эта Дженива Смит? Но на этот раз тебе не победить, даже с помощью сирены.

Сирены, которая не пела, а спорила.

Беспощадность — вот хорошее слово. В древности так мог звучать боевой клич, который сметал все правила войны и звал к насилию, убийству и разрушению. «Будем беспощадны и выпустим на волю псов войны».

Псы. Гончая персидской породы, ее учили не гнаться за добычей, ее учили убивать.

Каждое слово, которым они обменивались с Родгаром, имело особый смысл.

«Тебе не следовало позволять ей оседлать себя и управлять тобою».

Эш выругался, глядя на портрет, и покинул комнату.

Дженива тихо вошла в спальню. От горевших свечей и камина в комнате царила уютная атмосфера, полог пустой кровати был раздвинут. На мгновение напряженные нервы вызвали в ее воображении картину убийства или похищения, однако она тут же догадалась, что произошло. Талия немного отдохнула, затем поняла, что, возможно, гости все еще играют в вист, и этого для нее оказалось достаточно.

Реджина помогла Джениве освободиться от платья, обручей и корсета, после чего Дженива сказала, что дальше справится сама, так как не привыкла к услугам горничной.

Она вымылась, надела ночную рубашку, которая висела у камина и заметно нагрелась. Постель тоже казалась уютной и теплой, из-под одеял торчали ручки двух нагретых сковородок. Она отодвинула одну на сторону Талии, плотно задернула тяжелый полог и приготовилась к блаженству.

Однако тепло не помогало остудить неприятный жар ее тела. Или… Такой ли уж он неприятный? И как вообще могло случиться, что она так себя чувствует, — ведь они с маркизом во всем были разными.

С таким же успехом она могла бы поспорить, что камень может гореть. Она когда-то видела, как течет лава — горячая, расплавленная, как и та страсть, которая вспыхнула между ней и незнакомцем у залитого лунным светом окна.




Глава 20


Сон долго не шел, и на следующее утро Дженива проснулась позднее, чем обычно. Когда она встала с постели, огонь уже разгорелся в камине, и в комнате было тепло. Позолоченные часы показывали почти девять, но Талия все еще спала, тихо присвистывая при каждом вздохе; ее кружевной чепчик съехал набок и закрывал ей один глаз.

Улыбнувшись, Дженива тихо задернула полог и добавила в огонь еще несколько поленьев, а потом осторожно расставила фигурки в вертепе. Наступил канун Рождества — одновременно и ее день рождения, и начало любимого праздника. Она не позволит другим событиям отнять у нее все это. Наконец-то она увидит настоящее английское Рождество.

На кораблях или в портах разных стран англичане пытались воссоздать Рождество, но это у них никогда не получалось — в жарком климате не находилось подходящей пищи, а засыпанные снегом Канада или Балтика казались чужими.

По дороге сюда она поняла еще кое-что. Для английского Рождества нужен не только холод, но также подходящая обстановка и ранние сумерки.

Дженива подошла к окну и сквозь морозный узор увидела картину, соответствующую празднику: покрытая инеем трава парка вдали переходила в темные поля, испещренные белыми полосами; искривленные голые ветви деревьев четко выделялись на фоне серого неба. В таком оформлении обильная еда и вечнозеленые ветви будут как нельзя к месту, как и рождественские веселые песни, а рождественское полено станет обещанием возвращения длинных солнечных дней.

Контрасты и потребности. Зимняя темнота заставляет ценить огонь. Голод превращает сухую корку в pandolce, рождественский хлебец.

Pandolcetta mia…

У Дженивы заурчало в животе, и она засмеялась, радуясь, что ее похотливое тело все еще подвластно праведному голоду.

Теперь одежда. Если здесь следуют рождественским традициям, то сегодня собирают зеленые ветки для украшения дома. Значит, одежда должна быть теплой.

Дженива постучала в дверь гардеробной, затем открыла ее, но Реджины там не оказалось. Она и сама сумела бы надеть одно из своих очень простых платьев, что и сделала.

Выбрав простое закрытое платье из шерсти бежевого цвета, Дженива достала теплые шерстяные чулки и надела еще одну фланелевую нижнюю юбку, потом собрала волосы в простой узел, стараясь не думать о прошлой ночи, когда Эшарт держал в своей прекрасной руке ее шпильки. Прикосновение этой руки…

Проклятие! Пропади пропадом этот человек!

Она закрепила узел, затем сверху приколола маленький чепчик, так сильно воткнув булавку, что уколола палец. Глаза ее налились слезами, но не от боли, к тому же снова дал о себе знать желудок. Слабость была, очевидно, вызвана голодом, но как получить завтрак в этом доме?

Дженива посмотрела на сонетку, к сожалению, пользоваться этим современным устройством она не умела. Кроме того, если она попросит принести завтрак, то разбудит Талию. Ей не хотелось рисковать в этом чужом доме, но где-то должна же быть еда!

Она завернулась в шаль и вышла из комнаты. Если ей не удастся найти завтрак, то она по крайней мере отыщет кухню по запаху. Она не чуждалась слуг, к тому же ей будет довольно хлеба и сыра.

Повернув налево, Дженива, к счастью, вспомнила дорогу и скоро очутилась у парадной лестницы. В доме стояла тишина, но ей показалось, что она чувствует запах пищи и слышит слабые звуки голосов и звон посуды.

Она спустилась по лестнице, борясь с ощущением своей бесцеремонности и морщась каждый раз, когда ее юбки задевали за балюстраду, вызывая звон крошечных колокольчиков. Теперь она напоминала себе кота, которому нацепили колокольчик, чтобы негодник не нападал на птиц, заставая их врасплох.

Внизу Дженива осмотрелась и увидела стоявшего у дверей напудренного ливрейного лакея, который поклонился ей.

— Завтрак подают здесь, мистрис!

Направляясь к нему, Дженива заметила, что на нем перчатки и толстый стеганый жилет. Лорд Родгар был заботливым хозяином.

Лакей распахнул дверь как раз вовремя, чтобы она успела войти, а теплый воздух не успел выйти. За скромно накрытым столом сидел всего один человек с чашкой в руке и читал журнал.


Все книги писателя Беверли Джо. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий