Библиотека книг txt » Айснер Майкл Александр » Читать книгу Крестоносец
   
   
Алфавитный указатель
   
Навигация по сайту
» Главная
» Контакты
» Правообладателям



   
Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?

fb2
txt
другой

   
   
Реклама

   
   
О сайте
На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.
   
   
Айснер Майкл Александр. Книга: Крестоносец. Страница 22
Все книги писателя Айснер Майкл Александр. Скачать книгу можно по ссылке s

Дон Фернандо осматривал грузинских девушек. Незаконнорожденному сыну короля Хайме было тридцать четыре года, у него были темные, коротко остриженные волосы и остроконечная козлиная бородка. Роста он был среднего, телосложения крепкого, и его всегда можно было узнать издалека по пурпурной накидке, которую он носил не снимая. В его близко посаженных, черных как смоль глазах читалось вечное беспокойство, словно он вечно чтото прикидывал. Возможно, размышлял, кого ему придется убить, чтобы попасть на трон, или, наоборот, чтобы остаться в живых.
Когда дядюшка Рамон представил ему нас с Андре на корабле в самом начале путешествия, дон Фернандо вспомнил мое имя. На Андре он не обратил внимания.
— А, так это юный Монкада, — сказал он, вглядываясь в мое лицо. — Я слышал о безвременной кончине твоего брата. Значит, теперь ты наследник поместья Монкада. Последний становится первым. Таковы слова Спасителя нашего.
На рынке рабов беспокойный взгляд дона Фернандо уступил место более задумчивому и серьезному. Дон изучал группу грузинских девушек, осматривая их зубы, глаза, осанку. Одна из них привлекла его внимание — стройное создание лет тринадцати, а может, и меньше. Дон Фернандо нежно дотронулся до ее щеки и улыбнулся отеческой улыбкой. Затем обратился к одному из венецианских помощников, попросив приспустить с девушки платье. Платье опустили до пояса, чуть приоткрыв шелковистый бугорок внизу. Человек, стоявший за спиной рабыни, знаками спросил дона Фернандо, не снять ли платье полностью. Тот задумчиво покачал головой, взял в руку левую грудь девушки и сжал ее, словно проверял на свежесть апельсин на рынке Барселоны. Девушка стояла совершенно неподвижно, безучастно, как статуя Девы Марии в поместье Корреа. Дон Фернандо почесал подстриженную бороду и вернулся на свое место в галерее, где его окружали восемь офицеров и четыре куртизанки.
Торги начались, когда на середину помоста вывели одного из африканцев. Генуэзский торговец, хорошо одетый, в плотно облегающих штанах и длинном красном плаще, первым предложил цену. Он поднял вверх три пальца и сказал:
— Оро — три золотых монеты.
После этого из толпы понеслись крики, непонятные иноземные слова, вздымались вверх все новые руки. Рабовладелец восседал на массивном деревянном стуле на краю помоста, словно епископ на троне, и бесстрастно и рассудительно следил за ростом цен, пальцем указывая на тех, кто предлагал самую высокую, будто благословляя одного из своих подданных. Арабы в галерее начали толкаться. Торг достиг апогея, и я даже зажал руками уши, чтобы не слышать сумасшедших криков. Затем все смолкло. Товар был продан первому покупателю — нарядному генуэзцу — за девять динар. На африканца вновь надели цепи и повели с помоста к его новому хозяину.
Следующей была одна из грузинских девушек — та, которую так внимательно изучал дон Фернандо. Ее вывели на середину, снова опустили платье до пояса, затем опять надели. Девушка стояла не шевелясь. Ее взгляд был устремлен в море, словно она надеялась уловить там образ отца или матери или найти спасение. Увидев этот тоскующий взгляд, многие на галерее задумчиво притихли, отдавая дань этой бледной мадонне и своей собственной родине, настоящей и воображаемой. Я вспомнил об Изабель и сжал в кулаке под одеждой платок, на котором остались следы ее слез. На мгновение все были поглощены чарами девушки, но вскоре тишина взорвалась дикими криками из галереи. Цена за юную особу быстро росла, покупатели бросали на нее голодные, первобытные, дикие взгляды. Дон Фернандо, казалось, не обращал внимания на торги, вертя свою пурпурную накидку и смеясь с приближенными над какойто шуткой. Торг уже подходил к концу, когда дон Фернандо наконец обратил внимание на помост и тоже сделал предложение. Он сказал, что меняет двух куртизанок «прямо из королевского двора Барселоны» на пять грузинских девушек.
— Даю слово, — сказал он, — что эти двое — девственницы. Клянусь короной Арагона.
Рабовладелец решил, что ослышался, и попросил помощника перевести ему предложение дона Фернандо. Когда он услышал то же самое на родном языке, он озадаченно взглянул на дона Фернандо и спросил:
— Разве женщины, которых вы предлагаете, не христианской веры, сеньор?
И дон Фернандо ответил:
— Как и Мария Магдалина.
Тогда работорговец поднялся со стула и принялся мерить шагами помост, прищуриваясь, почесывая затылок, словно царь Соломон, решающий судьбу новорожденного, изза которого спорили две женщины. Он потер руки, подозвал одного из своих помощников и оживленным шепотом посовещался с ним. Затем спустился с помоста, чтобы поближе рассмотреть двух предложенных девушек, которые смеялись в своей компании и не обращали никакого внимания на совершавшуюся сделку.
— Си.
Одно слово работорговца, кивок головы дона Фернандо — и сделка была заключена. Венецианец чтото крикнул своим помощникам, и пять грузинских девушек в цепях отвели к свите дона Фернандо.
Две проданные куртизанки оставались на месте и явно не собирались покидать королевскую свиту. Трое венецианских моряков спустились с помоста и встали рядом с приближенными дона Фернандо, ожидая сигнала. Мы с Андре снедаемые любопытством, протиснулись сквозь плотную толпу поближе.
Дон Фернандо обратился к двум девушкам:
— Мои элегантные нимфы, у меня для вас печальные новости. Отныне вы принадлежите Венеции.
Он отвернулся от них и заговорил с одним из приближенных, а когда повернулся, был очень удивлен, увидев, что девушки все еще тут.
Видя, что они не двигаются с места, дон Фернандо заговорил более суровым тоном:
— Послушайте, красавицы. Я устал от вашего общества. Возможно, вам удастся испробовать ваши чары на других хозяевах. А теперь оставьте меня.
Женщины нервно рассмеялись, видимо надеясь, что дон Фернандо разыгрывает странную, но все же безобидную комедию. Но когда к ним приблизились венецианцы, куртизанки осознали всю серьезность своего положения.
— Но, дон Фернандо, — воскликнула одна из них, слегка запинаясь, — мы — ваши куртизанки, королевские куртизанки.
Он задумчиво посмотрел на нее.
— Нет, — ответил он, — вы были королевскими куртизанками. Отныне вы являетесь собственностью этих господ. Советую вам извлечь пользу из своего нового положения. Вы все равно были шлюхами, не забывайте об этом. И помните, что нужно хранить веру, хотя жизненные обстоятельства могут и перемениться. Не так ли, юный Монкада?
Дон Фернандо взглянул на меня, улыбаясь почти с состраданием, хотя края его губ были насмешливо опущены, а глаза выражали вечно пожиравшую его тоску, ненасытные амбиции и невыразимую ярость. Лишь мгновение я смог выдержать этот испепеляющий взгляд, потом мне пришлось отвести глаза.
Женщины упали на колени к ногам своего хозяина, и дон Фернандо взглянул на них с легким разочарованием, явно недовольный происходящим. Потом он дал знак венецианцам войти в круг его свиты и увести девушек.
Те отказывались уходить. Одна из них истерично визжала. Другая обращалась с мольбой к одному из венецианцев, который абсолютно безучастно смотрел на нее. Она подробно рассказывала о своем происхождении, утверждая, что является троюродной сестрой епископа Барселоны, словно это могло помочь ей избежать столь недостойной участи. В конце концов венецианцы подняли обеих женщин, перекинули через плечи и понесли на помост.
Эту драматическую сцену сопровождали тихие смешки королевской свиты. Больше всех смеялись оставшиеся куртизанки, возможно от облегчения, что хозяин не выбрал их. Дон Фернандо оправлял одежду, помявшуюся после разговора с девицами. Он в отличие от своего окружения был молчалив, выражение его лица изменилось, вновь стало оценивающим, тревожным, словно он обдумывал жизненно важные государственные вопросы или размышлял над правами наследования. Когда один из венецианцев принес ему документ о совершении сделки, дон Фернандо подписал его с таким видом, словно то был договор между Арагоном и Наваррой. Покончив с этим, он удалился вместе со своей свитой и новой рабыней.
У меня возникло внезапное нелепое желание выкупить двух бедняжек и отослать их домой в Арагон. Нелепое, потому что мы с Андре оставили почти все наши деньги в ордене госпитальеров. Мы принялись шарить по карманам, но наскребли только четыре серебряные монеты. Несмотря на скудные средства, я спросил рабовладельца, сколько он хочет за «каталанских девственниц». Тот проницательно, подозрительно посмотрел на нас, словно мы вмешивались в то, к чему не имели никакого отношения. После краткого созерцания он решил вообще оставить мой вопрос без внимания. За несколько минут обе девушки были перепроданы одному торговцу за шестьдесят три золотые монеты. Тут же начались новые торги. Я повернулся к морю, сжав кулаки, чувствуя, как прохладный западный бриз освежает мое потное тело.


* * *

На следующей неделе дядюшка Рамон собрал всех рыцарей Калатравы во дворе резиденции госпитальеров. Рамон стоял в углу внутреннего двора под окнами трапезной, слева и справа от него застыли телохранители — Бернард и Роберто. Из открытых окон доносился запах давленых оливок.
— Братья, — обратился он к нам, — вскоре мы пойдем в бой. Дону Фернандо не терпится покинуть это гнездо разврата. Он посоветовался с заместителем великого магистра госпитальеров, бароном Верньером, и убедил его напасть на неверных. В конце концов, неужели мы проехали полмира только для того, чтобы попробовать местных шлюх?
Я невольно рассмеялся. Дон Фернандо, сгорающий от желания проучить неверных, меч Христа, защитник христианства. До чего забавно.
— Ты хочешь чтото добавить, Франциско? — спросил Рамон.
— Нет, дядюшка, — ответил я. — Пожалуйста, простите.
— Барон Берньер и дон Фернандо, — продолжал Рамон, — решили напасть на Бейбарса в наиболее уязвимом месте — в замке Торон, в тридцати милях от Акры. Мусульмане захватили эту крепость три года назад. Сегодня ее охраняет лишь небольшой гарнизон. Завоевание замка станет великой победой ради Спасителя, позволит нашим войскам развернуть широкомасштабные действия по защите королевства и отогнать неверных еще дальше на восток. Дон Фернандо и его войско — двести рыцарей и более тысячи пехотинцев — выступят на Торон завтра же. Мы с бароном Верньером и его четырьмя сотнями рыцарей отправимся туда днем позже. Совместными силами мы осадим замок. Мы не будем морить голодом жителей замка до тех пор, пока они не сдадутся. От нашего шпиона, христианского араба, живущего в этой крепости, нам известно, что запасов продовольствия в замке хватит на несколько месяцев. Барон надеется, что, когда мы зажмем крепость в железные тиски, это убедит попавших в ловушку тамошних жителей и воинов в неминуемом падении замка, и тогда командиры гарнизона согласятся сдать крепость без кровопролития. Барон готов обещать всем жителям свободу при условии, что они уйдут. Как предводитель наиболее крупного войска, барон возглавит наши силы. Он попросил рыцарей Калатравы присоединиться к этой экспедиции — готовьтесь, друзья мои. Мы выступаем на Торон через два дня.
На том и порешили.
Мне не терпелось вступить в бой, ощутить вкус и запах войны, чтобы освободить душу Серхио и сбросить наконец со своих плеч этот груз.

Глава 9

КРОВАВОЕ ПОЛЕ

Конные воины добрались до Торона за один день. Мы ехали на лошадях, предоставленных братьями госпитальерами, а оруженосцы дона Фернандо несли наше снаряжение.
Госпитальеры и войско дона Фернандо осадили замок — окружили со всех сторон, чтобы никто не мог ни войти, ни выйти. Рыцари Калатравы поставили свои палатки в миле от лагерей остальных христиан. Мы расположились на краю леса так, чтобы нас не было видно из крепости. Дядюшка Рамон предложил услуги для постройки осадной башни — наш великий магистр, по всей видимости, обладал навыками во всех областях военного искусства, включая инженерию.
На протяжении двух недель Рамон руководил инженерами госпитальеров и их артелями, куда входило около пятисот человек, проектировавших и строивших башню.
Они привезли из Акры пятьдесят железных брусов и четыре угловых балки из толстого дерева длиной более сотни футов, чтобы добраться до высочайшей башни замка. О высоте башен Торона госпитальеры узнали от христианских рыцарей, осаждавших замок тремя годами раньше.
На ровном поле госпитальеры разложили свои строительные материалы. В первый день под руководством Рамона инженеры скрепили железные и деревянные части, соорудив квадратный остов: веревки, обвязанные вокруг четырех его углов, удерживали балки вместе. Инженеры натянули веревки с одного конца, так что деревянные балки напряглись и слегка наклонились друг к другу. Раскинувшийся рядом с лесом каркас башни напоминал скелет гигантского животного с железными ребрами, а веревки походили на свисающие клочья плоти.
Госпитальеры раздали всем топоры. И вот мы, рыцари Калатравы, занялись рубкой деревьев в далеком лесу Сирии. Мы работали по двое, подрубая ствол с двух сторон; расчистив одну рощу, переходили к следующей. От тяжелой работы у меня ныли спина и плечи.
Срубленные деревья госпитальеры переносили на строительную площадку, где инженеры разрубали дерево, распиливали и наконец превращали бревна в крепкие балки. Скрежет пил сливался с кашлем рабочих, вдыхавших сухую древесную пыль.
Другие рабочие относили готовые балки к каркасу башни, словно доставляли корм мертвому зверю. В лагере Рамон совещался с главным инженером госпитальеров, изучая чертежи, проверяя работу, выкрикивая распоряжения. Изза постоянного глухого стука молотков расслышать Рамона было не просто. Гвозди, зажатые в зубах инженеров, быстро исчезали в теле деревянного чудища; с каждым днем досок обшивки становилось все больше, и постепенно они скрывали пустое чрево башни. Животное медленно оживало.
На соседнем поле инженеры расставили длинные цистерны с уксусом — в нем вымачивали шкуры животных, привезенные из Акры. Когда удары молотков стихли и остов был полностью обшит досками, госпитальеры принесли к башне шкуры. Они приколотили их к гладкому дереву, и вскоре вся конструкция покрылась мехом. Рамон говорил, что такой наряд предотвратит или по крайней мере замедлит распространение огня в том случае, если в башню попадут горящие стрелы.


Все книги писателя Айснер Майкл Александр. Скачать книгу можно по ссылке
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.




   
   
Поиск по сайту
   
   
Панель управления
   
   
Реклама

   
   
Теги жанров
   
   
Популярные книги
» Книга Подняться на башню. Автора Андронова Лора
» Книга Фелидианин. Автора Андронова Лора
» Книга Сумерки 1. Автора Майер Стефани
» Книга Мушкетер. Автора Яшенин Дмитрий
» Книга Лунная бухта 1(живущий в ночи). Автора Кунц Дин
» Книга Трое из леса. Автора Никитин Юрий
» Книга Женщина на одну ночь. Автора Джеймс Джулия
» Книга Знакомство по интернету. Автора Шилова Юлия
» Книга Дозор 3(пограничное время). Автора Лукьяненко Сергей
» Книга Ричард длинные руки 01(ричард длинные руки). Автора Орловский Гай Юлий